<<
>>

Особенности развития политической философии после Второй мировой войны

с

Вместе с тем анализ реального положения вещей в рассматрива- 5

емой сфере убедительно показывает несостоятельность рассужде- 1

ний о наметившейся в 50-е годы смерти политической теории и 6

политической философии. Обнаружилось, что они просто не могут | исчезнуть до тех пор, пока люди не перестанут разрабатывать и об- о" суждать социально-политические цели и идеалы. Более того, сами х позитивизм и неопозитивизм в различных их формах являются фи- — лософскими направлениями и, естественно, характеризуются соб- ™ ственным видением мира политического.

В частности, уже сам по- nj стулат о необходимости четкого разграничения количественных и ^ поддающихся измерению и исчислению эмпирических фактов, с

одной стороны, ценностей, теоретических и философских 32 рассуждений - с другой, представляет собой самую что ни

наестьфилософско-мировоззренческую позицию. Скажем так, свобода от морали, отказ от ценностей - тоже определенная позиция в политике.

Политическая теория и политическая философия продолжали более или менее успешно развиваться в 50-60-е годы, т.е. в период так называемого триумфа позитивизма. Об этом свидетельствует, к примеру, работа известного американского философа К. Скиннера «Возвращение большой теории в гуманитарные науки», название которой говорит само за себя. Как бы подтверждая правоту Скиннера, уже на рубеже 50-60-х годов, несмотря на широкую популярность концепции о конце идеологии, появился целый ряд работ о политической философии и истории политических учений и теорий от античности до нашего времени. Немаловажное значение с рассматриваемой точки зрения имели работы, посвященные различным течениям идейно-политической мысли и политической | идеологии. §

Существенный вклад как в разработку важнейших положений '§

ш

политической философии, так и в возрождение интереса к класси- ° ческой политической теории внесли Л. Страусс, Э. Вогелин, X. Арендт 1 и др. Они, в частности, настаивали на том, что изучение полити- о ческой мысли прошлого имеет решающее значение для правильно- ° го понимания современных политических феноменов, равно как и щ для освещения и решения современных политических проблем. Они g пришли к вполне обоснованному выводу, что стремление отделить | факты от ценностей представляет собой не что иное, как выхола- -д. щивание задач политического исследования. 8

Отправной точкой для рассуждений этой группы авторов стала s

pi

идея существования четко обозначенной единой западной тради- s ции политической теории, понимаемой как некий комплекс идей, 2 плавно эволюционизировавшихся (или должных эволюциониро- х ізать) от античности до нашего времени. ?

Следует отметить, что основы такого подхода были заложены еще о в конце XIX - начале XX в. представителями позитивизма, пытав- « шимися заменить политическую теорию и политическую филосо- х фию просто историей политических идей и теорий. В этом плане й показательна опубликованная в 1902-1920 гг. трехтомная работа s У. Даннинга «История политических теорий», в которой автор о предпринял попытку проанализировать процесс развития западной х традиции политической мысли, сконцентрировав внимание на клас- о сических работах и их историческом контексте, начиная с Платона о до конца XIX в. [ 106]. Даннинг пытался обосновать мысль о том, что современные ему политические институты и по- 33

2 Введение в политическую философию

литическая наука составляют кульминационный момент того процесса развития, который начался в античной Греции.

Следуя Даннингу, J1.

Страусс уже после Второй мировой войны утверждал, что классическая политическая философия представляла собой истинную науку о политике. Более того, продолжал он, в работах Аристотеля содержатся универсальные знания о политике. В них - «истинная политическая философия» и «политическая истина» [148, р. 68-69]. Вслед за Л. Страуссом Э. Воге- лин также рассматривал изучение истории политической философии как форму «терапевтического анализа», необходимого в качестве ответа на интеллектуальный и политический кризис, угрожающий Западу в наши дни. Для преодоления негативных последствий позитивизма он считал необходимым вернуться к системе политического исследования, основанного Платоном и Аристотелем (154, р. 171-189], причем, по мнению Вогелина, существует прямая преемственная связь между гностицизмом первых веков христианства | и нынешними губительными системами идей - прогрессизмом, g позитивизмом, гегельянством, марксизмом, психоанализом, ком- <

мунизмом, фашизмом, национал-социализмом и либерализмом, -9- которые повинны в убийстве Бога и ликвидации опыта трансцен- О дентного.

