<<
>>

Параграф 3. Руководство и право

  Любое стремление к власти может сопровождаться желанием не только оправдать власть нравственно, но и добиться ее правового признания. Вождь тоже может быть склонен верить, что у него нет лучшего средства обеспечения своей позиции, чем ее легализация.
Таким образом он пытается устранить опасность со стороны конкурентов. Во многих случаях вождю или тому, кто хочет им стать, приходится бороться против существующего правопорядка. Есть много способов самоутверждения, несмотря на эти препятствия. Можно, не свергая легальную власть, подчинить ее своему авторитету или заключить с ней союз: на этом строились отношения Бисмарка с королевской властью в Пруссии. Но бывает также, что желание легализации заведомо исключено и даже представляется абсурдным. В ряде случаев вождь вполне довольствуется незаконной властью. Но именно в политике, в соответствии с диалектикой власти и права, не всегда, но чаще всего, воля к власти является одновременно волей к созданию правопорядка. Когда эта воля достигает своей цели, руководство часто превращается в господство.

Но если наше понимание сущности вождизма правильно, дополнение власти вождя правовым признанием вовсе не обязательно. Настоящий вождь не зависит от формализации права. В отдельных случаях легализация может даже ослабить позицию вождя, подменяя внутренний авторитет более слабым внешним.

Легализация вождя не только не обязательна, она не может достичь той цели, какую призвана достичь. Политический вождизм по своей сути не может быть вполне легализован. Как можно втиснуть в правовые рамки авторитет, доверие, личную ответственность? Закон бессилен, когда речь идет о настоящем вожде, он даже не может защитить вождя от конкурентов. Закон не может создать вождя, но не может и помешать его появлению.

Говорят, будто идеал демократии - отсутствие господства и поэтому отсутствие вождя. Появление вождя в условиях демократии означало бы, что реальность вступает в противоречие с демократическим идеалом.

На мой взгляд, дело обстоит иначе. Демократический идеал это не отсутствие господства, а максимально возможное участие всех во власти. Этот идеал даже Руссо считал недостижимым. Другой демократический идеал равенства приводит к уравниловке, как раз благоприятствующей возникновению деспотизма. Но демократия по идее против любой гегемонии и, хотя принцип равенства создает условия для свободной конкуренции в борьбе за гегемонию, это не облегчает, а затрудняет победу. Это лишь попытка реализации идеала, когда демократия с помощью технических средств создает препятствия для занятия господствующих позиций. Этими средствами являются выборы вместо назначения, выбор на короткое время, ротация. Крайним средством в древности был остракизм. Той же цели служат референдумы, а также конституционные ограничения исполнительной власти.

Ни один представительный орган также не может обойтись без руководителя, но демократия стремится ограничить власть и этого руководителя. Самый интересный пример - история спикера Палаты представителей США. Эта должность была задумана как чисто формальная, но со временем ее обладатель приобрел огромную власть, стал самодержцем парламента и соперником президента. В 1910 году произошел «бунт» демократии против спикера Кэннона; парламентарии свергли «царя» и сильно ограничили власть спикера.

Все «профилактические» меры демократии имеют целью предотвратить возникновение олигархии или автократии, но препятствуют и появлению настоящего вождя. Однако настоящему вождю никакие законы помешать не могут.

Легализация вождя это попытка облегчить его работу. Такие попытки предпринимались во все времена, как в политических, так и в неполитических группах. Самый яркий пример - постепенное развитие католического церковного права из чисто духовного руководства ранних христианских общин. Создатели Конституции США, ограничивая возможность непосредственного влияния президента на законодательство, наделили его в области внешней политики полномочиями настоящего вождя...

Легализованный вождь играет большую роль на всех ступенях общественной жизни. Но повторим: любая легализация дает только возможности, но не уверенность. Гражданский кодекс может закрепить за мужем «решающую роль» в семье, но это не помешает женам играть главную роль во многих семьях. Еще Катон-старший смеялся над римлянами, что они владеют миром, а дома сами под каблуком у своих жен. Нет средств против появления неформального вождя. Министр может оттеснить короля, член парламента - председателя парламента, министр — премьер-министра, негласный советник повелителя - законного министра. Несмотря на легализацию, всегда появляется неформальный вождь, если законный оказывается слабым. Из сказанного вытекает, что вождь не имеет должности в юридическом смысле слова. Его «должность» это его задача, опять- таки не поставленная перед ним внешними условиями, а та, которую он, как вождь, считает существенно важной. Руководство это функциональное понятие. В этом смысле его задачей может быть интеграция или движение к определенной цели, но в любом случае вождь сам определяет эту цель.

Разумеется, вождь может занимать и какую-то должность...Но должность это всегда нечто объективное, не зависящее от личности того, кто ее занимает, так что главную роль играет не человек, а пост.

На должность можно назначить, но вождем назначить нельзя. Вождя нельзя «создать». Он есть или его нет или, как говорят, «он делает сам себя». Вождя нельзя также воспитать...

Особая тема — так называемый «выбор вождя». Сами по себе выборы — техническое средство, вопрос на них решается большинством голосов... При демократии народ может выбирать и своего повелителя, но это все равно не выбор вождя. Выбранный повелитель может быть вождем или нет - обычно его выбирают в надежде, что из него получится вождь. Но и здесь мы имеем в лучшем случае уже знакомое нам сочетание вождя и обладателя должности, причем выбирают только второго. Правда, выборы могут стать признанием вождя. Это признание подтверждается повторными выборами.

Вождь это всегда уникальное явление. Чтобы сохранить посмертное влияние, он должен превратиться в вечного бога. Унаследовать можно только место вождя, но не его роль. Право быть вождем не передается.

Вождь уникален, поэтому он может быть только один. Конечно, руководство может находиться в руках группы, но это все равно будет один субъект власти... Этому лишь внешне противоречит тот факт, что в партиях бывает несколько вождей. Обычно речь идет при этом о вождях в смысле функционеров. Но даже группа вождей может действовать как один вождь. И внутри олигархии может быть своя иерархия, или специализация. Только каждый вождь будет сталкиваться в этом случае с конкуренцией других вождей.

Круг последователей вождя также представляет собой единое целое, хотя таких кругов может быть и несколько. Но вождь в любом случае один.

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Параграф 3. Руководство и право:

  1. 2.1. Основные методы обучения праву
  2. 3.1. Учебное занятие по праву и основные требования к нему
  3. УРОК«ЗНАКОМИМСЯ С ПРАВОМ» Тема: Право
  4. 1.2. Источники римского права
  5. § 1. Правовая природа назначения наказания
  6. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ЦИКЛА «ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТА (ОПЫТ ПРАВОСЛАВНОЙ АНТРОПОДИЦЕИ)»
  7. § 3. Субъекты права в системе универсалистской модели мира
  8. § 4. Субъекты права в космической модели мира
  9. § 1. Право как общественный идеал
  10. § 3. Право как описание материальной сущности
  11. Договорно-правовая и организационная база научно-технического сотрудничества США и КНР