2Л. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ АНТИЧНОСТИ

Большинство современных исследователей называют первым античным политическим философом Сократа Афинского (469— 399 до н.э.)1. Дело в том, что до Сократа философы рассуждали преимущественно «о природе» или «о богах», именно это было основной темой философских сочинений.

Сократ, напротив, подобной тематики избегал. Известно, что Сократ не написал ни одной книги, его взгляды дошли до нас благодаря трудам его многочисленных учеников, самым известным из которых был Платон. Отказавшись от исследования божественных или природных предметов, Сократ обратил свой взор на человека — пытаясь постичь сущность человеческой природы. При этом он утверждал, что нельзя понять природу человека, не поняв природу человеческого общества. В своих «Воспоминаниях о Сократе» Ксенофонт писал, что Сократ вел беседы о том «что благочестиво, что неблагочестиво, что благородно, а что подло, что справедливо, что несправедливо... что такое город и что значит быть государственным мужем, что такое править людьми и кто для этого годен». Именно поэтому Сократу отдают пальму первенства в исследовании проблем политической философии.

В центре внимания Сократа и его последователей были основополагающие проблемы философии политической власти и государственного управления.

Кризис античного полиса заставил известных античных философов обратиться к проблеме укрепления государственной власти — гарантии согласия и порядка в обществе. Платон (427— 327 до н.э.) делает особый акцент на высшей цели государственного управления — достижении целостности общества через обеспечение согласия всех общественных сословий. Он подчеркивает: «Мы

Штраус Л. Введение в политическую философию. М., 2000. С. 198. еще вначале, когда основывали государство, установили, что делать это надо непременно во имя целого. Так вот это целое и есть справедливость...»3.

Самой опасной тенденцией, разрушающей государство, Платон считал стремление некоторых общественных групп отходить от служения общему благу, узурпируя общественные функции для извлечения личной выгоды. В идеальном государстве Платона стражи, ведающие безопасностью, не должны были пользоваться золотом и серебром, не могли даже прикасаться к ним, украшаться ими или пить из золотых и серебряных сосудов. Платон предупреждал: «... чуть заведется у них собственная земля, дома, деньги, как сейчас же из стражи станут они хозяевами и землевладельцами; из союзников остальных граждан сделаются враждебными или владыками; ненавидя сами и вызывая к себе ненависть, питая злые умыслы и их опасаясь, будут они все время жить в большем страхе перед внутренними врагами, чем перед внешними, а в таком случае и сами они и все государство устремятся к своей скорейшей гибели»4.

Но самым большим злом для государственного управления Платон считал олигархию. Он определял олигархию как государственный строй, основывающийся на имущественном цензе: у власти там богатые, а бедняки не участвуют в управлении общественными делами. Установление имущественного ценза становится законом и нормой олигархического строя; чем более строй олигархичен, тем выше ценз. Такого рода государственный порядок держится применением вооруженной силы. Платон с возмущением писал о том, что в олигархиях возведены на трон алчность и корыстолюбие и кроме богатства и богачей ничто не вызывает восторга и почитания, а честолюбие направлено лишь на стяжательство и на все, что к этому ведет5.

Таким образом, в период античности были поставлены наиболее важные проблемы политической философии — о природе и сущности политической власти, о роли и значении государства в жизни общества, о справедливом государственном устройстве и высшей цели государственного управления.

Античные философы были убеждены, что эти политические проблемы наиболее важные в человеческой жизни.

Крупнейший мыслитель античности — ученик Платона — Аристотель (384—322 гг.

до н.э.) — всесторонне обосновал идею о том, что человек политичен по своей природе и органично включен в политический процесс. Он подчеркивал: «...человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живет вне государства, — либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек; его и Гомер поносит, говоря "без роду без племени, вне закона, без очага"; такой человек по природе своей только и жаждет войны; сравнить его можно с изолированной пешкой на игральной доске»6.

Аристотель обосновал ведущую роль государства в политической жизни общества: вся общественная жизнь, по его мнению, укладывалась в рамки политической жизни и ставилась на службу государству. Он писал: «...поскольку наука о государстве пользуется остальными науками как средствами и, кроме того, законодательно определяет, какие поступки следует совершать и от каких воздерживаться, то ее цель включает, видимо, цели других наук, следовательно, эта цель и будет высшим благом для людей»7.

