<<
>>

Параграф 7. Характер государственной гегеионии

Ниже мы рассмотрим явление, которое в наше время в первую очередь называется гегемонией применительно к отношениям между государствами. Но гегемония в точно такой же форме имела место и в древности в отношениях между сообществами, сильно отличавшимися от современных государств.

Одно лишь ограничение: гегемонией можно называть только отношения между сообществами, находящимися на одном уровне в данный исторический период, то есть отношения между метрополией и ее колониями в эту категорию не попадают, равно как отношения государства с его частями, пользующимися некоторой долей самостоятельности, как это было в царской России с Финляндией и с Польшей (с последней — с 1815 по 1832 г.) или в Австрии с Ломбардо-Венецианским королевством (с 1814 по 1866 г.). От руководства личности через руководство группы к гегемонии государства ведет прямая линия. Суть явления остается одинаковой.

Гегемонию государства роднит с индивидуальным руководством то качество, что она представляет собой общественную связь вторичного порядка, то есть лишь модификацию уже имевшихся до нее общественных отношений. Например, федеральное государство образует те рамки, в которых развивается гегемония. Союзы двух государств первоначально создаются на «паритетной» основе, а потом одно из них становится руководящим. Первой стадией гегемонии может быть также протекторат.

Государства избегают заключать такие соглашения, формулировки которых позволили бы развиться гегемонии, поэтому ее развитие не всегда можно проследить по юридическим актам. Большое государство может сначала организовать проникновение в более слабое государство с помощью частного бизнеса и заложить тем самым основу для политического влияния. Часто временный союз расторгается в силу изменившихся обстоятельств, а гегемония, возникшая в рамках этого союза, сохраняется. Английские историки международного права называют отношения между Англией и Египтом с 1882 по 1914 и после 1922 г.

«фактическим протекторатом», как и отношения США с формально независимыми Кубой, Гаити, Никарагуа и Доминиканской республики. Но самым типичным примером той основы, на которой развивается гегемония, могут служить отношения между Англией и Португалией. Но есть одно важное различие в отношениях между личностями и между государствами. Брак или дружба не могут основываться на стремлении одной личности властвовать над другой - это было бы безнравственно. Но суть государства - власть и любое здоровое и сильное государство стремится распространить свою власть на других. В грубой форме это порабощение соседей, в более утонченной - подчинение их своему влиянию. Гегемония это особенно сильная форма влияния, и государство может умышлено заключать союз или создавать федерацию, преследуя гегемо- нистские цели.

Первые соглашения могут быть не политическими, а касаться транспорта, средств связи и тому подобное. Но и такие соглашения могут позволить одному из государств играть руководящую роль. Таможенный союз затрагивает сферу экономической политики, но вспомним историю Германского таможенного союза. Экономическая гегемония — не только орудие формирующейся политической гегемонии, но и ее основа. Как и всякое настоящее руководство, гегемония государства это отношение одной воли к другой. Воля государства-гегемона определяет не отдельные акции, а общую линию поведения других. Но и руководство отдельными политическими акциями, такими как коллективные шаги против третьей силы, интервенция, военная экспедиция, это уже гегемония.

Быть гегемоном не значит просто быть образцом для других. Ни Англия, ни Франция не стали гегемонами оттого, что другие страны взяли себе за образец их конституции. Подражание вообще нежелательно для тех, кому подражают, особенно если имитируют их вооружения. Быть вождем - значит вести других к определенной цели. Государственная гегемония - не исключение. Когда цель достигнута, она становится излишней, если не является средством сохранения достигнутого или если не ставится новая цель.

И к гегемону часто применимо изречение: «Мавр сделал свое дело, мавр может уйти». Ясней всего цель гегемонии, когда речь идет о внешней акции. Так Филипп Македонский был обязан своим успехом тем, что греческие государства хотели объединиться под его гегемонией для войны против Персии. Все попытки достичь гегемонии в современной Европе были недолговечными за отсутствием общей цели за пределами континента. Исключением был период войн с турками. США не достигли полной гегемонии на американском континенте, потому что цель доктрины Монро — защита от Европы - давно достигнута. Поэтому идея мировой гегемонии — ложная идея. Лишь одна страна претендует на «духовное руководство» миром - Англия, как сказал об этом ее премьер-министр Болдуин в речи 16 апреля 1937 года.

В принципе, любая государственная гегемония имеет внешнеполитическую цель. Такой целью может быть изоляция (случай с доктриной Монро) но чаще всего это интеграция, развивающаяся на основе федерализма.

Интегрирующая функция гегемонии включает в себя ее нравственное оправдание. Странно, что, хотя в единоличном руководстве государством почти всегда находят нечто хорошее, к любой государственной гегемонии серьезная наука относится отрицательно. Гегемония, как и власть, не может быть хорошей или плохой сама по себе, — все зависит от ее целей. Поэтому неверно клеймить какое-нибудь государство за одно лишь стремление к гегемонии. Обычно этим занимаются конкуренты в борьбе за гегемонию. Мы встречаем здесь такое же неправильное толкование, как и в том случае, когда руководство путают с господством.

Я лично придерживаюсь универсалистского взгляда на государство и общество и считаю, что целое обладает высшей ценностью, нежели его части. Но целое и часть - диалектические понятия, одно немыслимо без другого. С гегемонией часто путают силовой перевес. Но, хотя Персия имела силовой перевес по сравнению с Грецией, гегемонией над ней она не обладала. То же самое можно сказать о положении США в Америке.

Напомним, что уровень власти зависит от способности подчинять себе чужую волю. В сфере отношений между государствами шкала уровней власти имеет бесконечное множество ступеней. Она начинается с простого влияния и кончается господством. Полной «автаркией» в смысле политического идеала древних греков современное государство обладать не может. Поэтому «независимость» государства это полуправда. В 1878 году была признана независимость Сербии, Черногории и Румынии, но она была обставлена рядом условий. В 1919 году «полную независимость» получили Польша и Чехословакия, но они были включены в систему союзов, которая делала эту независимость неполной.

Государственная гегемония занимает промежуточное положение между простым влиянием и господством. Посторонним влияниям подвержено любое государство. Сильное государство может на одних влиять, над другими иметь гегемонию: таково отношение США к разным странам Латинской Америки. Гегемония основана не на насилии, а на признании руководящей роли одного государства другими. Греки, из языка которых мы заимствовали слово «гегемония», четко отличали гегемонию от господства («архе»).

В этой связи нам придется затронуть понятие суверенитета. Я выскажу еретическое мнение по этому вопросу. Суверен это высший повелитель для своих подданных. Отсюда следует, что даже государство, находящееся под чужеземным господством, может оставаться суверенным, пока оно является высшей инстанцией для своих подданных. В случае с гегемонией понятие суверенитета вообще не играет никакой роли. Даже несуверенное государство может иногда руководить другими, тоже несуверенными государствами.

Стремление государства к власти, благодаря его сути, гораздо сильней, чем у отдельных людей, и встречает меньше правовых ограничений.

Раньше гегемония часто переходила в господство. Но, по мере того, как народы становятся более зрелыми, на смену господству приходит длительная гегемония, даже если есть условия для полного господства. Ф. Фон Визер назвал это явление законом убывания насилия. Сначала этот закон проявляется во внутренней жизни народов и государств, а затем в отношениях между государствами. 

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Параграф 7. Характер государственной гегеионии:

  1. Параграф 7. Характер государственной гегеионии