<<
>>

КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА НА СВОБОДУ СОВЕСТИ В СТРАНАХ СНГ В.В. Старостенко

В конституциях государств - участников СНГ, принятых на основе Деклараций и других актов о суверенитете начала 1990-х годов, важное место занимают разделы о правах и свободах граждан, где особое значение придается свободе совести.

Конституции большинства стран СНГ либо прямо объявляют о светскости государства (Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Россия), либо (и) закрепляют отделение (независимость) церкви от государства (Азербайджан, Молдова, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Россия).

Из основных законов стран СНГ наименьшей проработкой вопроса о свободе совести выделяется Конституция Армении, которая ограничивается утверждением права каждого «на свободу мысли, совести и вероисповедания» [1, с. 87, 92]. Конституция Азербайджана провозглашает государство демократической, правовой, светской, унитарной республикой, где «религия отделена от государства» и «все вероисповедания равны перед законом». В своей понятийной полноте в основном законе формулируется право на свободу совести: каждый «обладает правом свободно определить свое отношение к религии, самостоятельно или совместно с другими исповедовать какую-либо религию или не исповедовать никакую религию, выражать и распространять свои убеждения, связанные с отношением к религии» [1, с. 13, 15, 17, 23]. Наряду с Азербайджаном, столь же последовательно принцип свободы совести проводится в Конституциях Украины, Молдовы, Туркменистана, Узбекистана, России и Беларуси.

Конституция Украины не лишена религиозной фразеологии: ее преамбула ссылается на «ответственность перед Богом». При этом провозглашается «свобода исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, беспрепятственно отправлять единолично или коллективно религиозные культы и ритуальные обряды.». Декларируется, что «церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школы - от церкви», и «никакая религия не может быть признана государством как обязательная» [1, с.

657, 659-660, 666-667]. Согласно Конституции Республики Молдова, «свобода совести гарантируется» и должна проявляться «в духе терпимости и взаимного уважения». Объявлено, что религиозные культы «отделены от государства», но «пользуются его поддержкой. в армии, больницах, тюрьмах и приютах». Государственное образование носит светский характер [1, с. 384-386].

Конституция Туркменистана объявляет страну демократическим, правовым и светским государством, гарантирует свободу религий и вероисповеданий и их равенство перед законом. Религиозные организации отделены от государства и не могут выполнять государственных функций. В свою очередь, государственная система образования также отделена от религиозных организаций и носит светский характер. При этом «каждый вправе самостоятельно определить свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов» [1, с. 553, 556]. Конституция Республики Узбекистан объявляет, что свобода совести «гарантируется для всех», «каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой», и не допускается «принудительное насаждение религиозных взглядов». Религиозные организации и объединения отделены от государства и равны перед законом [1, с. 602, 607].

В Конституциях Кыргызстана, Казахстана и Таджикистана понятие свободы совести не детализируется, но заявлены светскость государства и отделение религиозных организаций от государства. Конституция Кыргызской Республики объявляет, что Кыргызстан - суверенная, унитарная, демократическая республика, построенная на началах правового, светского государства. «Религия, все культы отделены от государства», не допускается создание политических партий на религиозной основе и вмешательство служителей религиозных организаций в деятельность государственных органов [1, с. 326, 329-330, 333].

Согласно Конституции Республики Казахстан, страна «утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы». Признается право каждого на свободу совести. Общественные объединения объявлены равными перед законом, не допускается возложение на них функций государственных органов, государственное финансирование общественных объединений, деятельность политических партий на религиозной основе [1, с. 273-275, 279]. Конституция Таджикистана при определении основ конституционного строя объявляет, что республика - суверенное, демократическое, правовое, светское и унитарное государство, где «ни одна идеология, в том числе религиозная, не может устанавливаться в качестве государственной», а «религиозные организации отделены от государства и не могут вмешиваться в государственные дела». Принцип свободы совести формулируется как «право самостоятельно определять свое отношение к религии, отдельно или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов и обрядов» [1, с. 497, 499, 501, 503].

При рассмотрении зарубежной практики в области свободы совести особый интерес представляет правовое обеспечение свободы совести в Российской Федерации. Конституция России (1993 г.) провозглашает светское государство, где никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Каждому гражданину гарантируется свобода совести, включающая «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» [1, с. 443, 446]. Такое определение свободы совести наиболее полно отражает научное понимание данного феномена, так как предполагает не только право быть верующим или атеистом, но и свободно выбирать и распространять религиозные либо нерелигиозные (в т. ч. атеистические) убеждения. Из стран СНГ подобный подход к конституционной трактовке свободы совести свойственен лишь основным законам Беларуси, Туркменистана и Азербайджана.

