<<
>>

Плюрализм экономической силы

Одним из примеров традиционных нападок на марксизм является критика воображаемой недостаточности анализа капиталистического государства и так называемой «современной представительной демократии».
В частности, марксизму и ленинизму ставится в вину, что они не углубили анализ роли партий в «представительной демократии», отношений между различными ветвями «власти», роли бюрократии, функции государства в экономическом цикле. По сути, эта критика имеет целью поддержать вполне определённую концепцию политики, которая, с различными градациями и акцентами, утверждает автономию экономики и политики. Предметом нападок на марксизм, является не воображаемая недостаточность анализа надстройки, а историко-материалистический принцип, в соответствие с которым политика представляет собой выражение экономики. Для того, чтобы попытаться опровергнуть этот принцип, его пытаются показать как грубый, упрощенческий, как вариант экономизма, то есть как продукт концепции, которая не может видеть ничего кроме экономики и сводит к ней всю сложность социальной жизни. Даже если это было бы верно, то результат уже был бы значительным: уже основоположники марксизма многократно показывали, что самые большие затруднения при анализе касаются скорее базиса, чем надстройки. Но не в этом суть. Суть состоит в том, что именно исходя из экономического анализа классов, марксизму удалось представить политический анализ политической борьбы классов и их фракций, научный анализ, который направляет революционную стратегию пролетариата, позволяя ей находить путь в меандрах надстройки. И именно против этой возможности стратегии эксплуатируемого класса сражаются буржуазные, мелкобуржуазные и оппортунистические теоретики. Если бы марксизму не хватало научно обоснованной теории политики, и если бы принцип экономической детерминированности политики был таким грубым, то для буржуазных и оппортунистических врагов марксизма не было бы проблем.
Они должны были бы лишь продемонстрировать его негодность. Но им не удавалось сделать этого в течение многих лет, и им не удаётся это сделать и сейчас. Им никогда не удавалось показать, что именно политика определяет экономику, классы, борьбу классов и их фракций, им никогда не удавалось представить ни единого доказательства, которое могло бы опровергнуть коммунистический принцип и навсегда поставить точку в разыгранной партии. Они старались и стараются изо всех сил, провозглашая самостоятельность экономики и политики и отрицая всякие отношения детерминированности. В подобной эклектичной вселенной можно говорить всё что угодно, в том числе и совсем противоположное, но только ценой фальсификации, замалчивания отдельных моментов и искажения. Например, марксизм обвиняют в недостаточности анализа партий и ветвей власти. Вместо того чтобы сказать, что они сражаются против марксистской теории партий и властей, приспешники империализма вынуждены сейчас 44 А. Черветто. Политическая оболочка отрицать существование этой теории. Разложение интеллектуального и политического паразитизма низводит их до положения не только апологетов, но и фальсификаторов и профанов в этих вопросах. «Как всякий теоретик, Маркс начинал с выделения основных тенденций в их чистом виде: иначе вообще нельзя было бы понять судьбу капиталистического общества», - говорит Троцкий в своём очерке о Марксе. Маркс и Энгельс для того, чтобы суметь понять роль партий, властей, государства, взяли тенденции в чистом виде. Нельзя понять этот сложный анализ, если не использовать метод абстракции тенденций в чистом виде, так же как нельзя свести весь марксизм к изложению фундаментальных тенденций. Марксистский анализ основан на специфическом методе, но не исчерпывается им. Желающие критиковать должны рассматривать как метод, так и результаты, достигнутые при его помощи. Марксистской теории государства как особого института, функция которого заключается в защите господства в обществе одного из классов, апологеты демократии пытаются противопоставить теорию равновесия властей.
Для этих апологетов существуют только социальные группы, которые имеют конкурирующие интересы, и соревнование между которыми гарантировано государством. Таким образом, власть имеет всеобщий характер и уравновешена для того, чтобы ни одна отдельная социальная группа не имела определяющего влияния на государство. У нас ещё будет случай вернуться к критике этой плюралистической теории австрийско-немецкого происхождения, которую уже сделал Ленин. Пока же нам важно продемонстрировать всю её аналитическую несостоятельность. Для утверждения отсутствия господствующего класса необходимо показать, что в экономическом базисе он не играет господствующей социальной роли. Так как плюралистическая демократия показать этого не может, она достаёт из цилиндра голубку политики и оставляет её парить в высоких сферах независимости властей. Невозможно отрицать, что в экономике существует господствующий класс. Действительно, демократический плюралист не отрицает этого абсолютно. Напротив, он утверждает, что недостатком анализа является придерживаться того мнения, что класс, господствующий в экономике, господствует также и в политике, поскольку та обладает относительной автономией. Только с помощью этого понятия относительной автономии политики и экономики демократическая теория может на базе доходов делить, классифицировать основные классы на множество социальных групп и дробить их политическое представительство в многообразии властей. Следовательно, институты приобретают доминирующую роль, так как от них зависит, являются ли уравновешенными ветви власти и гарантируют ли они плюрализм или демократию. Обновление - на империалистической стадии - теории равновесия властей до уровня плюралистической демократии может быть воспринято в качестве отвечающего потребности вооружить теорией борьбу буржуазных фракций. Марксизм всегда учитывал концептуальную схему многообразия и равновесия властей. Маркс и Энгельс основательно изучали в Глава 2. Иллюзия примата политики 45 течение всей своей жизни политическую борьбу во Франции, Англии и Германии.
На протяжении почти столетия они наблюдали за борьбой буржуазных фракций в наиболее индустриально развитых странах с помощью своей теоретической лупы, и такие политические явления как бонапартизм, консерватизм, либерализм и бисмаркизм получили самый полный материалистический анализ. Такие определения как равновесие властей, политическая и правительственная власть, получили в марксизме свою научную систематизацию. Ленин смог успешно применить их в анализе ситуации в России. То же самое может и должно быть сделано для нынешней ситуации. С точки зрения марксизма, существует многообразие экономических сил, которые становятся силами политическими. Власть является таковой, если она имеет реальную основу, то есть если она представляет реальную экономическую силу. Равновесие властей является, следовательно, равновесием политических воль буржуазных фракций в рамках определённых специфических институтов. Многообразие экономических сил капиталистических групп и равновесие их политических воль в государстве - вот чистая политическая форма, демократическая форма общественного капитала.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Плюрализм экономической силы:

  1. ПРОГНОЗЫ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  2. Этнический плюрализм как способ изменения относительного социального статуса
  3. Религиозные интересы и магическая сила
  4. ПЛЮРАЛИЗМ
  5. Плюрализм в политике
  6. ГЛАВА II: ПЛЮРАЛИЗМ
  7. Глава 30 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА: РАЗРУШЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ МАТРИЦ НАРОДА
  8. Теория культурного плюрализма и «мозаики»
  9. Лекция 4. Социально-экономическая географияв средней и высшей школе
  10. Социоморфность советской экономической географии.
  11. Концепция плюрализма элит и функциональные теории элит
  12. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА. ПОЛИТИКА, ИДЕОЛОГИЯ, ГОСУДАРСТВО. ГЕОПОЛИТИКА: КЛАССИЧЕСКАЯ И НЕКЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ
  13. К проблеме плюрализма экономических теорий
  14. П.С. Лемещенко Предметно-методологическая преемственность и парадигмальные изменения современной политэкономии