<<
>>

Личная честь

  Но, прежде всего, необходимо, чтобы идеал воспитания в новой Германии тоже исходил из личной ценности, так как только из самостоятельных личностей формируется персональное общество, в то время как коллектив отличается именно тем, что перечеркивает личную ценность его членов.
Постоянные обвинения плутократической стороны, смешивающей национал-социализм с коллективизмом, тем более непонятны, что наше мировоззрение сражается с восточным большевизмом и противопоставляет ему нордическую идею. Именно исходя из этой идеи истинно великие немецкие философы всегда подчеркивали самоценность личности в виде «искорки в глубине души» Майстера Экхарта, «свободы христианина» Лютера, микрокосма монады Лейбница, автономии воли Канта, Я как субъекта действия Фихте, воли к власти Ницше и развивающейся живой формы Гете...

Личность характеризуется своей свободой. Это означает первоначально: «Каждый может делать, что хочет». Но, поскольку мы преодолели эту либеральную свободу любого действия, выраженную в лозунге физиократов «Дайте делать, дайте идти», только в этом смысле можно сказать, что нет индивидуальной свободы. Только когда индивидуум согласует свои произвольные действия со своей личной и народной сутью, когда он получает стимулы к действию от чувства своей наследственной расовой ценности, тогда он внутренне свободен... Для нас свобода превращается в сознание своей ответственности. При всех своих действиях личность должна учитывать, нужны они народному сообществу или нет. Ответственные действия могут быть только следствием воли личности, сознающей свой долг перед народом. Таким образом, ответственность и верность долгу обуславливают друг друга. Речь идет в данном случае об ответственности в самом широком смысле слова, обязательной как для вождя, так и для его подчиненных. Есть еще промежуточная форма ответственности подчиненных перед начальством.

Руководители отвечают и за действия своих подчиненных, а подчиненные за действия своих товарищей. Вся эта иерархия форм ответственности проявляется в том, что человек с радостью берет на себя ответственность, он не ждет приказа, а действует, руководствуясь собственным чувством долга. Так все формы ответственности снова сводятся к ответственности перед самим собой, которая сочетается с верностью самому себе, предпосылками чего являются самоуважение, сознание собственной ценности и вера в себя. Только из этого сочетания рождается та сила воли, которая позволяет принимать решения без колебаний и без чужих указаний. Ответственность перед самим собой порождает то качество, которое называется «гражданским мужеством». Страх перед ответственностью это та трусость, которая прячется за анонимностью в парламентах, бюрократии и акционерных обществах. Ответственность перед собой ведет также к самообладанию, позволяющему отметать недостойные стимулы к действию. Самообладание не позволяет человеку выбалтывать секреты.

Таким образом, воспитание характера развивает личную честь именно благодаря воспитанию воли. Но характер представляет собой совокупное физическое, психическое и духовное своеобразие личности. Тут сразу же встает вопрос об унификации и характере: Возможно ли достижение общего идеала без угрозы превращения самоценной личности в тип? Говоря об уникальности личности, и сегодня цитируют Рюккерта: «Перед каждым стоит образ того, чем он должен стать, и пока он этим не стал, нет ему покоя». На это следует ответить, что возможности сохранения чести и пределы типообразования заданы нашим народным идеалом в однотипных наследственных ценностях всех наших соплеменников, причем целью может и должно быть развитие преобладающих нордических ценностей. Развитие своей уникальности в соответствии со своим типом остается задачей каждого человека в отдельности. Но здесь возникает опасность того социологического понимания воспитания, которое через католическую теорию воспитания (Отто Вилльманс) проникло к нам и определяет воспитание как ассимиляцию. Если бы воспитание было просто вписыванием личности в любое общество, то нам пришлось бы смириться и с еврейской ассимиляцией, против которой мы боремся. Характер можно воспитать только сообразно своей расе и своему народу. Чужеродное мировоззренческое обучение может быть не более успешным, чем попытка заставить волка или орла питаться картошкой и хлебом. С чужеродным пониманием воспитания связано и то, что самовоспитанию уделяется слишком мало внимания, тогда как любое внешнее воспитательное воздействие может только стимулировать внутренние силы.

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Личная честь:

  1. ТЕМА 4. ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО
  2. ЦЕНА ЧЕСТИ
  3. VIII. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ЛИЧНАЯ ВЫГОДА КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА ОСНОВАНИЕМ ЗАКОНА ПРИРОДЫ? НЕТ, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ
  4. Честь, честность
  5. § 5. Личные (гражданские) права и свободы
  6. КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ ИЗ ГАЗЕТЫ «НАБАТ РЕВОЛЮЦИИ» О ПАРАДЕ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ В ПОЛТОРАЦКЕ В ЧЕСТЬ ЛИКВИДАЦИИ ЗАКАСПИЙСКОГО ФРОНТА 20 марта 1920 г.
  7. § 173. Образование некоторых личных форм
  8. § 171. Образование некоторых личных форм
  9. Общая характеристика личных прав и свобод человека и гражданина
  10. Генеалогический спор личного и государственного архивов. Родословцы и «генеалогические пасквили»
  11. Оскорблять 1: нанесение ущерба чести
  12. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ОГНИ личной жизни