3. НРАВСТВЕННОСТЬ

В предыдущих потенциях целокупность особенности существует сообразно двум ее сторонам — особенности как таковой и всеобщности как абстрактного единства. Такова семья, но она является такой целокупностью, в которой объединяются как раз все природные потенции; но в то же время в отношении наличествует созерцание.
Реальное объективное созерцание индивидуумом себя в другом обременено различием; созерцание в жене, ребенке и рабе не есть абсолютно совершенное равенство; оно остается внутренним, нерожденным, невысказанным; налицо неизбежность включения в него природы; однако во всеобщем свобода отношения, уничтожение одной стороны такового через другую, есть высшеег. и разумным оно является лишь как абсолютное понятие, поскольку оно направлено на эту отрицательность.

Но абсолютная природа не наличествует ни в каком из духовных образований и поэтому также и в качестве нравственности; ни семья, ни в еще большей степени второстепенные потенции и тем более отрицательное не суть нравственное. Нравственность должна быть абсолютным тождеством интеллигенции при полном уничтожении особенности и относительного тождества; иначе говоря абсолютное тождество природы должно включаться в единство абсолютного понятия и быть наличным в форме этого единства,— некая ясная и в то же время абсолютно богатая сущность, несовершенное объективное бытие и созерцание индивидуумов себя в чужом, следовательно, снятие природной определенности и оформления (Gestal- tung), полное безразличие самоудовлетворения. Таким образом, беспредельное понятие является просто-напросто единым с сущностью индивидуума, и последний наличествует в своей форме как истинная интеллигенция. Он действительно беспределен, поскольку уничтожена вся его определенность; и его объективность существует не для какого-либо искусственного сознания для себя вместе со снятием эмпирического созерцания и не для интеллектуального созерцания; так, интеллектуальное созерцание является реальным через нравственность и только в кей очи духа и телесные глаза полностью совпадают; по природе муж видит в жене плоть его плоти, а согласно нравственности и через таковую — лишь дух его духа.

Поэтому нравственность определяется тем, что живой индивидуум как жизнь становится равен абсолютному понятию, его эмпирическое сознание становится единым с абсолютным, а само абсолютное сознание — эмпирическим сознанием, отличимым от себя созерцанием, но так, что это различение является чем-то совершенно поверхностным и идеализированным, субъектность в реальности и различении есть ничто. Это совершенно равное бытие возможно лишь через интеллигенцию, или абсолютное понятие, согласно которому живая сущность полагается под отношение как противоположность самой себе, как объект; сам этот объект есть абсолютная жизпенность и абсолютное тождество одного и многих, он непохож на всякое другое эмпирическое созерцание, служа необходимости и будучи ограниченным, имея вне себя бесконечность.

В нравственности, таким образом, индивидуум существует вечно; его эмпирическое бытие и образ действия является просто всеобщим, ибо налицо не индивидуальное, которое действует, но всеобщий абсолютный дух в нем. Мнение философии о мире и необходимости, согласно которому все вещи существуют в боге и нет никакой единичности, целиком реализуется для эмпирического сознания благодаря тому, что всякая единичность действия или мышления, или бытия имеет свою сущность и значение только лишь в целом и, поскольку мыслится ее основа, мыслится только лишь это, и индивидуум не знает и не воображает ничего другого; так как ненравственное эмпирическое сознание состоит в том, что между бытием всеобщего и особенного в качестве «одного», где первое есть основа, оно вставляет в качестве основы какую-то другую, единичность; в нравственности же, напротив, в сознании на первый план выступает абсолютное тождество, которое существовало до природы и было чем-то внутренним.

Но созерцание этой идеи нравственности, форма, в которой она является со стороны своей особенности, есть народ. Он должен познать тождество этого созерцания и идеи.

Именно в народе полагается вообще формально соотношение множества индивидуумов, не безотносительное множество и не простое большинство; не первое, ибо множество вообще не полагает соотношения, которое имеется в нравственности, подведения всех под всеобщее, которое имело бы реальность для сознания индивидуумов, было бы едино с ними и имело бы над ними власть и силу, поскольку они хотят быть единичными, было бы дружественно или враждебно идентично с ними; наоборот, множество есть абсолютная единичность, и понятие множества, поскольку индивидуумы суть единое, есть их абстракция, чуждо им, внешне им; также и непростое большинство, ибо всеобщность, в которой они суть единое, есть абсолютное безразличие; но в большинстве оно не полагается, большинство ведь не есть большое количество как выражение всех различий, через которые вся- кость может реально выражать себя только лишь как безразличие и быть всеобщей.

