КОРНИ РЕВОЛЮЦИИ

Каков же источник этого неоднократно повторяющегося революционного процесса? На мой взгляд, его следует искать прежде всего в неизбежных коренных противоречиях, или антагонизмах, которыми до сих пор характеризовались все эксплуататорские общественные системы.

Антагонизмы проявляются в том, что классовый конфликт, или борьба классов, является основной движущей силой писаной истории и в этом смысле, как указали Маркс и Энгельс в «Манифесте

Коммунистической партии», «истории всех до сих пор существовавших обществ».

Основным считается противоречие между средствами производства и производственными отношениями. Первые — когда они являются частной собственностью — находятся в антагонистическом противоречии с последними, которые должны быть общественными. По мере того как развиваются последние, развивается и их общественный характер, приводя данное органическое противоречие к все более и более критической стадии. Частная инициатива и общественное исполнение в капиталистическом производстве интенсифицируются по мере расширения капиталистического производства, его централизации и монополизации. В конечном счете присущие капитализму антигуманные и паразитические качества приводят к преобразованию производственных отношений в соответствии с производительными силами.

Главным в учении Маркса является то, что он указал на это неразрешимое противоречие между производительными силами и производственными отношениями; он подчеркнул также и то, что, ускоряя преобразование производительных сил, капитализм тем самым развязывает революционный процесс.

В «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс отмечали: «Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений»9.

В первом томе «Капитала» Маркс говорит об «абсолютном противоречии» между техническими нуждами современной промышленности и общественным характером, присущим их капиталистической форме. И далее: «Однако развитие противоречий известной исторической формы производства есть единственный исторический путь ее разложения и образования новой»10.

А вот еще три подтверждения основной концепции марксизма; они взяты из того же бессмертного произведения: «Вместе с материальными условиями и общественной комбинацией процесса производства оно [всеобщее распространение фабричного законодательства как средства физической и духовной защиты рабочих. — Прим. ред.] приводит к созреванию противоречий и антагонизмов его капиталистической формы, а следовательно, в то же время и элементов для образования нового и моментов переворота старого общества» К

«При капиталистической системе все методы повышения общественной производительной силы труда... превращаются в средства подчинения и эксплуатации производителя, они уродуют рабочего, делая из него неполного человека [einen Teilmenschen], принижают его до роли придатка машины, превращая его труд в муки, лишают этот труд содержательности, отчуждают от рабочего духовные силы процесса труда в той мере, в какой наука входит в процесс труда как самостоятельная сила... Из этого следует, что по мере накопления капитала положение рабочего должно ухудшаться, какова бы ни была, высока или низка, его оплата»11 (курсив мой. —Г. А.).

И в конце концов сказано прямо: «Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» 12.

Это противоречие органически присуще природе капиталистического общества, а следовательно, процесс революции свойствен самой жизни и общественному развитию.

И следовательно также, у господствующих классов, какими бы могущественными они себе ни казались, никогда в прошлом не было возможности предотвратить свою кончину.

В то же время это противоречие проявляется не только в потере господствующим классом могущества, оно проявляется в росте сил, сознательности и организованности эксплуатируемых. Эта двойственная природа коренного противоречия делает его неодолимым, оба элемента взаимополагают друг друга, одновременно являясь причиной и следствием, стимулом и результатом. Таким образом, отношения между этими двумя элементами противоречия диалектичны.

Это внутреннее противоречие существенно важно для объяснения процесса революции. Кроме этого, существует и так называемое внешнее противоречие, которое проявляется в факте неравномерного развития всех до сих пор существовавших общественных формаций. И действительно, не было случая, чтобы на всем земном шаре господствовала какая-нибудь одна и одинаково всюду развитая форма общества; не было таких обширных территорий на земном шаре, которые бы не находились по соседству с иной формой общества либо с подобными же себе формами, но пребывающими на других стадиях развития. Это также порождает конфликты и антагонистические противоречия, особенно в том случае, если каждая из аналогичных либо отличающихся лишь уровнем развития форм общества является, по сути, паразитической и эксплуататорской. Такое внешнее противоречие оказывает давление на существующие общественные порядки, ослабленные уже внутренней борьбой. И тут опять-таки одни противоречия усугубляют другие, то есть внешнее противоречие может обострить внутреннее или внутреннее может углубить внешнее. Взаимосвязь тут, как и во всех других случаях, не простая и не может быть непосредственной, ибо господствующие классы располагают некоторыми не использованными еще ресурсами, включая возможность применения внешних противоречий в качестве громоотвода для внутренних затруднений. Но в целом неравномерность развития, приводящая к конфликтам, углубляет внутренние противоречия, что приводит к борьбе и ликвидации эксплуататорского господствующего класса.

Поскольку большая часть человечества пребывает в состоянии нищеты и невежества, марксизм считает ликвидацию голода и неграмотности насущными вопросами проблемы достижения свободы. Весьма примечательное письмо священника римско-католической церкви, опубликованное в мирском католическом еженедельнике «Коммонвил» (30 июня 1967 г.), подчеркивает это с такой экспрессией, как будто это написано пером коммуниста. Преподобный Томас Р. Мелвилл сообщает из Гватемалы: «Ненависть или боязнь коммунизма не является доминирующим чувством там, где царят голод и нищета, и уж, конечно, это не сравнить с тем, как тут ненавидят нищету и боятся голода».

Дальнейшие слова священника имеют непосредственное отношение к проблеме свободы, и поэтому мы позволим себе привести здесь пространную цитату: «Соединенные Штаты объявляют себя защитниками свободы. Свободы от чего или свободы чего? Они толкуют о свободных народах мира. В каком же смысле эти народы свободны? Свободны работать, где они пожелают? Нет, потому что нет работы. Свободны жить, где они хотят? Нет, потому что у этих народов недостает даже пищи для поддержания жизни. Свободны говорить что им вздумается? Нет, потому что они не могут поднять голос протеста против своих эксплуататоров без того, чтобы их тут же не бросили в тюрьму как коммунистов. Свободны думать так, как им нравится? Нет, потому что у них никогда даже и не было возможности учиться. Свобода чего? Один бог это знает».

<< | >>
Источник: Аптекер Герберт.. О природе демократии, свободы и революции. М.: Прогресс. — 129 с.. 1970

Еще по теме КОРНИ РЕВОЛЮЦИИ:

  1. Февральская революция и история России Революция 1905 г. - развертывание социального конфликта
  2. § 5. СОВЕТЫ В ПЕРИОД ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  3. 1. Начало революции. Ее причины, характер и особенности. Нарастание революции весной и летом 1905 года.
  4. 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДАГОГИКИ
  5. Корни с чередующимися гласными
  6. 11.3. Единичные корни и коинтеграция
  7. Античные корни
  8. Корни жестокости и богоборчества
  9. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ РЕЛИГИИ
  10. Советские корни, постсоветские всходы
  11. ГЛАВА VI. Экономические корни империализма.
  12. 3.4.1. Гносеологические корни публицистического образа