<<
>>

ИННОВАЦИОННО-МОДЕРНИЗАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ КАК ФОРМА СТРАТЕГИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ РОССИИ (ОТ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРЕДПОСЫЛОК К СОВРЕМЕННОСТИ) В.А. Лось

Модернизация - развитие всех элементов системы любого уровня на основе инноваций, затрагивающих базисные направления человеческой деятельности (экономические, социальные, технологические, экологические, информационные, прогностические и т. п.). И в этом смысле инновационно-модернизационный процесс - форма исторического динамизма мировой цивилизации.

Модернизация (если оценивать ее как синоним эволюции) «стартовала» на Древнем Востоке. Именно «тогдашние» научные и технологические достижения, попав в уникальные античные условия, дали «семена», из которых произросли базисные элементы цивилизации западноевропейского типа.

Еще в раннем Средневековье восточные цивилизации (например, арабская) выказывали свое превосходство перед европейской культурой. Однако уже развивающаяся алхимия, ставшая одним из оснований экспериментального естествознания, продемонстрировала реальные преимущества западноевропейского инновационного динамизма.

Западная цивилизация, опираясь на протестантский «дух капитализма», постепенно выходила на уровень «первого круга» модернизации - переход от средневековой модели развития к динамике Нового времени. При этом в качестве «ядра» модернизации выступают инновации - новшества, затрагивающие не только технологические или экономические, но и политические, социокультурные и др. сферы деятельности социума.

Генезис европейской модернизации связывается с английской промышленной революцией XVII-XVIII вв. Историки (об этом см. подробнее [1]) показали, что в ее основе - инновации системного характера. А именно:

  • трансформации национальной политической структуры (изменение соотношения королевской власти, «старого» и «нового» дворянства);
  • динамизм внутреннего рынка (создание машинного производства, переход от древесного к каменному углю; совершенствование финансово-денежной системы и др.);
  • реальное повышение статуса науки (ее видные представители - Р. Бойль, Дж. Локк, И. Ньютон и др. - участвуют в принятии государственных решений);
  • расширение внешнего рынка (военная, торговая и политическая экспансия английской социально-экономической модели).

В результате Англия становится лидирующей промышленной страной Европы. Парадокс заключается в том, что еще к середине XVI в. Британские острова с технико-экономической точки зрения отставали от других европейских стран.

«Английское чудо» модернизации находит объяснение в активной инновационной политике - адаптация немецких технологий мануфактурных производств и горных работ, французских текстильных и итальянских стекольных производств и др. Лишь в конце XVIII в. реализовался национальный проект парового двигателя (Дж. Уатт), ставшего универсальным инструментом промышленного динамизма.

При этом отчетливо проявлялась специфика тогдашней модернизации. Выделим, по крайней мере, два ее элемента. Во-первых, масштабность мануфактурного производства с использованием значительного количества рабочей силы: обезземеленные крестьяне (жертвы «огораживания») становились «винтиками» в областях крупной горнодобывающей, кораблестроительной, оружейной и т. п. промышленности. И, во-вторых, широкое использование каменного угля - «визитной карточки» английской модернизации, что позволило преодолеть надвигающийся «дровяной кризис».

Вместе с тем, выявляются противоречия модернизации. Экономический рост обусловливает подъем благосостояния населения, его рост и расширение потребностей, что ведет к опасному дефициту продовольственного потенциала (теория Т.

Мальтуса возникла именно в период английского экономического процветания). При этом стремительно ухудшается урбанизированная среда обитания (рост эпидемий, знаменитый английский смог и др.).

Какие выводы можно было бы сделать из исторического опыта английской модернизации?

  1. Модернизация - эволюционный феномен, растягивающийся во времени, включающий как предпосылки (исторические, политические, экономические, социальные и т. п.), так и собственно модернизационный процесс.
  2. Инновации в их системном качестве выступают в качества эпицентра модернизации.
  3. Имеются технико-технологические инновационные основания модернизации (открытие каменного угля, изобретение парового двигателя, распространение мануфактурного производства).
  4. Инновационно-модернизационный процесс - неуклонная ориентация национального развития, реализация которой повышает статус нации в мировой динамике.