В то время как народ есть живое безразличие и природное различие целиком уничтожено, индивидуум созерцает себя в каждом как самом себе,— он достигает наивысшей объективности, присущей субъекту; и это тождество всех благодаря этому есть не абстрактное, не равенство гражданственности, а абсолютное и созерцаемое, представляющее себя в эмпирическом сознании, в сознании особенности; всеобщее, дух, существует в каждом для каждого, пусть даже это является единичностью. В то же время это созерцание и бытие «одного» непосредственно; созерцание не есть нечто иное, чем мысленная конструкция (Gedanken), оно не является символичным; между идеей и реальностью не встает никакая особенность, которую можно было бы уничтожить лишь посредством мысленных конструкций и которая уже в себе и для себя была бы равной всеобщему; а просто особенное, индивидуум как особенное сознание, равно всеобщему; и эта всеобщность, которая просто объединила с собой особенность, есть божественность народа, и это всеобщее, созерцаемое в идеальной форме особенности, есть бог народа; он есть идеальный способ созерцать всеобщее. Сознание — бесконечное, абсолютное понятие в форме единства; но в эмпирическом сознании понятие пола- гается лишь как отношение; существуют противоположности понятия и, следовательно, противоположности противополагаемые; их единство как таковое является скрытым, оно представляется разделенным (в едином сознании) как количество между обоими противоположностями, т. е. выступает под формой возможности; и действительность разделенности как раз и есть противоположность; в нравственности, однако, это разделение для самого эмпирического сознания является идеальной определенностью; в противоположностях, в объекте оно познает абсолютно то же, чем объект и является; оно созерцает тождество.

Созерцание является абсолютным просто потому, что оно объективно, в нем поглощаются всякое единичное бытие и чувство, и оно является созерцанием, потому что существует в сознании; его содержание абсолютно, потому что оно представляет собой вечное и освобождено от есєго субъективного; противоположности, эмпирическое и явление внутри самого абсолютного созерцания до такой степени сходят на нет, что представляются лишь пустой забавой. Снято всякое соотношение с потребностью и уничтожением, и практическое, которое начало с уничтожения объекта, перешло в свою противоположность, в уничтожение субъективного, так что объективное является абсолютным тождеством обоих.

Эта целокупность должна быть рассмотрена со стороны моментов, определяющих эту идею, а именно: прежде всего покой, или государственное устройство, затем — ее движение, или правление; там — идея как созерцание; здесь — со стороны отношения, но так, что отныне сущность, целокупность, сама есть абсолютное тождество созерцания и понятия; и форма этого тождества, под которой оно выступает, есть нечто совершенно поверхностное; крайние термины отношения суть просто сама целокупность, не абстракции, которые существовали бы лишь через отношение.

<< | >>
Источник: ГЕГЕЛЬ. Политические произведения / Издательство “Наука” АКАДЕМИЯ НАУН СССР. 1978

Еще по теме 3. НРАВСТВЕННОСТЬ:

  1. 1. 1. Теоретические проблемы нравственной и этической психологии Духовно-нравственное развитие личности в свете православного религиозного опыта
  2. Глава IXО РАЗНООБРАЗИИ УМСТВЕННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ — ЭТИ СПОСОБНОСТИ ПОДОБНО НРАВСТВЕННЫМ КАЧЕСТВАМ ЗАВИСЯТ ОТ ФИЗИЧЕСКИХ ПРИЧИН; ЕСТЕСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ, НРАВСТВЕННОСТИ II ПОЛИТИКИ
  3. В. Н. Димитриева ОСВОЕНИЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ УРОКОВ ЗАРУБЕЖНОЙ лИТЕРАТУРЫ НА ОСНОВЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ лИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ (К ПРОБЛЕМЕ СТАНОВЛЕНИЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ПРОФЕССИОНАльНОЙ ПОДГОТОВКИ БУДУЩЕГО УЧИТЕЛЯ-ФИЛОЛОГА)
  4. СИСТЕМА НРАВСТВЕННОСТИ
  5. О нравственности
  6. 2. Этика — учение о нравственности
  7. Глава 20, НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ
  8. С НРАВСТВЕННОСТЬ § 513
  9. НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ
  10. Высшие нравственные И РЕЛИГИОЗНЫЕ ЦЕННОСТИ
  11. СИСТЕМА НРАВСТВЕННОСТИ *
  12. Нравственная проблематика
  13. Тема 5. Нравственные искания ХХ века
  14. Представления руководителей о нравственности
  15. Отчуждение сознания и нравственности
  16. Нравственное развитие
  17. Глава II Религиозно-нравственное учение JI. Н. Толстого
  18. Метафизика Фихте. Учение о нравственности