<<
>>

Масса

В спокойные и мирные времена изучение естественных и психологических сил, которые движут массами, представляет скорее академический интерес для отдельных лиц, сегодня же каждому необходимо знать, что побуждает массы к действию.

Для объяснения этого нужно и в данном случае определить человека биологически. Важной составной частью животного инстинкта самосохранения является у человека стремление к образованию общества, тождественное животному стадному инстинкту. Оно основано на симпатии и встречается у многих видов животных, от низших до высших: у пчел, муравьев, многих видов птиц, антилоп, овец, крупного рогатого скота и большинства обезьян. Человек не одиночка, как лев, медведь или тигр, хотя есть и хищники, которые живут стаями, например, волки. Это стремление к образованию общества присуще как неграм, так и европейцам. Это не благоприобретенная особенность человеческой культуры, а животное наследие, поэтому индивидуум в массе реагирует на окружающее не логически, как человек, а инстинктивно, как животное. В массе господствуют чисто животные инстинкты или, в лучшем случае, рефлексы низших человеческих культур, скрытые под более поздними наслоениями, но не исчезнувшие. Поговорка «Поскребите культурного человека и вы обнаружите гориллу» соответствует действительной природе человека. Ужасы войны и революций доказывают правильность этой поговорки.

Этнография и этнопсихология так объясняют феномен массовой души: человек - стадное животное. В массе он является членом племени, народа, касты, сословия или простого скопления людей, которое в определенный момент и для определенной цели организуется в массу.

Масса обладает коллективным сознанием, поэтому она чувствует, думает и действует совершенно иным образом, нежели отдельный человек. Ее действия обычно непонятны с точки зрения здравого человеческого рассудка; она действует не под влиянием логики, а на основе коллективных представлений, которые являются продуктами не разума и логического мышления, а эмоций.

Чем примитивней культура группы, тем больше подчинен ей отдельный человек...

Во всем, что является предметом эмоций - в религии, политике, морали, симпатиях и антипатиях даже самые выдающиеся люди очень редко поднимаются над уровнем простых людей...

Коллективным эмоциям обязаны своим возникновением язык, суеверные и религиозные представления о существовании невидимых сил, бесчисленных духов и демонов, которые управляют всей природой и жизнью человека. Но не только у диких народов безраздельно господствуют такого рода представления; и на высшей ступени развития мы встречаем точно такие же коллективные представления в соответствующем одеянии: сюда относятся религия, национальное, расовое и классовое сознание...

Общие для отдельных групп коллективные представления передаются из поколения в поколения и пробуждают в отдельных людях определенные чувства. Дикари полностью находятся в их власти. Логическое мышление у них отсутствует... В коллективных представлениях дикарей, но и у культурного человека, находящегося в массе, сознание определяется, в основном, чувствами, а не разумом. Именно они преобладают в массовой душе и не имеют связи с логическим мышлением. Несмотря на повышение интеллектуального уровня человечества реликты дологического мышления остаются и господствуют и сегодня над чувствами и желаниями масс (Леви-Брюль).

Вследствие одной лишь принадлежности к массе человек спускается на несколько ступеней вниз по лестнице цивилизации. Образованный человек в массе становится варваром (Фрейд).

Индивидуализация была важным шагом в поступательном развитии человека. Качества отдельной личности не могут проникнуть в душу массы.

Сила действия неорганизованных масс достигается путем внушения, которое может исходить как извне, так и изнутри самой массы. Различаются локальные и рассеянные массы. Первые образуют, например, случайные прохожие на улице, слушатели оратора, демонстранты, защитники баррикад и так далее; они реагируют на внушения момента.

