<<
>>

Реакционная империалистическая демократия

Тезис, что капитализм в своём развитии отказывается от демократии, чтобы прийти к фашизму или новому бонапартизму, тезис, который мы встречали, пусть и в различном теоретическом контексте, у Бордиги и Троцкого, был доведён до крайности, пусть и в несколько изменённом виде, сталинизмом в теории социал-фашизма.
Общим для всех этих позиций является отсутствие анализа «империалистической демократии», утвердившейся с первой мировой войной, охарактеризованной Лениным и требовавшей особого внимания именно в 30-е годы. Во время первой мировой войны, в 1916 г., Ленин отмечал: «Разница между республикански-демократической и монархически-реакционной империалистической буржуазией стирается именно потому, что та и другая гниёт заживо»10. Мы оказываемся перед лицом буржуазии, достигшей уровня империалистической зрелости и ведущей производительные силы к загниванию, а не к прогрессивному развитию. Загнивание никоим образом не означает застоя в развитии производительных сил; это качественная характеристика развития производительных сил, обозначающая исторический перелом, а не количественная. Развитие производительных сил, которое империализм даже ускоряет, уже не порождает прогресса и преодоления варварства, как на стадии восхождения буржуазии; оно порождает войны и реакцию. Капиталистический экономический базис, созревший и загнивающий в условиях империализма, определяет политические формы надстройки, республиканские или монархические, демократические или реакционные. Не может быть демократической формы, которая была бы независимой от империалистического экономического содержания, выражением которого она является, и которая была бы прогрессивной в то время, когда загнивает базис. Лишь тот, кто не является марксистом, тот, кто утверждает, что политическая форма независима от экономики, может говорить такое, но он не способен этого доказать. Если демократическая форма была прогрессивной, она была таковой не сама по себе, а исходя из той роли, которую играла, помогая, а не препятствуя развитию производительных сил, когда это развитие объективно представляло собой прогресс; она не может не следовать своей исторической судьбе политической формы, которая способствует, а не препятствует развитию производительных сил, приводящему к загниванию и империалистическим конфликтам.
Ленин делает из этого вывод: «Политическая реакция по всей пинии — свойство империализма»". В сущности, Ленин утверждает, что с империализмом реакционной стала и демократия. Поэтому она и является «лучшей оболочкой» капитализма. Пытаясь интерпретировать Ленина, мы назовём её «империалистической демократией». Никоим образом Ленин не говорит об упадке демократии или о противопоставлении демократии и диктатуры; напротив, по мнению Ленина, демократия - это лучшая диктату- 122 А. Черветто. Политическая оболочка ра для империалистической буржуазии, реакционная по всему фронту. И всё же именно эти двусмысленности вызвали тяжелейшие теоретические и, как следствие, политические катастрофы 20-х и 30-х годов, то есть в тот период, который засвидетельствовал развёртывание и конкретизацию тенденции, определённой Лениным в качестве политической характеристики империализма. Вместо того, чтобы рассматривать империалистическое и, следовательно, реакционное созревание демократии, был обобщён частный и ограниченный несколькими метрополиями аспект этого исторического процесса, всё было сведено к пониманию перехода от демократии к фашизму как универсального явления, тогда как, напротив, историческое развитие капитализма в течение более длительного периода в действительности шло в противоположном направлении. Судорожный и противоречивый период всеобщего утверждения империалистической демократии, реакционной по всей линии, период, который неизбежно должен был вызвать такие отклонения от тенденции к чистой политической форме капитала, как фашизм, был воспринят в качестве конечного пункта. Переходный период, на новом историческом этапе империалистических войн и пролетарских революций, был воспринят как всеобщий итог эпохи. Частное было сведено к всеобщему, специфичное к типичному, краткосрочное к долгосрочному. В результате этого теоретического замешательства, достаточно нормального для истории эмансипации пролетариата, в которой моменты максимальной ясности, что соответствует материализму, не могут не быть редкими: реакция становилась фашизмом, а демократия оставалась прогрессивной.
Ленин писал напрасно. Замечательная формула его научной диалектики, сравнимая с открытием прибавочной стоимости, гениальная концепция «реакционной демократии» была разбита эпигонами в дребезги: демократия с одной стороны, реакция - с другой. Традиция, максималистская и механистическая, слишком тяжело давила на плечи для того, чтобы позволить совершить скачок, подготовленный материалистической диалектикой Ленина. В 1927 г. Е. Варга в статье «Первое десятилетие периода заката капитализма» мог, таким образом, утверждать, что «политическая форма диктатуры буржуазии в период заката капитализма тоже изменилась [...]. Парламентская демократия есть идеология и форма господства развивающегося по восходящей линии капитализма [...]. Фашистское государство, систематический террор в интересах капиталистов -такова адекватная форма правления в период заката, когда господству буржуазии непосредственно угрожает гибель»12. В 1938 г. Троцкий, цитируя его, следующим образом интерпретировал тезис Ленина о «политической реакции по всей линии»: «Демократия, вообще говоря, являлась для буржуазии необходимостью в эпоху свободной конкуренции. Монополистскому капитализму, основанному не на "свободной " инициативе, а на централистическом командовании, демократия не нужна; она его связывает и стесняет. Глава 5. Критика Троцкого \ 23 Империализм может терпеть демократию до поры до времени, как неизбежное зло. Но внутренне он тяготеет к диктатуре»13. И добавляет: «На самом деле правящие клики всех стран рассматривают демократию, военную диктатуру, фашизм и проч., как разные орудия и методы для подчинения себе собственных народов во имя империалистских целей; причём внутри одного из политических режимов, именно демократии, бывает заранее включён, в виде, например, генерального штаба, другой режим, - военной диктатуры»14. Троцкий, разумеется, не Варга; но они оба говорят о закате демократии восходящего капитализма. То же самое мнение, наконец, мы находим в 1931 г. у П. Тольятти, критика «социал-фашизма», который пишет: «Фашизм, подавляя свободу, гарантирует прибыль. Во времена кризиса он проводит политику, которая наиболее благоприятна для буржуазии, он проводит политику буржуазии, он является буржуазией, которая защищает себя до конца». Здесь будет интересно его же замечание, к которому мы ещё должны будем вернуться, и которое касается демократического течения: «Мелкая буржуазия и её экономические доктрины сегодня не нужны. Они, может быть, пригодятся завтра, если возникнет необходимость обмана масс в более тонкой форме».
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Реакционная империалистическая демократия:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. НАРОДНЫЙ ФРОНТ
  3. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — ПУТЬ к ПОДЛИННОЙ СВОБОДЕ И ДЕМОКРАТИИ (Предисловие)
  4. 3. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
  5. 2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ И ХОЗЯЙСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА УКРАИНЕ
  6. § 2. ВЫСШИЕ И ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА
  7. БОРЬБА СИЛ ДЕМОКРАТИИ И РЕАКЦИИ
  8. ПРАВОЦЕНТРИСТСКИЙ БЛОК У ВЛАСТИ
  9. Новые условия, формы и тактика революционной борьбы. Крах системы «полицейского социализма»
  10. Перекраивание союзов
  11. В ПОИСКАХ НОВЫХ НАЗВАНИЙ ДЛЯ КАПИТАЛИЗМА
  12. «Компьютерная война» в Латинской Америке