<<
>>

Параграф 2. Руководство и господство

1) Тот, кто захочет узнать об отношении между руководством и господством из литературы, сразу заблудится в чаще самых противоречивых мнений. Один считает руководство разновидностью господства, другой считает, что эти два понятия разделяет пропасть, для третьего, наоборот, господство разновидность руководства.

Если бы спор шел только о словах, согласия легко было бы достичь, но налицо, к сожалению. Терминологическая путаница. Опять смешиваются два понятия, о которых мы говорили в начале, господство отождествляется с законным господством, что требует предварительного определения отношений между руководством и правом. Кроме того, сплетаются в запутанный клубок понятия власти, господства, насилия и авторитета. Попробуем распутать этот клубок.

Независимо от определения отношения между руководством и господством, в обоих случаях речь идет об отношениях между двумя волями, одна из которых подчиняет себе другую. Мы называем это властью в узком смысле слова, имея в виду только власть над людьми. Власть это способность ориентировать на свои ценности чужую волю, то есть власть это всегда «внутренняя власть». Даже то, что мы обычно называем «внешней властью», то есть силовой воздействие на других опирается, в конечном счете, на некую внутреннюю, «ключевую власть». Власть, таким образом, никогда не мыслится как власть над чем-то безвольным. Не имеет власти над человеком тот, кто обращается с ним, как с предметом. Предпосылка власти - свобода.

Но верно говорят, что «власть» это аморфное или нейтральное понятие. Его уточнение зависит от уровня способности воздействовать на чужую волю, от содержания властных отношений, от умения варьировать воздействия и от основы, на которой развилась способность воздействия.

Во-первых, есть бесконечно длинная лестница интенсивности властных отношений. Дильтей считал возможным количественное определение каждой ее ступени и особое ее обозначение.

Чтобы проявить власть над другим, бывает достаточно взгляда, жеста или приказа. В конечной точке исключено какое бы то ни было противодействие внешнему принуждению. Я называю господством только способность воли подчинять себе другие воли, угрожая внешним принуждением.

Границы между ступенями очень зыбкие, на одной ступени иногда используются средства другой. Одно из этих средств - приказ, но он может быть облечен в более мягкую форму без изменения природы властных отношений.

Во-вторых, особая форма власти также может определяться внутренней природой властных отношений. При очень тонких человеческих отношениях власть не может принять форму господства. Один из этих случаев - брак. Библия, провозглашая мужа «господином», отражает восточный взгляд на отношения в браке.

В-третьих, обладатель власти может в разной мере пользоваться ее объемом. Он может довести свою власть до крайних пределов или по собственному решению снизить ее планку, он может быть повелителем, но не хочет быть им.

Причины такого поведения могут быть разными. Может мешать высшая власть, но чаще всего это правовые ограничений. Это могут быть и соображения чистой целесообразности или мотивы нравственного порядка.

В-четвертых, человек подчиняется чужой воле по разным причинам. Это могут быть страх, привычка, но одна из важнейших - авторитет обладателя власти. Авторитет это не власть, а качество, на которое она опирается. Авторитет может быть только признанным, но не принудительно навязанным.

Авторитет это внутреннее признание превосходства другого человека. Он может действовать на мысли или на эмоции. В первом случае можно говорить о теоретически воспринимаемом авторитете. Он имеет особое значение в научной и религиозной жизни. Во втором случае можно говорить о практически воспринимаемом авторитете. В дальнейшем мы будем заниматься только им.

Практический авторитет это качество воли как отдельного человека, так и общества. Даже когда мы говорим об авторитете нормы, мы думаем об авторитете воли, ее установившей.

Так же обстоит дело с авторитетом различных учреждений — они выражают волю общества. В этом смысле можно иногда даже говорить об авторитете большинства. Правда, большинство как таковое ав торитета никогда не имеет, простое численное превосходство его не дает. За авторитетом большинства как принципом демократии также скрывается воля, божья или тех, кто некогда заключил «общественный договор».

Авторитет может быть первичным и производным. Это различие важно для узаконивания авторитета. Первичный авторитет в нем не нуждается, производный не может без него обойтись. Макс Вебер различал три типа господства: легальное, традиционное и харизматическое. Это деление неудовлетворительно. Первые два типа узаконены, закон третьего — в личности самого властителя.

Вебер смешивал господство и авторитет. Но власть любого уровня может иметь авторитет, а может и не иметь. Авторитет позволяет достичь более высокого уровня власти, чем насилие. На высшем уровне возможно идеальное сочетание авторитета и господства (авторитарные государства), но всегда были и есть много случаев господства без авторитета. Эта ненормальная ситуация ведет к разрушению власти или переходу ее в более авторитетные руки. История знает много примеров: достаточно вспомнит Римский сенат, который сначала имел авторитет без власти. Потом власть без авторитета, а потом ни того, ни другого, или отношения королей династии Меровингов с их мажордомами или французской Директории с Наполеоном или судьбу современных парламентов.

Господство и авторитет несоизмеримы. Орудия господства - приказы и принуждение, авторитет же нуждается в признании тех, кто ему подчиняется.