Ко вторым относятся люди, на которых влияют определенные газеты и книги или однотипная среда. Сила действия таких рассеянных масс, состоящих из отдельных людей, которые могут жить далеко друг от друга и вообще не знать друг друга, не столь непосредственна, как сила локальных масс, но их суть одинакова. Фактор, создающий массу, - внушение. «Внушаемость приводит отдельную личность в массе в гипнотическое состояние, сознательная деятельность полностью исчезает под воздействием внушения, воля и способность к различению отсутствуют, все чувства и мысли ориентированы в направлении, заданном гипнотизером» (Фрейд). Сознательная личность исчезает, господствует бессознательная, инстинктивная жизнь с тенденцией к немедленному воплощению в жизнь внушенной идеи (Лебон). Индивидуум часто жертвует своим личным интересом ради общего (нередко мнимого) интереса. Сила внушения, опосредствованная в виде коллективных представлений, лишает массы всякой самостоятельности мысли, превращает их в слепые орудия исторического развития. Так возникают религиозные, политические и художественные системы взглядов.

Благодаря внушению люди сосредотачивают внимание, мысли и волю на общей точке и это делает возможными совместные действия.

Извне на массу могут влиять проповедники, политические вожди, мошенники, часто даже явные сумасшедшие, к коим следует причислять и тех, кто, не зная истинной человеческой природы, верит, будто может улучшить мир. На массу влияют и ее собственные знаки одобрения или неодобрения, место действия (церковь, театр), вещественные символы, такие как иконы, реликвии, знамена, эмблемы, виселицы, отрезанные головы на пиках, что типично для совершенно озверевшего человечества в революционные времена. Сочетание внушения извне с самовнушением приводит массу в экстаз; в этом состоянии она совершенно невменяема. Отсюда такие явления как флагелланты, крестовый поход детей, эпидемии пляски святого Витта, гонения на ведьм и евреев в Средние века. В новое время религиозный, социальный и национальный фанатизм, идея социализма с диктатурой пролетариата или без нее относятся к той же категории массовых психозов.

Бессмысленные гекатомбы человеческих жизней - на их совести.

Интеллектуальные достижения массовой души гораздо ниже Достижений индивидуальной души, в массе доминирует не дух, а глупость. В массах могут сосуществовать взаимно исключающие ДРУГ друга идеи наряду с требованием их немедленного осуществления, хотя, если чуть-чуть подумать, станет ясным, что возможно либо одно, либо другое. Так сегодня Франция требует от побежденной и обнищавшей Германии такую контрибуцию, которую могла бы выплатить только сильная и богатая Германия, но такой Германии французы не хотят, опасаясь реванша.

Другой пример. Капиталистический способ производства — самый рациональный, потому что он соответствует человеческой природе. Без капитализма европейские рабочие были бы обречены на голодную смерть - утопичность социализма доказывает нынешняя ситуация в России. Поскольку рабочий, как и любой человек, хочет улучшить свое материальное положение, он требует повышения зарплаты и одновременно хочет уничтожить капитализм, без которого ему грозит голодная смерть...

Чем же объясняется такое отсутствие логики в массовой душе? Это наследие образа мышления первобытных людей, тех времен, когда человек целиком находился во власти коллективных представлений, логическое мышление у него еще не развилось и в его сознании неограниченно господствовали эмоции. Такое мышление Леви-Брюль правильно назвал «дологическим». Так бразильские индейцы бороро утверждают, что они не только люди, но одновременно еще и попугаи ара... Такой способ мышления идентичен массовому, не может обнаружить логическое противоречие в своих диаметрально противоположных желаниях, поэтому массе нужна не истина, а иллюзия, невозможному она всегда отдает предпочтение перед достижимым.

Масса импульсивна, изменчива и возбудима. Ее побуждения могут быть благородными или жестокими (второе случается чаще), она может быть героической и трусливой, она ничего не делает обдуманно и ее симпатии недолговечны: сейчас она возглашает осанну, а через минуту будет кричать: «Распни его!» Для нее невыносима задержка с исполнением ее желаний, она чувствует себя всемогущей и у нее исчезает понятие невозможного, она легковерна, ее опьяняют громкие слова, она не знает сомнений: тень подозрения превращается у нее в полную уверенность, зародыш антипатия - в дикую ненависть. Она нетерпима и одновременно верит в авторитеты.

Ее невозможно убедить, что 2x2 = 4, если ей надо, чтобы было 2x2 = 5. Последним пользуются социалистические вожди, утаивая, что социализм недостижим.