И менно античные философы разработали патриархальную концепцию возникновения государства. Аристотель одним из первых предложил такую гипотезу: вначале люди объединились в семьи, затем несколько семей образовали селение, а на завершающей стадии этого процесса возникло государство как форма общежития граждан, использующих политическое устройство и подчиняющихся власти закона. По мнению Аристотеля, природа вселила во всех людей стремление к государственному общению, и первый, кто это общение организовал, оказал человечеству величайшее благо. В рамках патриархальной теории государство рассматривалось как большая семья, где отношения правителя и его подданных отождествлялись с отношениями патриарха — главы рода и членов его семьи.

И нтересно, что свои философские обобщения о природе государства Аристотель сделал на основе обработки солидных эмпирических данных. В своей фундаментальной работе «Политика» он подверг сравнительному анализу собранный с помощью учеников эмпирический материал об устройстве 158 государств эллинской ойкумены от Марселя в западном Средиземноморье до Крита, Родоса и Кипра на востоке. Аристотель оставил меткую стратегическую оценку многих политических центров античного мира, впол- не логично объясняя их политическое возвышение или, напротив, угасание по сравнению с другими городами-государствами.

Знаменитая аристотелевская концепция правильных и неправильных форм правления органично вытекает из его понимания философии государственной власти. Аристотель был убежден: «Государство создается не ради только того, чтобы жить, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо»'. Государственное устройство для него — это порядок в области организации государственных должностей вообще и в первую очередь верховной власти, которой они все подчинены. В основу типологии форм государственного устройства он кладет разработанное философами сократической школы понятие взаимосвязи между политическим успехом и участием в отправлении властных полномочий и распределением благ. При этом политический успех находится во взаимосвязи с целью политического целого или государства.

Соответственно, правильными формами правления он считал те, которые ориентированы на всеобщее благо: монархию (власть монарха, направленная на всеобщую пользу); аристократию (власть лучших, имеющих в виду высшее благо государства) и политию (республиканское правление в интересах всеобщего блага). К числу неправильных относил государства, ориентированные на благо господствующих: тиранию (монархическая власть, имеющая в виду выгоды одного правителя); олигархию (власть богатых в интересах состоятельных граждан); демократию (власть бедноты в интересах неимущих).

Аристотель и философы аристотелевской школы оказали огромное влияние на развитие политической мысли античного мира, а в дальнейшем — на формирование всей европейской политической традиции. Однако нельзя не заметить, что политический формализм Аристотеля, в особенности его отождествление государства с формой государственного устройства, оказался существенным препятствием для реалистических исследований природы государства, о чем не раз упоминали крупнейшие мыслители последующих эпох8.

Важно подчеркнуть также роль и значение географического детерминизма в политической философии античности. Античные философы остро чувствовали значение почвы — среды обитания — пространства для формирования социокультурной и политической идентичности человека в разных обществах. Географический де- терминизм лежал в основе многих философских изысканий античных авторов. Впервые теорию влияния среды излагает известная школа Гиппократа в V в. до н.э. в трактате «О воздухах, водах и местностях». Древнегреческий философ Парменид обосновал концепцию пяти температурных зон или поясов Земли с точки зрения их роли в историческом развитии народов: двух холодных, двух умеренных и одного жаркого (в центре), каждый из которых обладал своими политическими особенностями.

Все древние государства располагались на границах между 20 и 45 градусами северной широты, и античные философы обосновали следующую гипотезу: политическая энергия генерируется в умеренных климатических зонах, и исторические центры притяжения сдвигаются в направлении с юга на север (в пределах этой зоны). Жители южных стран получают от самой природы пищу и одежду почти в готовом виде, удовлетворяя насущные потребности легко и свободно, поэтому они не имеют внутреннего стремления к развитию своих государств; жители севера, напротив, слишком много энергии должны затрачивать на поддержание жизни на своих территориях, поэтому у них не хватает сил для развития; и только в умеренном климате можно найти идеальный природный баланс, способствующий расцвету государств. Эту точку зрения разделял и Аристотель, писавший о политическом превосходстве промежуточной зоны, населенной греками.

