<<
>>

Параграф 5. Сущность явления

При словах «руководящая группа» мы думаем прежде всего о группе, которая руководит одной или несколькими другими группами. Но бывает, что группа руководит одним или многими отдельными лицами, а бывает и гегемония одного лица над группой.
Последний случай интересует нас особо, потому что из руководства группы одним лицом может вырасти гегемония одной группы над другой.

В очень многих случаях социальная группа руководит своими членами. Особенно часто группа ставит перед собой задачу воспитания своих членов. Это делают и самые большие социальные группы - церковь и государство...

...Идея, что каждый настоящий закон всегда должен преследовать также задачу воспитания граждан, была главным элементом греческого учения о государстве после Сократа и развивалась в том направлении, что государство не просто должно принудительно воспитывать молодежь на спартанский манер, а всегда и повсюду оказывать воспитательное влияние на всех граждан полиса, молодых и старых. Эту мысль постоянно высказывал Аристотель.

Руководство личностями со стороны группы - промежуточное звено между руководством одной личности другой и одной группы другой. Другое промежуточное звено - руководство одной группы членом другой группы. Он достигает этого положения благодаря собственным достоинствам, но через него руководящая роль может перейти к другой группе. Я называю такое руководство вторичным.

Руководитель, который приводит за собой к руководству свою группу, может быть гетерогенным вождем. Так Филипп Македонский стал гегемоном Коринфского союза, хотя Македония не была его членом. Но групповая гегемония может возникнуть окольным путем через личную и тогда, когда о гетерогенности нет и речи, - при отношении части группы к группе в целом. Так в выборных монархиях выбор часто падает не на представителя самого сильного княжества, а на наиболее пригодную личность.

Так выбрали императором Рудольфа Габсбурга. Его умная политика привела к гегемонии династии Габсбургов.

Правда, подобная эволюция может застрять на предварительном этапе. Это связано с тем, что гегемония группы переносится трудней, чем гегемония личности. Часть группы, представитель которой становится руководителем всей группы, может утратить свое значение. Так в Германии после распада империи Карла Великого не смогли достичь гегемонии ни франки, ни саксы.

Авторитет группы может быть недостаточно велик, и ее представитель не сможет вытянуть ее за собой на руководящую роль. Геродот рассказывает, как ионийские города, восставшие против персов, выбрали стратегом Дионисия из Фокеи, но потом отказались ему подчиняться из-за низкого авторитета Фокеи...

Гегемония может закончиться вместе с властью конкретной личности. Так французская гегемония в Западной и Южной Германии эпохи Рейнского союза закончилась с падением Наполеона III и уступила место прусской гегемонии.

Перейдем теперь к случаям, когда одна группа руководит другой. Не каждая группа может быть руководительницей и не каждой группой можно руководить. Не каждая общественная или политическая «элита» является настоящей руководящей группой.

Отношения между группами, как и между отдельными людьми, это отношения между разными волями. Руководить может только группа, обладающая волей. Поэтому мы исключаем из нашего анализа то, что Зомбарт называл псевдо-группами, то есть родственные, местные, профессиональные и языковые группы без традиции, без общности судьбы. Поэтому и социальный «слой» как таковой никогда не может быть руководящим в нашем смысле слова; часто употребляемый термин «руководящий слой» неудачен. Слой в буквальном смысле это поперечный разрез через одну или несколько групп. Слой интеллектуалов, квалифицированных рабочих, высшие, средние и низшие слои разных социальных группировок это нечто объективное, но не субъекты в частности, не субъекты воли, поэтому они не могут обладать волей к руководству другими группами Интеллектуалы никогда не хотят быть вождями.

И «слой вождей» какой-нибудь партии это еще не «руководящий слой».

И великие культурные силы, такие как сила веры, нравственная сила, сила знания, хотя и могут играть господствующую роль в жизни народов, руководить группой могут лишь в том случае, если они перестанут быть чисто объективными силами и станут носителями воли.

Итак, среди групп руководящими могут быть лишь те, которые обладают волей. Таковыми, безусловно, являются все организованные группы, даже если они организуются внешней силой. Когда народ организуется в государство, он сам ставит над собой внешнюю власть. Даже неорганизованная группа может иметь волю, и это не фикция. Эта воля оказывает реальное воздействие на другие воли. Семья, народ, сословие, каста обладают, как минимум, волей к самосохранению и самоутверждению. Есть группы, воля которых ограничивается самозащитой, и есть такие, которые при любых обстоятельствах хотят властвовать.