Формы английской модернизации в той или иной мере, учитывая национальную специфику, воплощались как в других странах Западной Европы, так и в Новом свете. Ее обязательные атрибуты - социальные революции: Великая Французская революция (1789), провозгласившая общеевропейские принципы прав человека и гражданина; американская революция (1776), освободившая Северную Америку от зависимости от Британской империи, давшая толчок основанию Соединенных Штатов Америки. И еще наличие совокупности иных факторов - промышленный прогресс, динамизм развития науки, подъем культуры. И если в XVIII-ХІХ вв. Западная Европа выступала в качестве непререкаемого центра «инновационной модернизации», то к началу ХХ в., а особенно в его второй половине, таким центром становятся США.

К середине ХХ в. формируется «второй круг» модернизации западного типа, технологической основой которой выступает процесс автоматизации практически всех сфер жизнедеятельности социума. В результате автоматизации повышается «степень освобождения» человека от рутинных функций в системе производственнохозяйственной деятельности. При этом происходит существенное увеличение ее эффективности.

Социальные потрясения ХХ в., и прежде всего две мировые войны, закончившиеся «холодной войной», едва не перешедшей в «горячую войну», способствовали расширению такой формы модернизации, когда инновации приобретали отчетливо выраженную военную направленность (атомная энергетика, космические исследования и др.). Вместе с тем, даже «научные отходы» мировых военно-промышленных центров давали результаты, оказывающие стимулирующие воздействие на динамику развития цивилизации. Научно-техническая революция (НТР), случившаяся к этому времени, есть процесс, который, интегрируя элементы системы «наука-техника- технология» (при определяющей роли научного знания), создал основания динамичной модернизации социума.

Индустриальное общество, опирающееся на инновационную модернизацию промышленного производства, органично трансформируется в общество постиндустриального типа. Это - «третий круг» модернизации западного типа, формирующейся на рубеже ХХ-ХХІ вв., в основе которой инновации в области науки и образования, высокая степень креативности субъекта деятельности, использующего разнообразные мировые потоки информации. Компьютеризация всех сфер деятельности человека и социума - базисная характеристика постиндустриального общества. Заметим, что Интернет - знаковый элемент постиндустриализма - имеет также военностратегические истоки.

Совокупный анализ «трех кругов» западноевропейской модернизации (вестернизации) позволяет попытаться сформулировать ее фундаментальные особенности, а именно:

г

  • временная интенсивность, когда темпы перехода от одного «круга» к другому неуклонно ускоряются;
  • органическая имманентность - формы и методы инновационной модернизации формировались в процессе исторического динамизма;
  • абсолютизация западноцентризма, т.
    е. вестернизация предстает в качестве наиболее эффективного механизма развития цивилизации западного типа;
  • гуманистическая ориентация, когда удовлетворение потребностей человека выступает в качестве целевой мировоззренческой установки социума, соответствует эффективности рыночной модели;
  • динамичная инновационность - стремление к изменениям во всех сферах человеческой деятельности становится одной из определяющих сущностей как индивидуума, так и социума в целом.

При этом все более рельефно выделяются базисные противоречия вестернизации. Отметим некоторые из них:

  • экспансия потребительства, когда «раскручивание» человеческих потребностей выступает самоцелью динамики экономического механизма;
  • экофобность, в соответствии с которой биосфера исторически рассматривается преимущественно как источник ресурсопотребления, что обусловливает реальную остроту конфликта между абсолютизацией роста социальных потребностей и относительной ограниченностью природно-ресурсного потенциала цивилизации.