2) Укажем теперь место руководства в системе властных отношений. Это место определяется тремя основными чертами руководства.

а) Во-первых, уровнем власти, которой обладает настоящий вождь. Он находится посередине между низшей и высшей ступенями шкалы власти, о которой говорилось ранее, между простым влиянием и господством.

Руководство это более чем влияние - это определяющее влияние, но не господство; это противоположный полюс господства. Господство, в конечном счете, сводится к голому насилию и постоянно угрожает насилием, оно совершенно не зависит от признания подданных. Настоящий вождь никогда не работает с помощью приказов и принуждения. Его задача - быть лидером, а не диктовать, его орудие — переубеждение в самых разнообразных формах, от мягких уговоров до страстной пропаганды.

Но этим мы еще неопределяем место вождя в системе властных отношений. Может быть, его и нельзя точно определить. Даже язык, по крайней мере, немецкий, этому препятствует. Зато в английском языке есть слово, которое, несмотря на свою многозначность, употребляется именно для обозначения власти, которая не превращается в господство. Это слово «control». Им определяются отношения между фирмой и правительством, партией и ее вождем, Конгрессом США и президентом. Нам придется ограничиться определением руководства как власти, обладающей большой волевой энергией, но не волей к господству. Руководство это энергичная, но ограниченная власть. Ограничения могут быть внешними, но их может устанавливать для себя и сам обладатель власти. Мы видим в этом случае самоограничение человека, который мог бы стать повелителем, но не хочет. Только тогда вождизм обретает свое полное нравственное значение. Вождь в высшем смысле слова это вождь, обладающий тем чувством меры, которое греки от Архилоха до Платона и Аристотеля восхваляли как одну из главных добродетелей. Это вождь, который, благодаря господству над своими желаниями, не превращает власть в господство.

И все же вождизм трудно определить только по уровню власти, потому что он легко может превратиться в господство. Так случилось с вождями племен послекаролингской эпохи и с епископами римской общины. Обратный процесс - феодальная раздробленность монархического государства. И то, и другое может происходить вопреки существующему правопорядку. Вряд ли можно говорить при этом и об исторической закономерности.

Спор о так называемой «проблеме вождя» был спором о том, неизбежно ли превращение вождя во властителя или нет. Это был праздный спор: ни одна из сторон не смогла привести убедительные доказательства своей правоты.

Для нас важней, что обе роли, вождя и повелителя, может играть одновременно одно и то же лицо: в одной группе оно может быть повелителем, а в другой — только вождем, как премьер-министр в парламентском государстве или президент США. В масштабах государства такая комбинация в смысле координации обоих типов власти почти необходима. Дэвид Юм однажды заметил, что даже самый могущественный деспот не сможет сохранить власть над своими подданными, если он не будет «вождем» для своих преторианцев.

б)              Вторая существенная черта - непременная связь руководства и авторитета, как теоретического, так и эмоционального, особенно если вождь выступает в роли воспитателя. У политического вождя на переднем плане стоит, разумеется, эмоциональный авто ритет. Настоящему вождю он обязателен. Он возникает из диалектического единства вождя и его последователей, которые подчиняются ему по своему свободному выбору, в противоположность слепому повиновению диктатору. Отношения между вождем и его последователями это всегда отношения взаимной лояльности и верности. Эта идея лежит в основе германского права. Ею руководствовался и Август, устанавливая свой принципат.

в)              Третье. Вспомним различие между первичным и производным авторитетом. Авторитет настоящего вождя всегда первичен. Он не получает его от кого-то, это атрибут его личности. Вождем можно назвать человека, одаренного харизмой. Верховный правитель должен обладать первичным авторитетом. Только такой чело век может стоять во главе «авторитарного» государства.

Власть вождя это всегда власть, предполагающая личную ответственность. Настоящий вождь несет ответственность только перед своей совестью и Богом и он не может свалить ее на другого, не может ни за кого спрятаться. 

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Параграф 2. Руководство и господство:

  1. ОПЫТ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЗНАНИЙ ESSAI SUR L'ORIGINE DES CONNAISANCES HUMAINES
  2. ГЛАВА 1 ГОЛ 1786-й. Соседство лвух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
  3. ГЛАВА 3 ГОА 1939-Й. Необъявленная война в пустыне. Река Халхин-Гол
  4. А События в Риме 15, 16 и 17 марта 44 года до P. X.
  5. 4. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.
  6. КРИТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕДОГМАТИЧЕСКОГО ИДЕАЛИЗМА ДЖ. БЕРКЛИ
  7. ПРИНЦИП ЕДИНОЛИЧНОГО РУКОВОДСТВАВ СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
  8. 1. Руководство
  9. Параграф 1. Сущность руководителя и руководства
  10. Параграф 2. Руководство и господство
  11. Параграф 3. Руководство и право
  12. Параграф 4. Виды руководства
  13. Параграф 5. Сущность явления
  14. Параграф 6. Виды руководящих групп
  15. Параграф 7. Характер государственной гегеионии
  16. Параграф 8. Причины установления гегемонии
  17. Параграф 10. Типы гегемонии