Если руководство это волевой акт, то, как и в случае с отдельными лицами, быть образцом для других недостаточно для того, чтобы стать руководителем, — надо еще иметь волю быть им. И в

этом случае влияние и руководство не совпадают. Группа, которая только влияет на другую, — не руководящая группа.

Руководящей группе нужна руководимая, пусть и немногочисленная. Подобные отношения между классами немыслимы, если понимать класс чисто экономически, исходя из обладания собственностью или ее отсутствия. Поэтому неверно говорить о «гегемонии» какого-либо класса. Если отношения между классами определяются эмоциями, то это эмоции вражды, результат чего - борьба классов.

Коллективное руководство отличается от индивидуального тем, что его воля к власти слабей, поэтому ему медленней подчиняются. Иногда сопротивление приходится ломать силой.

Классический пример - отношения между государством и церковью. Церковь в конечном счете подчинилась господству государства, но этим не кончилась борьба за руководство там, где государство не разрушило окончательно авторитет церкви.

Там, где этого не произошло, церковь сохранила возможность руководить государством в делах, касающихся веры и нравственности. Отказавшись от претензий на власть над государством, церковь сохранила примат в названных областях. Церковь, как духовная сила, по природе своей неспособна к настоящему господству.

Этот пример поучителен и в другом отношении. Вернемся к вопросу об однородности. И в тех случаях, когда одна группа руководит другими, однородность необязательна. «Были ли Филипп и его македонцы греками?» Так озаглавил Дройзен одну главу своей книги об Александре Великом. Ответ: нет, не был, но это не помешало ему возглавить греков, значит, однородность необязательна.

Предпосылкой является общность жизненных целей. Конечно, было бы полной бессмыслицей, если бы обществом художников руководил спортивный клуб, но один спортивный клуб может руководить другим. Соперничество государства и церкви было бы невозможным, если бы они жили раздельно, в областях, которые никак друг с другом не соприкасаются.

Отношения между группами запутанней, чем отношения между отдельными личностями. Группы могут пересекаться. Примером такого пересечения могут служить отношения между теми же церковью и государством как организованными структурами...

С точки же зрения этиологии руководства отношения между группами, наоборот, проще. Психологические и этические побуждения играют здесь гораздо меньшую роль или вообще никакой.

Просто слабый хочет прислониться к более сильному. Сила эта может быть экономической, военной или численным превосходством. В рамках союза национальное большинство легче завоевывает власть, чем меньшинство.

Более многочисленная группа более склонна стать господствующей группой. Снова напомним в этой связи, что необходимо строго различать руководство и господство. Эти понятия постоянно путают. Мы уже знаем, что границы между разными уровнями власти не всегда легко провести, что переход от руководства к господству может осуществляться незаметно и что то и другое может находиться в одних руках. Даже завоеватели могут стать руководителями и воспитателями покоренных народов, как греки в восточных частях империи Александра или немцы на славянском Востоке но духовным руководителем завоевателей может стать и побежденный народ, как Рим, завоеванный германцами. Но, тем не менее, необходимо различать руководящие и господствующие группы. Более сильные группы, способные к господству, могут удовлетворяться руководством, самоограничивая свою волю к власти. И наоборот, есть группы, по сути своей не способные к самоограничению, — они могут только господствовать. Пример: классы. Повторим: есть только господствующие классы, руководящих нет. Диктатура пролетариата делает угнетенный класс господствующим, но не руководящим. 

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Параграф 5. Сущность явления:

  1. ПРИРОДА ПАРАПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ
  2. Параграф II О следствиях предрассудка относительно врожденных идей
  3. Параграф III О пространстве и телах
  4. Параграф IV / О том, что каждая монада обладает восприятиями и силой, производящей их
  5. Параграф III О положениях, которые Спиноза собирается доказать в первой части своей «Этики»
  6. § 2. Юридическое лицо как идеальная сущность - фикция
  7. § 3. Право как описание материальной сущности
  8. § 4. Юридическое лицо как материальная сущность - имущество
  9. Явление
  10. 1. Сущность конфликтов и их классификация
  11. § 28. Сущность понятия «глобальные проблемы чело-вечества». Геоэкологические проблемы
  12. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ УЧИТЕЛЯ-НОВАТОРА (АНАЛИЗ СУЩНОСТИ)