<<
>>

4.2. КОНФЛИКТ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ КАК ВЫРАЖЕНИЕ СТРУКТУРНОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

Иерархические политические институты власти пришли сегодня в явное противоречие с современной сетевой формой организации экономики. Этот внутренний конфликт двух форм власти информационного общества — экономической и политической — грозит серьезно дестабилизировать общественное развитие в ближайшие десятилетия.
От того, насколько успешно его решат российские политические и экономические элиты, без преувеличения зависит наше общественное благополучие.

Дело в том, что информационная волна в первую очередь задела именно экономические структуры. Экономическая власть достаточно оперативно отреагировала на информационную революцию созданием адаптивных корпораций — сетевых структур управления внутри транснациональных монополий и сетью малого бизнеса. Как отмечает В. Иноземцев, информационная революция в экономике привела к усилению децентрализации, демассифика- ции и фрагментации производства. Эти перемены ознаменовали переход к системе гибкой специализации, призванной быстро отвечать на новые запросы рынка и включающей в себя такие элементы, как оперативное изменение объемов производства, подвижная кадровая политика, быстро меняющийся парк машин, гибкие технологические процессы и организационные формы1.

По.существу, информационная «революция управления» в бизнесе означала переход от централизованного управления к модульной организации, в основе которой лежали небольшие структуры, соединенные во временные конфигурации. Это позволило быстро адаптировать экономические институты к новой, гибко меняющейся информационной среде. Прежде всего сетевая форма управления дала возможность наиболее полно использовать стремление творческих работников к нововведениям и инициативам в ответ на новые вызовы времени, что позволило перенести принятие ответственных управленческих решений на низовые уровни управления. Разделение процесса принятия решений стало важным рычагом сетевого управления адаптирующихся корпораций.

Еще одним важным преимуществом новых структур стало укрепление капитала обществен ного доверия внутри корпораций — рост корпоративной солидарности. Небольшая мобильная группа предоставляет наилучшие возможности для интерперсонального взаимодействия творческих личностей, внутри нее легче возникает чувство коллективного действия, формируются общие этические ценности, складывается моральный консенсус, что способствует быстрому и эффективному принятию и исполнению управленческих решений. Сетевая форма управления подразумевает, что мотивы деятельности в значительной степени вытесняют стимулы, а единство мировоззрения и ценностей становится самодостаточной основной саморазвития корпораций'.

Однако самое главное заключается в том, что сетевые структуры предполагают активное использование творческого потенциала в качестве основы развития современной корпорации. И менно творчество становится главным козырем новой организации в борьбе со старыми экономическими иерархиями индустриальной эпохи. Отношение новых предпринимателей к бизнесу как своему творению вызывает у работников большую приверженность целям корпорации, нежели отношение к ней как к своей собственности. Успех Б. Гейтса и других кумиров современного бизнеса обусловлен не тем, что они контролируют большую часть капитала своих компаний, а тем что они обладают ключевыми знаниями об организации, являются носителями ее философии, передают из поколения в поколение ее мифы и формируют долговременные отношения со служащим и и партнерами.

Многие современные исследователи считают самоуправляющуюся креативную ассоциацию высшей формой производственной деятельности и подчеркивают, что эта форма организации творческой активности станет основой ближайших десятилетий1.

Таким образом, использование сетевого принципа управления в экономике привело к поистине революционным результатам: дифференциация сменилась гомогенизацией, иерархия — децентрализацией, подконтрольность — самоорганизацией.

Корпорации, ранее представлявшие собой вертикальные структуры, превратились в горизонтальные сетевые совокупности коллективов, каждый из которых представляет собой фактически завершенную организацию со своими целями, ценностями, мотивами и лидерами.

Все эти революционные перемены в экономике не могли не сказаться на социальной структуре современного общества. Дело в том, что новые корпорации в качестве своих первоочередных целей стали называть социальные, внеэкономические ориентиры, что привело к их значительной социологизации и политизации. Иноземцев подчеркивает, что современные корпорации превратились в социальные структуры даже в большей мере, чем в экономические, поскольку в современных условиях корпорация функционирует как представительное общественное учреждение: ее общественные функции как коллектива не уступают по значениям ее экономическим функциям2.

Логика развития информационного общества неминуемо приведет к выраженному лидерству именно социально ориентированных корпораций. Уже сегодня наибольших достижений добиваются именно те предприниматели, которые нацелены на максимальное использование высокотехнологичных процессов и систем, привлекают лучших, высокообразованных экспертов и, как правило, сами обладают незаурядными способностями к инновациям в избранной сфере деятельности. Ставя перед собой не экономические, а социальные цели, стремясь самореализоваться в бизнесе, обеспечить общественное признание созданным ими технологиям, эти люди добиваются и наиболее впечатляющих экономических результатов. Напротив, те предприниматели, чьи ценности имеют чисто экономический характер, проигрывают экономическое соревнование3.

