<<
>>

МОРАЛЬ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ А.С. Лаптёнок


Одной из главных отличительных особенностей морали в условиях трансформирующегося общества, в отличие от традиционного, является отсутствие четкой иерархии моральных ценностей. Такая ситуация порождает плюральность нормативных программ человеческой жизнедеятельности.
С одной стороны, каждый индивид получает большие возможности для совершения выбора, что предполагает достаточную степень его моральной автономии. Но, с другой стороны, данная моральная автономия может и не выработаться личностью именно в силу ценностной неопределенности. Имеется в виду тот факт, что в период выработки личностных мировоззренческих основ, который приходится на подростковый возраст, отсутствие четких моральных ориентиров может привести к формированию различного рода зависимостей и конформизма. Неизбежным следствием этого будет существование индивида в рамках гетерономной морали. И, по сути, уже не так важно, что будет выступать в качестве источника такой гетерономии: мнение взрослых, сверстников, приоритеты массовой культуры и т. д. Главным будет факт неспособности индивида к совершению сознательного морального выбора. Моральный инфантилизм не имеет возрастных ограничений. При этом именно моральная направленность группы влияния будет способствовать формированию просоциального либо асоциального морального поведения.
Таким образом, плюральность системы моральных ценностей актуализирует проблему формирования нравственной культуры личности, способной не только к совершению осознанного морального выбора, но и противостоянию негативному воздействию. Тот поток информации, который получает индивид, предполагает наличие критического мышления, на основе которого, формируется избирательное отношение в определении существенного и несущественного. В последнее время многие общественные деятели, педагоги и родители все чаще упрекают СМИ и Интернет в культивировании нравственных пороков, высказывая мнение о том, что подобное положение вещей способствует развращению человека. Однако нравственно здоровая личность формирует собственное отношение к информационному «мусору» и негативной информации. Если же нет своеобразного нравственного иммунитета, то тогда, действительно, романтизация преступного мира, нечеткость сексуальных ориентаций, апология насилия могут оказать регулятивное воздействие на индивида. В любом случае именно в современный период неизмеримо возрастает значимость формирования ответственности личности за совершаемый выбор.
Кризис традиционных регулятивных механизмов сопровождается проблемой моральной самоидентификации индивида. Благодаря современным средствам коммуникации каждый человек имеет возможность ориентироваться на различные, часто противоречивые образцы поведения. Например, если в традиционной культуре представлены эталоны маскулинности и фемининности, которые задают содержание моральной социализации личности, то в настоящее время возникает вопрос не только об изменениях мужских и женских ролей, но также и об идентификации пола. Во- первых, в связи с достижениями медицины в области изменения пола, а во-вторых, по причине назойливой пропаганды «преимуществ» однополой любви.
Трудности моральной самоидентификации личности могут привести к реализации различных жизненных стратегий: от конформизма и пессимизма до моральной индифферентности и эскапизма.
Большие возможности для разрыва с повседневной действительностью в настоящее время предоставляются виртуальным миром, предстающим в качестве новой жизненной реальности, в которой личностные трансформации в условиях анонимности столь же просты, как смена ролей в игре. Тем не менее, такого рода эскапизм порождает зависимость, которую многие специалисты считают серьезной болезнью.
Изменчивость и событийность мира, социальная мимикрия современного человека не вписываются в классические ценностные системы. Такая «моральная мобильность» способствует потере четких критериев дозволенного и недозволенного, достойного и недостойного, когда некоторые моральные понятия (честь, достоинство и др.) исчезают из лексикона современного человека. Релятивизация моральных принципов и отказ от ценностной иерархии приводят к равнозначности и оправданности любых человеческих деяний. Общество становится все более толерантным к тем образцам поведения, которые категорично отрицались еще в недавнем прошлом.
Анализируя многочисленные явления и процессы такого порядка, можно сделать вывод о том, что в системе современной культуры происходит трансформация содержания и функционального назначения морали. В рамках традиционной морали (а по своим типологическим характеристикам мораль советского периода также может трактоваться как традиционная) складываются однонаправленные отношения общества и личности, когда основной добродетелью индивида выступает способность в максимальной степени воспринять, интериоризировать существующие нормы социума и затем реализовать их в своем поведении. Различного рода инновации разрушают систему, поэтому отрицается все то, что противоречит существующей и одобряемой правящими силами системе приоритетов. Принципиальным является то, что эти приоритеты кодифицируются и могут получить свое оформление в виде норм традиции (как, например, в рамках религиозно христианской морали опора нравственного поведения на Библию и устоявшиеся правила регламентации поведения верующих), либо как в советские времена - в моральном кодексе строителя коммунизма.
В связи с этим любопытен факт разработки различного рода корпоративных кодексов - от врачебной этики до правил поведения сотрудников бизнес-корпораций. Смыслообразующим началом всех кодексов такого рода является стремление к регламентации поведения членов данного сообщества, от которых требуется четкое исполнение предписанного. Однако такого рода кодексы сложно назвать в полном смысле моральными. В большей степени их можно определить как квазиморальные, или квазиправовые. С одной стороны, как будто, декларируется их добровольное соблюдение. В случае нарушения норм, как правило, ситуацию рассматривает либо этический комитет, либо суд чести. С другой стороны, их деятельность достаточно тесно связана с принятием административных решений: по рекомендации этого комитета руководство определяет степень наказания вплоть до увольнения. Иначе говоря, сотрудник, скорее всего, страшится не морального осуждения, а административного наказания, которое может повлиять на карьеру.
Многообразие и многозначность нравственных отношений делает невозможным составление некоего всеобъемлющего кодекса. Свобода выбора предполагает и свободу тех форм поведения, которые приемлемы для конкретных людей или социальной группы. Толерантное отношение социума к инаковости предполагает пусть не одобрение, но принятие отклонений от господствующих норм морали. Легче всего данную ситуацию проиллюстрировать трансформацией норм половой морали, для которой характерно в современный период признание гендерного равенства, размывание норм «двойной морали», изменение традиционных стереотипов половых ролей.
Конкретно это связано со снижением возраста сексуальной инициации, возрастанием количества так называемых «гражданских» браков, распространение однополых сексуальных отношений и т. п. В современном социуме при явном моральном неодобрении таких особенностей полового поведения (которые могут характеризоваться как отклонение от норм морали), все же на основе уважения выбора личности (если он не связан с различного рода насилием) формируется принятие толерантного к ним отношения.
Иначе говоря, права личности оказываются приоритетными перед строгостью и однозначностью общественных норм морали. По нашему мнению, пока наблюдается очередная крайность (например, гипертрофированная защита прав сексуальных меньшинств), которая должна уступить место поиску механизма взвешенной оценки и разрешения противоречий между общественной и личной моралью.
Тем не менее, даже данный неоднозначный пример демонстрирует смену смысловых характеристик, связанных с осмыслением назначения морали. Саморазвитие индивида, реализация потребности в доброжелательном отношении человека к человеку, признание собственного достоинства и достоинства другого придает морали самоценное значение.
В настоящее время происходит процесс переосмысления роли морали в жизни общества и человека. Ее назначение все более связывается не с необходимостью приведения поведения человека в соответствие каким-либо нормам, а с потребностью в уважении и признании самоценности и достоинства каждой личности. Нельзя сказать, что «мораль кодекса» исчерпала свои возможности, но на первый план выдвигается «мораль ценностей». Речь не идет о снижении значимости выполнения моралью регулятивной функции, а о том, что акцентация только этой ее роли не позволит вычленить те свойства морали, которые делают ее незаменимой в жизни социума и человека.
<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме МОРАЛЬ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ А.С. Лаптёнок:

  1. §3.5. «Мораль бронзы» и «мораль стали»: загадки осевой революции
  2. Глава IXТЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ НЕ МОГУТ СЛУЖИТЬ ОСНОВОЙ МОРАЛИ; ПАРАЛЛЕЛЬ МЕЖДУ ТЕОЛОГИЧЕСКОЙ МОРАЛЬЮ И МОРАЛЬЮ ЕСТЕСТВЕННОЙ; ТЕОЛОГИЯ ГИБЕЛЬНА ДЛЯ ПРОГРЕССА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  3. Глава III «Византизм и славянство». Натуралистический характер мышления. Философия истории и общества. Три периода развития. Либерально-эгалитарный процесс. Аристократическая мораль. Эстетическое учение о жизни
  4. § 30. Мораль рефлеисіи и мораль чувства.
  5. А. С. Лаптёнок ФОРМИРОВАНИЕ НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ личности в СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ
  6. № 280 ДОНЕСЕНИЕ КРАСНОВОДСКОГО АГЕНТА ПАРОХОДНОГО ОБЩЕСТВА «САМОЛЕТ» БАКИНСКОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ МОРСКИМ ПАРОХОДСТВОМ ОБЩЕСТВА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВ «САМОЛЕТ», «РУСЬ», «КАМВО» И «РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО» 9 мая 1920 г
  7. 10.8. Половая мораль
  8. ПОЛОВАЯ МОРАЛЬ
  9. 10. Любовь и мораль
  10. Мораль и право
  11. § 2. Право и мораль
  12. Глава IX Права человека, политика, мораль
  13. Мораль и политика
  14. Мораль и современность
  15. VII. МОРАЛЬ И ПОЛИТИКА
  16. Политика между профессионализмом и моралью