а! Складывается впечатление, что эти авторы по сути дела создали fE некий миф о единой и неразрывной западной политико-философ- <

ской традиции, якобы простирающейся от Сократа - Платона - ^ Аристотеля до наших дней, и почти все основные свои постулаты х строили именно на этой искусственно сконструированной схеме, о Нельзя не отметить, что авторы, о которых идет речь, сыграли боль- | шую роль в раскрытии многих важных аспектов античной мысли, в g- том числе и тех из них, которые относились к интерпретации поли-

тического, как адепты этой мысли его понимали. Но их работы не 5

всегда и не обязательно давали адекватные ответы на современные

со

v реальности. При этом анализ содержания работ этих авторов, ко- 6

торые, судя по названиям (например, «Политическая философия | Платона» Л. Страусса), считаются посвященными политической о" философии античных мыслителей, показывает, что в них по сути s дела речь идет о философии в античном понимании этого слова как ^ дисциплины, охватывающей знания и мудрость о всех сторонах т> жизни людей и человеческих сообществ. В сущности это - работы та не о политической философии и не об истории политической фи- if лософии, а об истории философской мысли вообще Платона, Аристотеля и других античных мыслителей, которые стали объек-

34 том их исследования.

Иначе говоря, здесь совершенно без ущерба для содержания работ можно было бы обойтись без прилагательного «политическая». Как уже указывалось, в античности термин «политический» понимался в самом широком смысле, охватывая в совокупности все то, что мы в настоящее время обозначаем понятиями «социально-экономический», «обществено-политический» и, возможно, некоторыми другими.

Они предлагали по сути дела искусственную, так сказать, рационализированную версию истории политической философии и политической мысли. Некоторые внешние схожести используемых в них терминов и понятий не дают сколько-нибудь убедительных оснований рассматривать работы «Политика» Аристотеля и «Государство» Платона, «О граде Божием» св. Августина, «О правлении властителей» и «Сумма теологии» Фомы Аквинского, «Государь» Н. Макиавелли, «Левиафан» Т. Гоббса и «Дух законов» Ш.-Л. Монтескье как творения единой и непрерывной традиции. f

Говорить о некой единой и неразрывной философской и, тем g более, политико-философской традиции, идущей от античности о через средневековье к нашему времени, можно, лишь прибегнув к §_ изрядной доле насилия над историческими реальностями или заг- 1 нав их в прокрустово ложе искусственно сконструированных схем.

о Во всяком случае дважды за двухтысячелетнюю историю эта «тра- ° диция» подверглась радикальному разрыву: первый раз - с гибелью ^ античного мира и наступлением средневековья, и во второй -eg формированием европейской капиталистической цивилизации. ^ Каждый раз имела место по сути дела радикальная переоценка цен- -§- ностей, осевых идеалов мироустройства, что в конечном счете при- 8 вело к смене основополагающих парадигм и, соответственно, са- § мих цивилизаций: на место греко-римской или средиземномор- S ской пришла средневековая, а на смену ей - современная 2 рационалистическая капиталистическая цивилизация. т

Поэтому без всякого преувеличения можно сказать, что история ? политико-философской мысли - это отнюдь не история различных О ответов на один и тот же общий для всех времен и народов вопрос, g а во многом - история различных ответов на различные вопросы, | которые каждая конкретная историческая эпоха ставила по-свое- Я му, поскольку менялись, порой радикально, характер и сущность s проблем, выдвигаемых каждой эпохой. о

К началу 60-х годов стал очевиден окончательный кризис по- g зитивизма. Об этом и о преждевременности суждений о смерти о политической философии и теории свидетельствовала также на- О метившаяся в 70-е годы реидеологизация социальных и гуманитарных наук, когда снова стал популярен тезис о взаи- 35

мосвязи ценностно-нормативного и эмпирического аспектов политического исследования. Проанализировав положение вещей в данной области в середине 60-х годов, П. Ласслет, который ранее констатировал смерть политической философии, вынужден был признать в 1967 г., что «политическая философия в англоязычных странах снова жива».