Со второй половины ХХ в. (особенно после первого доклада Римского клуба, 1972 г.) становится очевидным следующее: исторически сложившиеся формы вестернизации нуждаются в инновационной модернизации, чтобы остановить «вхождение» цивилизации в состояние «экологического коллапса». Анализ различных позитивных конструкций будущего («нулевое развитие», «органический рост», «экоразвитие» и др.) активно продолжается (см., напр.: [2]).

Западные страны, особенно государства Европейского Союза, сравнительно эффективно реализуют процессы модернизации, исходя из стереотипов устойчивого развития, т. е. баланса экономических, экологических и социокультурных механизмов динамики социума. Вместе с тем, до недавнего времени США довольно скептически относились к стратегии устойчивого развития, сконцентрировав преимущественно внимание на ее природоохранной составляющей (например, на экологической безопасности автомобиля).

Затормозилось и решение проблемы «парникового эффекта» - определяющей при смягчении процесса климатического потепления как важнейшего элемента выхода цивилизации на уровень устойчивого развития. Климатический саммит ООН (Копенгаген, 2009 г.) не принял решения о продлении Киотского протокола, регламентирующего выбросы «парниковых» газов в значительной мере из-за критической позиции ряда развивающихся стран.

Логичен вопрос: как вообще принципы вестернизации «работают» в развивающихся странах, где с середины ХХ в. мучительно идет активный поиск эффективных моделей национального динамизма?

Сущность модернизации развивающихся стран (а именно в их контексте возникла теория модернизации) заключается в следующем. Большинство из них, учитывая опыт вестернизации, должно было бы в исторически сравнительно короткие сроки, преодолев колониальную отсталость, используя преимущественно национальный природно-ресурсный и человеческий потенциал, войти в качестве равноправных партнеров в мировую экономическую систему (подробнее см., напр.: [3]).

С начала 1960-х годов в рамках ООН в течение трех десятилетий реализовывались «декады развития», в рамках которых воплощались программы преодоления отсталости развивающихся стран. В сущности, в той или иной мере реализовывались две принципиальные стратегии инновационной модернизации.

  1. Модернизация «догоняющего» типа, когда страны-акцепторы воспринимают опыт (организационный, экономический, технологический и др.) стран-доноров при их активной поддержке. «Зеленая революция» в Индии 1960-70-х годов показала, с одной стороны, эффективность этой стратегии (быстрое повышение производительности аграрного сектора); а с другой стороны, выявила негативные последствия (зависимость от западных технологий, трудности их адаптации к национальным условиям, экологическая деградация почвы и др.).
  2. Модернизация по принципу «опора на собственные силы», в соответствии с которым национальная стратегия развития исходит преимущественно из опыта национальных традиций и условий. Позднее возникло представление о принципе «коллективной опоры» (например, имея в виду объединение стран-экспортеров нефти) на собственные силы. В современной КНДР этот принцип связывается с идеей «Чучхе».

Очевидно, однако, что наиболее эффективна для развивающихся стран «комбинированная» модель модернизации, когда методы вестернизации переносятся в национальные условия, в максимально возможной степени учитывая при этом национально-региональную специфику, социокультурные традиции. Именно в этом, вероятно, отгадка «японского чуда», китайского успеха, индийского динамизма и т. п.

Глобализация ускоряет процессы модернизации развивающихся стран (высокая скорость обмена информацией, технологиями и др.). И хотя по-прежнему именно волны вестернизации выносят на «берег» развивающихся стран инновации, тем не менее, их эффективная ассимиляция становится основой технико-экономического динамизма «азиатских тигров», исходящих из принципов «национальной модернизации». При этом вместе с инновационной модернизацией «новые индустриальные страны» приобретают и негативные атрибуты вестернизации (или американизации). А именно: тенденции к культурной унификации, изменение традиционных потребительских стереотипов, обострение социально-экологической ситуации в национальном масштабе и др.

