<<
>>

НАЦИОНАЛЬНАЯ И ЯЗЫКОВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ БЕЛОРУСОВ: НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В.В. Шимов

Современный мир характеризуется взаимодополняющими тенденциями глобализации и глокализации, когда процессы мировой экономической интеграции и снятия барьеров между государствами сопровождаются ростом локальных (в т.ч. этнических и язы-

/т              и              и              і—і              и              и

идентичностей. Яркой иллюстрацией этого тезиса является Европейский союз, где параллельно с формированием общеевропейского политико-экономического пространства происходит процесс регионализации, что в ряде случаев привело к кризису некоторых национальных государств (Бельгия, Испания).

Интенсивные процессы формирования и роста этнических и языковых идентичностей происходит и на постсоветском пространстве. Здесь это обусловлено распадом СССР, образованием новых национальных государств и связанным с этим этнополитическим «переформатированием» региона. Базовой платформой национального строительства практически всех постсоветских государств стал этнический национализм, что предполагало в том числе вытеснение русского языка из всех функциональных ниш языком «титульной» народности. На этом фоне резко выделяется Беларусь, где русский язык не только сохранил государственный статус наравне с белорусским, но и наблюдаются тенденции к дальнейшему увеличению значимости русского языка в жизни общества.

Так, данные республиканской переписи населения 2009 г. выявили любопытные тенденции в динамике русско-белорусского языкового баланса в среде этнических белорусов. За период, прошедший с предыдущей переписи (1999 г.), этот баланс существенно сместился в сторону русского языка. Во-первых, заметно сократилось число белорусов, определяющих белорусский язык как родной: в 1999 г. белорусский назвали родным 85,6% людей, идентифицирующих себя как белорусы, в 2009 г. - только 60,8%. С другой стороны, доля белорусов, определяющих в качестве родного языка русский, возросла более чем в два раза - с 14,3% в 1999 г. до 37% в 2009 г. Особенностью языковой ситуации в Беларуси как в 1999 г., так и в 2009 г. был значительный разрыв между числом людей, заявляющих белорусский язык как родной и реально использующих его в повседневном бытовом обиходе (прежде всего, в кругу семьи). В 1999 г. заявили, что разговаривают дома по-белорусски, 41,3% белорусов (по-русски - 58,6%). К 2009 г. доля разговаривающих дома по-белорусски упала до 26%; доля использующих русский язык возросла до 69,7% [1] [2] [3].

1999 г. (%)

2009 г. (%)

Белорусский как родной

85,6

60,8

Русский как родной

14,3

37

Белорусский как разговорный дома

41,3

26

Русский как разговорный дома

58,6

69,7

Таким образом, зафиксировано значительное сокращение численности людей, не только номинально идентифицирующих белорусский как родной, но и практикующих белорусскоязычие в быту. Сокращение доли людей, называющих белорусский язык родным, представляется вполне объяснимым и свидетельствует о крайне неустойчивых и поверхностных представлениях о самом понятии «родного языка». В 1999 г., очевидно, еще сказывались последствия периода «белорусизации» начала 1990-х гг., когда государственная политика была ориентирована на формирование установки, что родным языком белоруса может быть только белорусский.

Снятие идеологического пресса государства в языковом вопросе привело к тому, что к 2009 г. многие русскоязычные белорусы предпочли в качестве родного указать реальный язык повседневного обихода, т. е. русский.

А вот резкое сокращение (с 41 до 26%) доли бытового употребления белорусского языка вызывает вопросы. Как представляется, 10 лет - недостаточный срок, чтобы привести к столь существенным сдвигам в языковой практике, особенно на уровне домашнего обихода. Отчасти это может быть объяснено естественной убылью старшего поколения сельских жителей, преимущественно использовавших разговорный белорусский язык. Однако здесь, как представляется, наблюдается не только изменение реальной языковой практики, но и сдвиг в восприятии языка. Важным языковым сегментом в Беларуси является «трасянка» - сельское и отчасти городское (преимущественно среди людей рабочих специальностей) просторечие, возникшее в результате интерференции русского и белорусского языков. Переписи это явление не отражают, поскольку носители «трасянки» предпочитают относить ее либо к русскому, либо к белорусскому языку. Как представляется, значительная доля респондентов, заявивших в 1999 г., что общаются дома на белорусском, имели в виду именно «тра- сянку»; к 2009 г. многие из них уже заявили, что общаются дома на русском, понимая под этим все ту же «трасянку». Причины этого сдвига описаны нами выше: инерция «белорусизаторских» установок в 1999 г. обусловливала определение «трасянки» как белорусского языка; к 2009 г. ослабление «идеологического эха» белорусизации и высокий престиж русского языка побуждали идентифицировать «трасянку» уже в качестве этого последнего.