Массы уважают силу и принимают доброту за слабость... Если они попирают ногами свергнутого деспота, то лишь потому, что, утратив власть, он стал слабым, а слабых презирают и не боятся.

Тип почитаемого массами героя всегда будет иметь характер Цезаря... Если власть колеблется, масса мечется от анархии к рабству и наоборот. Ее мятежные порывы недолговечны (Лебон).

Инстинкты масс консервативны, мятежи только меняют названия. И власть социалистических вождей тоже деспотична... Массе не нужна свобода, ей нужен вождь... Призыв к свободе для массы - это только призыв к смене тирана.

«Со словами «свобода» и «братство», — говорит Тэн, — якобинцы связали деспотизм, достойный Дагомеи, суд, подобный инквизиции, и человеческие гекатомбы, как в древней Мексике».

Лозунги, образы и учреждения старого режима обычно вызывают после революции ярость у толпы, но если новое правительство сумеет дать тем же вещам новые обозначения, эта ярость сразу же утихнет.

Революционные перевороты — это только смена носителей власти, а люди толпы остаются такими же рабами, какими были. Революции сводятся только к изменению названия фирмы. В толпе необузданно проявляются все жестокие, разрушительные инстинкты, которые являются пережитками низших культур и животного прошлого... То, что в «Книге джунглей» Киплинга говорится об обезьянах, применимо к человеческой массе: «Их народ не знает закона... у них нет своего языка — они воруют слова у других. Они живут моментом. Они бахвалятся, орут, но упавший камень пугает их».

Страх - тоже важный момент массовой души. Известно, как легко человек в массе теряет голову и впадает в панику. В страхе проявляется животный инстинкт самосохранения, когда спасение видится не в самообороне, а в бегстве. Люди бегут, чтобы спастись, как обезьяны и овцы... Отсюда трусость массы, часто даже при мнимой опасности.

Молодой лейтенант Бонапарт во время французской революции уже понимал суть ревущей толпы, говоря, что достаточно двух залпов картечью, чтобы обратить ее в бегство. Но страх также делает массу опасной. Во время чумы в Средние века убивали евреев, подозревая их в отравлении колодцев. В России и Южной Италии крестьяне убивали врачей, пытавшихся остановить эпидемии холеры. Другой атавистический фактор - садистская жестокость массы. С каким наслаждением публика смотрит казни или фильмы ужасов!

«Переход от пассивного наслаждения кровавым зрелищем к активным действиям в том же духе для массы не особенно труден... Садистское сладострастие маскируется высокими мотивами. ® инстинкту жестокости добавляется социальная справедливость, благо отечества или защита веры - и убийства приводят в экстаз» (Кристенсен). Подобные массовые акции всегда сопровождаются грабежами. Вспомним испанские аутодафе, сжигание ведьм, Варфоломеевскую ночь, геноцид армян в Турции, массовые убийства в советской России и Венгрии, грабежи рабочих-социалистов 1 декабря 1921 года в Вене, в которых участвовали люди, получавшие зарплату университетских профессоров. Не имея самосознания, самоуважения и чувства ответственности, масса всегда готова на любые преступления. Она ведет себя скорее как стадо диких зверей, в ней задают тон неполноценные элементы.

Правда, масса может проявлять также сочувствие и чувство справедливости, энтузиазм и героизм, но, как правило, этика массы ниже этики отдельных личностей. Под влиянием внушения масса может стать приверженной идеалу. В массе реже, чем у отдельный людей, преобладает момент личной выгоды, но это единственное положительное качество массовой души. Тард пишет о любящих и ненавидящих массах: «Но на какие действительно ценные дела обращают любящие массы свою деятельность? Неизвестно, что хуже, ненависть или воодушевление массы. Когда она вопит в людоедском экстазе, она, конечно, отвратительна, но когда она падает ниц к стопам своего живого идеала, выпрягает его карету и несет его на плечах, это обычно полупомешанный вроде Мазаньел- ло, дикий зверь вроде Марата или какой-нибудь боксер Демпси».

Тот, кто опирается на массу, может очень быстро и очень высоко подняться, но Тарпейская скала всегда рядом и однажды его могут с нее сбросить.