Большинство «новых индустриальных стран» ориентировано на то, чтобы перспективная национальная модернизация учитывала современные целевые установки цивилизации, которые вырабатываются в рамках мировой стратегии устойчивого развития. При этом предполагается разработка и реализация национальной стратегии устойчивого развития. Например, в стратегии устойчивого развития Японии акцентируется внимание на сохранении биологического разнообразия национальной флоры и фауны. Стратегия устойчивого развития КНР носит интегральный характер, ориентируясь на переход от индустриального к постиндустриальному обществу (наукоем- кость производства, сокращение потребления ресурсов, уменьшение загрязнения биосферы и т. п.). Тем самым инновационная модернизация является основой реализации национальных стратегий устойчивого развития. Проблема заключается не столько в их разработке, сколько в целенаправленной реализации.

Для России стремление к модернизации является имманентной исторической

u              u              A

задачей, в реализации которой выделяется несколько основных этапов. А именно:

  • «петровский» период, связанный с реформами (в армии, государственном строительстве, образовании и др.), имевшими четкую вестернизационную направленность;
  • «александровский» период, обусловленный реформами Александра II (отмена крепостного права; земская, судебная, военная, образовательные реформы и др.), ориентированными на учет и использование национальной специфики;
  • «сталинский» период - модернизация всех сторон деятельности социума (индустриализация, коллективизация и культурная революция), заложившая основания «советской империи»;
  • «хрущевский» период, связанный с попытками определенной либерализации хозяйственного механизма для повышения его эффективности в условиях расширяющейся «холодной войны» и гонки вооружений;
  • «горбачевский» период, обусловленный перестройкой, в рамках которой модернизация советской модели предполагалась за счет ее демократизации, ускорения научно-технического развития;
  • «ельцинский» период, когда в рамках включения механизма «шоковой терапии» ставилась задача предельного разрушения советской экономической системы и формирования рыночных отношений вестернизационного типа;
  • «путинский» период, ориентированный на инновационную модернизацию, исходящую из баланса государственных и рыночных механизмов производственнохозяйственной деятельности;
  • «медведевский» период, связанный с провозглашением курса на активизацию инновационно-модернизационной стратегии России.

При всех очевидных различиях (исторических, концептуальных, социальных и т. п.) выделенных периодов модернизации для них характерны определенные общие элементы. Выделим лишь три из них. Во-первых, преобладание модернизации «догоняющего» типа. В наибольшей степени это выражалось в рамках «хрущевского» периода («догнать и перегнать Америку»). Во-вторых, милитаристская направленность, характерная для преобладающей части советского периода модернизации. В- третьих, целенаправленная политика ее реализации, приобретающая подчас жесткий (и жестокий) характер, особенно в «петровский» и «сталинский» периоды.

Модернизация в условиях России начала ХХ! в. имеет свои особенности. Отметим некоторые из ее направлений.

  1. Формирование инновационной инфраструктуры. В ее основе - экономика инновационного типа, базисный ресурс которой опирается на современный научноинформационный потенциал. Речь идет о создании механизмов управления модернизацией российской экономикой на основе инноваций.

Это предполагает:

  • выход на лидирующий уровень не только в прикладных областях (нанотехнологии, авиакосмическая техника, атомная и водородная энергетика, рациональное природопользование и др.), но и в фундаментальных науках (теоретическая физика, эволюционная химия, математика и т. п.);
  • повышение доли высотехнологичного сектора и затрат на исследования и разработки;
  • создание как новых научных центров (Сколково), так и повышение степени эффективности уже сложившихся региональных научных центров (Дубна, Троицк и др.);
  • повышение степени экономической свободы;
  1. Инновационная ориентация политической модели, включающая:
  • государственное регулирование национальной экономики при активном подключении рыночных механизмов;
  • общественную поддержку государственной инновационной политики и расширение демократических механизмов принятия решений;
  • повышение социального статуса ученого, когда на рынке труда высокие рейтинги будут не только у гувернантки или домработницы (как в сегодняшней России), но и программиста или сетевого администратора (как в современных США).
  1. Выход на уровень евразийской стратегической модели развития. С этим связывается:
  • предельный учет мирового опыта инновационно-модернизационной динамики и национальных возможностей (гибридный «народный автомобиль»);
  • высокий уровень государственного управления, когда не только «запускается», но и стимулируется в той или иной мере инновационный процесс;
  • сохранение национальной идентичности и традиционных социокультурных ценностей в условиях глобальных трансформаций.