Таким образом, конституционное право стран СНГ в области свободы совести отличается, в сравнении с конституциями ведущих стран Западной Европы, а также США, большей последовательностью в закреплении принципа отделения церкви от

г

государства, и в большей мере соответствует международным нормам в области свободы совести, убеждений и вероисповедания. Данная особенность объясняется более поздним правотворчеством стран СНГ, основывавшимся на современном международном гуманитарном праве. Кроме того, в странах ЕС имеет место иной тип взаимосвязи национального и европейского законодательств.

То, что значительное число стран СНГ прямо объявило себя светскими государствами, не исключает, как показывает пример Российской Федерации, признания особой роли определенных религий в истории и культуре страны. Правоприменительная практика демонстрирует также, что юридического закрепления принципов светскости и отделения церкви от государства недостаточно для их полноценной реализации в общественной жизни. Знаковым элементом российской действительности является признание политической целесообразности поддерживать организации «традиционных религий», главным образом, РПЦ. Имеет место демонстративное участие высоких политических лиц в православных богослужениях, реализация региональных проектов по катехизации учащихся государственных школ, устроение церквей в государственных учреждениях, церковное освящение различных объектов - от ресторанов и ночных клубов, аварийных участков автомобильных дорог до новейших образцов военной техники и т. п. Эти и другие примеры - одна из иллюстраций степени развития правового государства, гражданского общества. В июле 2009 г. президентом Д. Медведевым были приняты решения о введении в Вооруженных Силах института военного и морского духовенства, а также о проведении в школах эксперимента по внедрению «духовно-нравственного» (религиозного) обучения и воспитания в интересах «традиционных религий». Реакция с их стороны не заставила себя долго ждать. Первыми «отличились» буддисты, признавшие Д. Медведева инкарнацией Белой Тары - одного из божеств буддийского пантеона [2]. Разумеется, в Республике Беларусь буддизм не институирован, и опасности попадания главы государства в двусмысленную ситуацию, когда он провозглашается женской богиней, нет. Однако проблема соблюдения конституционной законности и правопорядка в сфере конфессиональной жизни сохраняет высокую актуальность, прежде всего на уровне деятельности местных органов власти.

Литература

  1. Конституции государств - участников СНГ / Под ред. Л.А. Окунькова. - М., 2001.
  2. Круг, П. От светскости к патернализму. Религиозная политика Дмитрия Медведева // НГ Религии [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://religion.ng.ru/ events/ 2009-09-02/ 1_paternalism.html. - Дата доступа: 01.03.2012.

<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме КОНСТИТУЦИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА НА СВОБОДУ СОВЕСТИ В СТРАНАХ СНГ В.В. Старостенко:

  1. Н. С. Кочикян адъюнкт ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ, ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА СВОБОДУ СОВЕСТИ И СВОБОДУ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ
  2. Н. С. Кочикян адъюнкт РОЛЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ГАРАНТИЙ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА НА СВОБОДУ СОВЕСТИ И СВОБОДУ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. 33.1. Модель экономической свободы, либерального регулирования экономики и роль права
  4. «ГАЗПР011» И ДРУГИЕ СТРАНЫ СНГ
  5. 4.5. Гарантии конституционных прав и свобод
  6. Дополнительное финансирование здравоохранения в странах ЦВЕ и СНГ
  7. § 4. Классификация конституционных прав и свобод
  8. Данные эмпирических исследований по странам ЦВЕ и СНГ
  9. 4.4. Институт конституционных прав, свобод и обязанностей граждан Российской Федерации
  10. ОТКРЫТИЕ РЫНКОВ СТРАН СНГ ДЛЯ ВНЕШНЕГО ПИРА
  11. Вопрос 2. Права человека в области библиотечного дела (как развитие конституционного права на пользование учреждениями культуры)
  12. Здоровье населения в странах ЦВЕ и СНГ: показатели и тенденции
  13. Глава 19. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА.
  14. Пекина Елена Петровна Адаптация подростков-мигрантов из стран СНГ в Москве
  15. ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ и СВОБОД В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ОБРАЗОВАНИИ