В целом, налицо тенденция, когда понятие «родного языка» все больше ассоциируется с реальным языком повседневного бытового общения, а не с «титульным» языком национальности. Формула «белорусский язык - родной язык белорусов» перестает быть актуальной: многие русскоязычные белорусы, с раннего детства использующие русский язык в качестве основного средства общения, именно его, а не «титульный» белорусский, указывают в качестве родного. При этом определение русского языка как родного не влияет на белорусскую идентичность респондентов. Со времени предыдущей переписи доля респондентов, определяющих себя как белорусов, даже несколько возросла (83,7%; в 1999 г. - 81,2%), в то время как доля русских заметно снизилась (8,2%; в 1999 г. - 11,3%). Как представляется, сокращение доли русских связано не с физической убылью последних, а с тем, что многие из них (особенно молодое поколение, родившееся и выросшее в РБ) предпочли записаться как белорусы. Таким образом, за прошедшие с предыдущей переписи населения десять лет белорусская идентичность укрепила свои позиции, однако в то же время она значительно в меньшей степени стала ассоциироваться с белорусским языком как «материнским».

  1. Перепись населения 1999 г. Распределение населения Республики Беларусь по национальностям и родному языку в 1999 г. // Сайт Белорусского национального статистического комитета [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://belstat.gov.by/ homep/ ru/ perepic/ p6.php. - Дата доступа: 26.09.2011.
  2. Перепись населения Республики Беларусь 2009 г. Население по национальности и родному языку // Сайт Белорусского национального статистического комитета [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://belstat.gov.by/ homep/ ru/ perepic/ 2009/ vihod_tables/ 5.8-0.pdf. - Дата доступа: 26.09.2011.
  3. Перепись населения Республики Беларусь 2009 г. Население по национальности и языку, на котором обычно разговаривают дома // Сайт Белорусского национального статистического комитета [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://belstat.gov.by/ homep/ ru/ perepic/ 2009/ vihod_tables/ 5.9-0.pdf. - Дата доступа: 26.09.2011.

<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме НАЦИОНАЛЬНАЯ И ЯЗЫКОВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ БЕЛОРУСОВ: НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В.В. Шимов:

  1. 2.2. Феномен национально-культурной идентичности В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ СОЦИУМЕ
  2. ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В.А. Зеленевский
  3. НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЛОРУССКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ВИРТУАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА И.В. Лашук
  4. РОЛЬ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В ФОРМИРОВАНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Ластовский А.Л.
  5. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА М.Б. Канапацкий
  6. Фабрикант Маргарита Сауловна Специфика и роль трансформаций национальной идентичности в современной белорусской культуре
  7. Восприятие русскими своей национальной идентичности и этнические стереотипы
  8. КОНСТРУИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ОТ АППАРАТА КУЛЬТУРЫ К ИНДУСТРИИ СОЗНАНИЯ Глухов А.П.
  9. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ПРАКТИК КОНСТРУИРОВАНИЯ БЕЛОРУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Давыдик О.И.
  10. Монро П.. Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общество и национальная идентичность, 2000
  11. Ленчовская Анна Романовна Пилотное исследование этнической идентичности подростков украинских национальных меньшинств в поликультурной среде
  12. МЕЖДУ «ЗАПАДНИЧЕСТВОМ» И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬЮ: СПЕЦИФИКА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «ПУСТОТА» В ПРОЗЕ Х. МУРАКАМИ
  13. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НА ОСНОВЕ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ БЕЛОРУССКОГО НАРОДА А.И. Осипов
  14. ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ АСПЕКТОВ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В.Н. Ухванов
  15. ЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ ЗАПАДНОСЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ
  16. 8.1. Украинцы и белорусы
  17. 8.8. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР КАК ЛЕЙТМОТИВ НАЦИОНАЛЬНОЙ СУДЬБЫ