Интересно, что в наши дни теория климатических поясов вновь достаточно популярна. Широкое распространение получила точка зрения, что история создавалась в пространстве между 20 и 60 градусами северной широты, где расположены сегодня основные политические центры Европы, России, США, Японии1.

Платон, Гиппократ, Полибий, Цицеронтакже сравнивали в своих сочинениях влияние географической среды на политическую деятельность людей, свойства их политического темперамента, обычаи, нравы и даже общественный строй. Распространено было убеждение втом, что жаркий климат расслабляет характеры и люди легко попадают в рабство, а северный, напротив, закаляет, что способствует развитию демократических форм правления. Несмотря на наивность и определенный примитивизм географического детерминизма античной политической философии, гораздо важнее увидеть здесь поиск социокультурных оснований политики — взаимосвязь природы, политической культуры и особенностей нацио- нальных характеров разных народов, — чему впоследствии придавал огромное значение известный немецкий политолог Макс Вебер.

Помимо этого в античной политической философии было разработано уже весьма развернутое представление о цикличности политической истории. Полибий в своей «Всеобщей истории» рассматривает шесть форм государственного устройства, циклически сменяющих друг друга в ходе политического процесса. Каждой форме правления суждено нести в себе собственную погибель — свою извращенную форму вырождения.

Монархия, или единовластное правление, возникает первой. Это происходит, как правило, после очередного стихийного бедствия, когда уцелевшие люди собираются вместе и покоряются наиболее сильным и смелым среди них — вождям. Власть вождей — это власть силы. Монархию сменяет царское правление. Оно наступает, когда власть силы слабеет и между людьми устанавливаются дружеские отношения: разум побеждает силу.

Царское правление в свою очередь переходит в тиранию — извращенную форму правления. Тиранию сменяет аристократия, которая затем «по законам природы» переходит в олигархию. И наконец, восстание против олигархии приводит к установлению демократии, которая с течением времени «из-за необузданности народа» деградирует в охлократию. Здесь исторический круг замыкается, но только для того, чтобы вернуться вновь к монархии.

Паул ьТилл их подчеркивал, что античная циклическая парадигма политического процесса носит трагический характер: существование человека во времени и пространстве в качестве обособленного индивида порождает у человека ощущение «трагической вины», которая с необходимостью ведет к саморазрушению1. Но трагедия одновременно предполагает величие, и античные авторы особо подчеркивали величие как духовную приподнятость над повседневностью. Древнегреческие философы и историки прославляли великолепие жизни в природе и государстве, сожалели о том, что она коротка и трагична. Единственный достойный выход из трагической ситуации — это мужество мудреца или героя, возвышающее его над превратностями исторического существования.

Все основополагающие проблемы политической философии, поднятые в период античности, нашли свое развитие и продолжение на последующих этапах истории политической философии.

<< | >>
Источник: Василенко И.А.. Политическая философия: Учеб. пособие. — 2-е изд., лерераб. и доп. — М.: ИНФРА-М. — 320 с. — (Высшее образование).. 2010

Еще по теме 2Л. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ АНТИЧНОСТИ:

  1. Можно ли говорить о политической философии применительно к античному миру?
  2. 12. АНТИЧНЫЙ МИР И ГЕНЕЗИС ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  3. ФИЛОСОФИЯ АНТИЧНОСТИ
  4. Христианство и античная философия
  5. ИСЧЕЗНОВЕНИЕ И НОВАЯ ЖИЗНЬ АНТИЧНОЙ КОНЦЕПЦИИ ФИЛОСОФИИ
  6. 1.2.1. Развитие взглядов на психику в античной философии.
  7. Пьер Адо и его подход к античной философии
  8. Лекции по античной философии, прочитанные в 1979 год
  9. 10. Символ лука и лиры в античной эллинской философии
  10. П. П. Гайденко, В. В. Петров. ФИЛОСОФИЯ ПРИРОДЫ В АНТИЧНОСТИ И В СРЕДНИЕ ВЕКА. М.: Прогресс- Традиция. 608 с., 2000