<<
>>

Коммунистическая политика

Маркс всегда отрицал, что ему принадлежит заслуга открытия классовой борьбы, и признавал её за буржуазными историками, своими предшественниками. В письме 1852 г. Вейдемейеру он говорит о том, что лишь показал экономическую основу классов, необходимость перехода в результате классовой борьбы к диктатуре пролетариата и, посредством её, к преодолению всех классов и к обществу без классов.
Уже в 1850 г. Маркс и Энгельс поставили перед собой в качестве задачи следующее: «Подробно и научно исследовать экономические отношения, которые составляют основу всего политического движения»40. Без этого, разумеется, не было возможности показать, как в политической динамике проявляет себя закон движения общественно-экономической формации. Маркс изложил в своём открытии три общих принципа коммунистической теории политики. У нас ещё будет случай вернуться к ним, а пока нас интересует, насколько она верна. Экономические и политические кризисы, войны и революции, в течение более полувека после утверждения Маркса, сопровождали историческое развитие производства, которое детерминировало классы и их борьбу. Развитие производства привело к первой большой империалистической войне в мировой истории. Международный пролетариат, неизбежно, оказался вынужденным перейти в наступление и смог в лице своего передового отряда, представленного русским пролетариатом, и на основе своего стратегического сознания, выражением которого была большевистская партия, навязать свою диктатуру против диктатуры международной буржуазии. Октябрьская революция - это грандиозная демонстрация действенности коммунистической политической теории. В истории политической мысли никогда не было такого, что принципы, изложенные с такой ясностью в теории, нашли бы столь пунктуальное применение на практике со стороны революционного поколения, которое ещё не родилось, когда его учителя начертали ему политическую судьбу.
Буржуазно-демократические теории, которые старше марксизма, бледнеют на его фоне. Империалистические эпигоны демократии, которые пытаются критиковать марксизм, показывают, что они лишь являются идеологами, взявшими на себя обязательство не признавать превосходства марксистской науки. Они могут браниться сколько угодно насчёт участи Октябрьской революции. Им никогда не удастся перечеркнуть тот факт, что вместе с Октябрём победил и марксизм! Разумеется, международная пролетарская революция потерпела поражение, потому что не смогла распространиться за пределы России, но Маркс никогда не говорил о том, что он открыл то, что классовая борьба неизбежно приводит к успеху при первом же натиске международной пролетарской революции. Он говорил, что классовая борьба с необходимостью приводит к диктатуре пролетариата. И это именно то, что и произошло. Если это произошло, то может и должно произойти вновь. Марксизм - это наука, потому что она анализирует реальное дви- 28 А. Черветто. Политическая оболочка жение и отражает его в абстракции. Его политические принципы - не идеальные субъективные представления, а обобщение реальных процессов взаимодействия между движением экономики и политики. Эти процессы приводят к повторяющимся явлениям, которые повторяются если не в своих формах, то по своей сути. То, что ясно для экономики, менее ясно для политики, в силу той сложности форм, которые она представляет. Но постоянство экономических и социальных явлений определяет постоянство явлений политических. Если бы Маркс не поставил в научном плане вопрос о соотношении между экономикой и политикой, он остался бы на уровне упомянутого первого принципа, не имея возможности дополнить его вторым и третьим. Если бы не было возможно определить повторяемость, постоянство политических явлений в их соотношении, определённом явлениями экономическими, как можно было бы, вместе с Марксом, утверждать, что классовая борьба необходимо приводит к диктатуре пролетариата, то есть к специфическому политическому отношению между классами, участвующими в борьбе? Можно было бы утверждать исключительно, «что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства»^.
Повторяемость явлений была бы, в этом случае, ограничена отношениями между производством и социальными классами и не распространялась бы на отношения между классами и политикой. Глубинное значение Октября заключается в этой гигантской проверке марксизма и в неопровержимой научной уверенности, что, в случае если соотношение между классами и их антагонизм будут представлены в комбинации, предвиденной теорией, Октябрь в более широком масштабе неизбежно повторится. Подводя первые итоги революции, Ленин прямо говорит об этом: «Основные черты нашей революции имеют не местное, не национально-особенное, не русское только, а международное значение [...] в смысле [...] исторической неизбежности повторения в международном масштабе того, что было у нас»42. С полным основанием Ленин мог утверждать, что «большевизм стал мировой теорией и тактикой международного пролетариата»43. Большевизм был политическим движением, порождённым универсальным законом революции, открытым Марксом, политическим движением, которое использовало и проверило его на практике. Он был результатом трёх принципов коммунистической политики. Следовательно, он представлял собой мировую теорию и практику. Ограничить его российской теорией и практикой - значит отвергнуть марксистскую науку. «Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата»4'*, - утверждал Ленин в полемике с оппортунистами. Международное значение Октября как раз и заключается в осознании исторической неизбежности диктатуры пролетариата в более широком масштабе. Или борьба пролетариата дойдёт до политических выводов, к которым она пришла в октябре 1917г. в России, или она подчинится диктатуре буржуазии. Глава I. Марксистская теория политики 29 Третьего пути, который опровергнул бы Маркса, история не изобрела. Его изобрели только негодяи оппортунизма, которые представляют собой не более чем песчинки истории, обломки скалы, имеющие вес тогда, когда пролетариат с трудом приводит в движение машину своего освобождения, беспощадно измельчаемые в пыль, когда машина движется на полном ходу к конечной цели. Перед делегатами Коммунистического Интернационала Ленин провозгласил: «В случае поражения, мы всё же послужим делу революции и [...] наш опыт пойдёт на пользу другим революциям»45. Это завещание Октября. Это коммунистическое политическое наследие, которое мы должны беречь сердцем и разумом.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Коммунистическая политика:

  1. Мифы о советской внешней политике
  2. 2.2. Российское направление современной польской политики и меднаполнтпки
  3. Социальное время и хронополитика
  4. 6. Заключительный этап «перестройки». Распад СССР и коммунистической системы.
  5. ФРАНЦУЗСКАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ПОСЛЕ ТУРА
  6. БОРЬБА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ЗА ЕДИНЫЙ ФРОНТ РАБОЧЕГО КЛАССА
  7. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА
  8. ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ ПО ВОПРОСАМ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  9. ГЛАВА 6 ДУМЦЫ ПОСЛЕ ДУМЫ: ПОЛИТИКА И СУДЬБЫ, 1917-1976
  10. 2. Режим военной диктатуры политика правительства Пибун Сонгкрама
  11. Политическая география и геополитика: соотношение понятий.
  12. РАЗНОЕ И НЕОБЫЧНОЕ О ПОЛИТИКЕ
  13. ИЗ ОПЫТА ПРЕПОДАВАНИЯ ФАКУЛЬТАТИВНОГО КУРСА «СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЕ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ»
  14. 7.3. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В1946-1984 ГГ. «ХОЛОДНАЯ ВОИНА»
  15. Демократия и коммунистический принцип
  16. Коммунистическая политика
  17. Теория и практика политики