Следует отметить, что континентально-европейская гуманита- ристская традиция в сущности никогда не отказывалась от политико-философского, ценностного, оценочно-нормативного подходов при анализе политических феноменов. В течение всего XX столетия теоретические и философские аспекты политики довольно интенсивно разрабатывались в различных философских направлениях, таких как экзистенциализм, феноменология, постмарксистская критическая теория и др. В отличие от США, в континентальной Европе были восстановлены и успешно развивались историко-пра- вовые, государственнические, политико-философские традиции, в I результате чего политические исследования базировались на орга- g ническом сочетании теоретического и эмпирического начал.

Из всего изложенного можно сделать вывод, что политико-фи- -в- лософские системы являются одновременно и детишем, и причи- 0

ной конкретных исторических и социально-политических реально- Ф стей. Детишем - потому что условия, в которых они возникли, | накладывают на них свою неизгладимую печать, причинами - по- | тому что сами социально-философские системы, в свою очередь, д способствуют формированию и эволюции упомянутых условий. Эта 1

закономерность проявляется в том, что каждая эпоха, как уже ука- 0

зывалось, вырабатывает собственную, характерную только для нее, I" парадигму. Здесь как нельзя лучше подходит постулат О. Шпенгле- % ра, который гласит: нет вечных истин, каждая философия есть выражение своего и только своего времени, и нет двух эпох, которые 5

имели бы одинаковые философские устремления. 1

Поэтому естественно, что расщепление средневекового целост- 6

ного религиозного мировоззрения в Новое время неизбежно вело не ї только к диверсификации научных дисциплин, но и к появлению о" разнообразных, зачастую конфликтующих трактовок различных -g сфер общественной жизни, в том числе и политических реальнос-

тей. А это стало той основой, на которой произошло формирование га и постепенное размежевание различных политико-философских и ™ идейных течений и направлений, призванных обосновать тс или иные ^ альтернативные пути общественно-исторического развития.

Эти течения и направления, получившие названия либе- 36 рализма, консерватизма, марксизма, социал-демократизма и т.д., различаются трактовкой места и роли отдельного человека, групп, партий, социальных сил, классов и др. в мире политического; подходом к решению важнейших экономических и социальных проблем; местом и ролью, отводимым основным социально-экономическим и общественно-политическим институтам (частной собственности, свободному рынку, государству, партиям и т.д.); предлагаемыми программами и средствами решения стоящих перед обществом проблем и т.д. Но следует особо подчеркнуть тот факт, что все эти течения в целом базировались на инфраструктуре основополагающей парадигмы, которая, в свою очередь, на каждом этапе развития современного индустриального общества подвергалась существенным трансформациям.

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С.. Введение в политическую философию: Учебное пособие. — М.: «Логос». — 336 с.. 2004

Еще по теме Особенности развития политической философии после Второй мировой войны:

  1. Политический идеализм после Второй мировой войны
  2. Япония после второй мировой войны
  3. ГЛАВА 1 СССР после Второй мировой войны
  4. ГЛАВА XII ТАИЛАНД ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. Изменение государственного устройства и международной ситуации после второй мировой войны
  6. §2. Усиление межобщинного напряжения на острове после второй мировой войны (1945-1958 гг.)
  7. 8.1. Истоки Второй мировой войны. Предвоенный политический кризис.
  8. 1. Начало Второй мировой войны: причины, характер. Международная деятельность политического руководства СССР в 1939—1941 годах.
  9. 2. Начало Второй мировой войны: причины, характер. Международная деятельность политического руководства СССР в 1939—1941 годах.
  10. 5 ФРАНЦИЯ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  11. Афганистан в системе региональных отношений после первой мировой войны
  12. 3. Итоги и уроки Второй мировой войны.
  13. Глава 10. Психологические операции в годы Второй мировой войны.
  14. ГЛАВА 4 СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  15. 8. СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939–1945 гг.)
  16. РАЗНОГЛАСИЯ ВОКРУГ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  17. Японский капитализм после первой мировой войны. Рабочее и крестьянское движение
  18. 13.7 Культура Украины в годы Второй мировой войны
  19. ТАИЛАНД В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  20. Украина во время Второй мировой войны (1939