Есть разновидность любящей массы - это масса, ликующая во время праздника или скорбящая, провожая в последний путь национального героя. Такие массы служат противовесом всему скверному в массах иного типа, в них социальные инстинктыу являются плодотворным элементом.

Логики в массовом сознании вообще нет, в нем господствует дологический склад мышления, как у первобытных людей. Эмоциональные коллективные представления проявляются у современных европейцев только в ином одеянии, массовая мораль на тысячелетия отстает от нашей индивидуальной морали. Это показала мировая война: нам внушали веру в победу, но только после войны мы поняли, насколько низок любой народ, если он одер жим ненавистью.

Массовые чувства народа отражают его духовный культурный уровень. Убеждения масс везде обретают форму религиозного чувства. Их особенности: поклонение вождю, как высшему существу, страх перед приписываемой ему магической силой, слепое подчинение его воле, неспособность к обсуждению его догм, стремление к их распространению, тенденция видеть врагов во всех, кто их не принимает, вера в авторитет и нетерпимость. Герой, которым восхищается масса, может спокойно посылать ее на смерть. Из костей людей, которые пали жертвами оболванивающих массы лозунгов, можно сложить пирамиду выше Хеопсовой. На массы влияет все, кроме разума... Идея, овладевшая массами, какой бы она ни была первоначально великой и правдивой, теряет в результате почти все, что делало ее великой и возвышенной. Спорить с убеждениями масс все равно, что спорить с извержением вулкана» (Лебон).

«Недостаточно того, что лучшие люди народа имеют четкое представление о моральной допустимости или недопустимости той или иной государственной акции; они могут не донести свое понимание до массы, если масса к нему невосприимчива. Только если моральная основа для оценки данной акции войдет в кровь каждого человека, масса достигнет такого уровня этического развития, на какой может подняться индивидуум в результате воспитания и самовоспитания на протяжении своей короткой жизни» (Кристенсен).

Слова Горация: «Я ненавижу толпу и ее сторонюсь» все еще не опровергнуты, потому что «его величество народ» с тех пор не изменился. История учит нас, что в тот момент, когда моральные силы, на которых зиждется цивилизация, утрачивают свое господство, на первый план выходят несознательные грубые массы, справедливо именуемые варварами. До сих пор цивилизации всегда создавала только немногочисленная интеллектуальная аристократия, массы же — никогда. Массы способны только разрушать. Их господство — это всегда период варварства. Цивилизация предполагает твердые правила, дисциплину, переход от инстинкта к разуму, предвидение будущего, высокий уровень культуры, условия, которым никогда не могут соответствовать предоставленные самим себе массы. Благодаря своей чисто разрушительной силе они действуют как те микробы, которые доводят до конца разложение ослабленного организма или трупа. Если здание цивилизации источено червями, то его падению всегда способствуют массы (Лебон).

История - это взаимодействие между индивидуумом, творческой или руководящей личностью и действующей под влиянием внушения массой (Кристенсен). 

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Масса:

  1. МАССЫ И МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ
  2. Современные массы. Сосредоточение глупости
  3. Массовые коммуникации как способ управления массами
  4. Масса
  5. 2. ПОДЪЕМ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ ТРУДЯЩИХСЯ МАСС
  6. БОРЬБА НАРОДНЫХ МАСС И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В 1830—1839 ГОДАХ
  7. 6.3. Определение размеров и массы поковок и заготовок
  8. МАССЫ И РАЗМЕРЫ ЗВЕЗД
  9. История звезды с массой в 7 раз больше солнечной
  10. Масса тела и привлекательность в современных и традиционных обществах
  11. Нарушенная суперсимметрия и масса хиггсовской частицы
  12. Уединение и сияющие массы
  13. Определение масс частиц Калуцы—Клейна
  14. МЕХАНИКА ТЕЛ ПЕРЕМЕННОЙ МАССЫ И ТЕОРИЯ РЕАКТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ
  15. ТЕМА. СРАВНЕНИЕ ПРЕДМЕТОВ ПО МАССЕ