По существу, инновационно-модернизационная модель, которая вырабатывается в современной России, есть адаптация мировой стратегии устойчивого развития к национальным условиям. Преодоление «ресурсной зависимости» и выход на уровень «инновационной экономики» - суть стратегии устойчивого развития, ориентированной на сохранение равновесия системы «человек-социум-биосфера» и обеспечение потребностей социума предвидимого будущего.

В начале второй декады ХХ! в. Россия, как сказочный богатырь, оказывается на перекрестке трех дорог: «направо» - путь вестернизации, который выявил не только свою эффективность, но и историческую и концептуальную ограниченность; «налево» - путь по традиционной модели ресурсной экономики, которая будет «работать», пока сохраняется востребованность национального природно-ресурсного потенциала на мировом рынке, т. е. до момента инновационной замены органических ресурсов; «прямо» - путь инновационно-модернизационный (устойчивого развития).

Отвергнув вестернизационный и инерционный сценарии, Россия к 2020 году реализует инновационную модель развития, исходящую из доминирующей динамики научных исследований и разработок, эффективности человеческого капитала и т. п. (см.: [4]). Целевая установка социума исходит не из идеи догоняющего развития, а стратегии лидерства. Решается задача формирования новых субъектов развития, сочетающих стереотипы потребления с идеями свободы и справедливости. Именно новая элита ориентируется на реализацию стратегии российского лидерства в мировой системе.

Выделяются риски и ограничения (противоречия), затрудняющие решение этой задачи (подробнее см.: [5]).

Геополитические противоречия. Неустойчивость военно-политической ситуации на южных границах (Грузия, Южная Осетия, Абхазия); осложнение украинских взаимоотношений («севастопольский синдром»). Опасность исламского экстремизма; усиление китайского внешнеполитического воздействия.

Социально-политические противоречия. Преобладание авторитарнобюрократической модели управления, отказ от демократических ценностей. Сравнительно низкая (по сравнению с частным бизнесом) эффективность государственного управления. Снижение инвестиционной привлекательности страны, интенсификация оттока капитала.

Технико-технологические противоречия. Результаты фундаментальных исследований, выводя национальную науку на передовой уровень, вместе с тем, не полу-

U              U              U              1              т-1

чают соответствующей реализаций в прикладной сфере. Более того, некоторые области фундаментального знания (например, нанотехнологии), которые были связаны со значительными капиталовложениями, не получили адекватной практической отдачи.

Природно-ресурсные противоречия. Разведанные запасы энергоносителей (нефть, газ) близки к выработке; при этом новые месторождения не обладают необходимой мощностью. Традиционный ресурсный потенциал утрачивает свое коммерческое значение, ибо все более активно и масштабно используется альтернативная энергетика.

Экологические противоречия. Экономический динамизм без адекватной природоохранной деятельности оборачивается обострением биосферной напряженности. Все большая часть ресурсов (материальных, финансовых, интеллектуальных) направляется в экологическую сферу, чтобы обеспечить биологическое выживание человека.

Человеческие противоречия. С трудом преодолевается демографический кризис. И тем не менее, сравнительно низкие демографические характеристики не позволяют в полной мере рассчитывать на национальные трудовые ресурсы. Усиливается миграционный поток, что осложняет этнополитическую ситуацию в стране.