Итак, наука утверждает, что будущее за креативными саморазвивающимися корпорациями. При этом социальные функции таких корпораций связаны с основными направлениями их деятельности. Прежде всего они развивают креативный потенциал современного общества, инкорпорируя в себя новых перспективных специалистов и осуществляя их непрерывное образование, что составляет основу саморазвития современного общества. Помимо этого высокий динамизм креативных корпораций сообщает новые современные импульсы всем общественным структурам, которые вынуждены реагировать на гибкие изменения экономических организаций.

Наконец, масштабы деятельности современных корпораций вполне сопоставимы с размерами национальных экономик, в силу чего общество и государство стремятся контролировать их деятельность. Лидеры таких корпораций становятся фигурами национального масштаба, и их политический авторитет вполне сопоставим с их финансовым весом в современном мире. Конфликты между институтами политической власти и современными корпорациями стали тревожной приметой нашего времени. Политическая власть, используя все силовые рычаги давления, пытается выиграть это состязание. Но в долговременной перспективе этот конфликт может быть разрешен в пользу политической власти только через ее адекватную структурную перестройку, отвечающую реалиям информационного общества.

Экономический человек, пытаясь выжить в условиях современного информационного общества, во многом использовал принципы передовой социальной организации, перехватив инициативу у человека политического. По существу, в недрах передовых современных корпораций созданы условия для уникального всестороннего развития креативного потенциала сотрудников, а атмосфера доверия, корпоративная этика и взаимопомощь создают новые формы гражданского сотрудничества. Члены таких корпораций ориентированы на поддержку своих лидеров в большей степени, чем на поддержку политических руководителей государства, что создает весьма опасную тенденцию нового политического противостояния. Формально большинство современных корпораций пока еще сохраняют определенную лояльность традиционной политической власти, но онтология этой власти по самой своей природе враждебна новым постэкономическим формам организации.

<< | >>
Источник: Василенко И.А.. Политическая философия: Учеб. пособие. — 2-е изд., лерераб. и доп. — М.: ИНФРА-М. — 320 с. — (Высшее образование).. 2010

Еще по теме 4.2. КОНФЛИКТ ЭКОНОМИКИ И ПОЛИТИКИ КАК ВЫРАЖЕНИЕ СТРУКТУРНОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА:

  1. 2.3.  Международный конфликт как ситуация. Основные структурные компоненты конфликта
  2. МАЙРАМЯН АНАСТАСИЯ МИХАЙЛОВНА. ВЗАИМОСВЯЗЬ ВЫРАЖЕННОСТИ САМОЭФФЕКТИВНОСТИ И СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА СИТУАТИВНОГО МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ, 2016
  3. ТРАДИЦИОННОЕ И СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО. ФАКТОРЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ
  4. Г.П. Литвинцева КРИЗИС ИНВЕСТИЦИЙ КАК РЕЗУЛЬТАТ НЕСООТВЕТСТВИЯ СТРУКТУРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЭКОНОМИКИ ЕЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМУ УСТРОЙСТВУ
  5. Спонтанность как фундаментальное свойство субъекта разрешения жизненных противоречий и внутриличностных конфликтов И. А. Красильников (Саратов)
  6. ДУХОВНАЯ КУлЬТУРА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА И ПРИОРИТЕТЫ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ
  7. УСЛОВИЯ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ВЫРАЖЕНИЕ В РЕЛЬЕФЕ НОВЕЙШИХ СТРУКТУРНЫХ ФОРМ
  8. Социальный конфликт как сторона социального противоречия
  9. МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ РАЗВИВАЮЩИХСЯ РАЗНОПОРЯДКОВЫХ СТРУКТУРНЫХ ФОРМ
  10. 4.2. РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ВНУТРЕННИМ СТРОЕНИЕМ НОВЕЙШИХ СТРУКТУРНЫХ ФОРМ И ИХ ВЫРАЖЕНИЕМ В РЕЛЬЕФЕ
  11. 6.9. Структурная перестройка и экологизация экономики
  12. Политическая социология как наука о современной политике
  13. Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с., 2010
  14. Глава 21 Структурная перестройка ЯПОНСКОЙ экономики. Поиски политического равновесия (1974—1987)
  15. Глава 4. Социальное противоречие и конфликт
  16. Социальные противоречия и конфликты
  17. Проблема взаимосвязи противоречия и конфликта
  18. В. А. Белокрылова мЕДИАгрАмотность КАК ФАКТОР АДАптАЦИИ в ВИРТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА
  19. Противоречия и конфликты наций в России