Однако эффективная внутренняя и внешняя политика создает предпосылки и условия для реального преодоления отмеченных выше рисков и ограничений. На национальном уровне удается:

  • объединить значительную часть социума в решении проблемы возрождения России;
  • сохранить сравнительно высокие темпы экономического роста (несколько превышающие показатели западных стран), обеспечивающие решение поставленных как тактических, так и стратегических задач социально-экономического развития;
  • модернизировать производственно-техническую базу на основе высоких технологий и энергосберегающей стратегии;
  • устранить диспропорции в развитии отдельных регионов, создав условия для их динамического развития;
  • обеспечить интеграцию в мировую экономическую систему в качестве равноправного партнера развитых стран;
  • повысить качество жизни, выйдя на социально-экономический и социокультурный уровень, приближающийся к соответствующим характеристикам ведущих промышленных государств;
  • сформировать средний класс (более 50% населения), ставший основой стабильности национального развития;

- сохранить статус России в качестве великой державы.

Уже созданы предпосылки для того, чтобы в 2012 году Россия вышла на уровень принятия национальной инновационно-модернизационной стратегии устойчивого развития. Тем самым российский социум обретает интегрирующую целевую установку, ориентированную на позитивное будущее в третьем тысячелетии.

Литература

  1. Бродель, Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV- XVIII вв. - Т. 3. - М., 1992.
  2. Вайцзеккер, Э., Ловинс Э., Ловинс Л. Фактор четыре. Затрат - половина, отдача - двойная - М., 2000.
  3. Федотова, В.Г. Модернизация «другой» Европы. - М., 1997.
  4. Россия ХХІ века: образ желаемого завтра. - М., 2010.
  5. Лось, В.А. Основания глобализации. - М., 2010.

<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме ИННОВАЦИОННО-МОДЕРНИЗАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ КАК ФОРМА СТРАТЕГИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ РОССИИ (ОТ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРЕДПОСЫЛОК К СОВРЕМЕННОСТИ) В.А. Лось:

  1. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ И СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Яскевич Я. С.
  2. 1. МОДЕРНИЗАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И СОВРЕМЕННОСТЬ МОДЕРНИЗАЦИЯ И УПРАВЛЕНИЕ ПРОЦЕССОМ СТРОИТЕЛЬСТВА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА РОССИЯ - БЕЛАРУСЬ
  3. ИСТОРИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ РОССИИ В.Л. Петрушак
  4. ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДИНАМИКЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Русанду И.К.
  5. УНИВЕРСИТЕТЫ КАК ФАКТОР НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОЙ «ЗАПАДОФИКАЦИИ»: ОПЫТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА МИРОВОЙ ИСТОРИИ В.П. Шалаев
  6. УСТОЙЧИВЫЙ ТУРИЗМ КАК ИННОВАЦИОННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ Анохина В.В.
  7. 3.4. Региональная стратегия устойчивого развития
  8. 3.4. Региональная стратегия устойчивого развития
  9. ФУТУРИЗАЦИЯ ИННОВАЦИОННОГО ПРОЦЕССА КАК ФОРМА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ И.К. Русанду
  10. Модель материнства и «путь к модели» в условиях современного общества
  11. § 31. Международное сотрудничество в решенииглобальных проблем. Стратегия устойчивого развития
  12. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: УСЛОВИЯ И ФАКТОРЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ И.К. Русанду
  13. 1. ФИЛОСОФИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА
  14. 4. Урок как основная форма организации учебной работы. Классификация уроков. Нестандартные, инновационные формы урочных занятий
  15. СОВРЕМЕННЫЕ СТРАТЕГИИ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА
  16. Гл а в а 36 АЛЬТЕРНАТИВЫ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯЧЕЛОВЕЧЕСТВА И КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО,УПРАВЛЯЕМОГО РАЗВИТИЯ И НООСФЕРЫ
  17. РИСКИ КАК ОСОБЕННОСТЬ ИННОВАЦИОННОГО ПУТИ РАЗВИТИЯ И.Н. Браницкая
  18. СТРАТЕГИИ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО СТАНОВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ АНАЛИЗА ТРАДИЦИОННЫХ МОДЕЛЕЙ И ПРАКТИК ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА Денисенко И.Д.