СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — ПУТЬ к ПОДЛИННОЙ СВОБОДЕ И ДЕМОКРАТИИ (Предисловие)

Имя Герберта Аптекера, одного из видных руководителей Коммунистической партии США, крупного американского ученого-историка, философа и социолога, хорошо известно советскому читателю. На русский язык переведено несколько его работ.

Г. Апте- кер — большой друг советского народа. «Я считаю за большую честь, — заявил он, когда узнал о готовящемся русском издании его новой книги, — что эта книга будет предложена вниманию читателей в Советском Союзе — стране, созданной революцией, которая больше, чем какая-либо другая в истории, внесла вклад в успешное достижение действительной человеческой свободы».

Наряду с большой партийно-политической деятельностью Г. Аптекер много внимания уделяет общественной и научной работе. Выступая на Всемирной ассамблее мира в Берлине в июне 1969 года, он гневно бичевал империализм США и ФРГ, расизм и агрессивную политику Израиля. «Соединенные Штаты, — подчеркнул оратор, — это страна, хорошо известная разгулом варварского расизма, свирепствующего вот уже свыше трехсот лет и практикуемого в отношении всех цветных народов. Сегодня эта политика проводится во всех областях жизни...».

Г. Аптекер является директором Американского института марксистских исследований, научного центра, организованного в 1964 году «с целью поддержки и поощрения марксистского и радикального образования в Соединенных Штатах и оказания помощи в организации разумных дискуссий о марксистском мышлении, проведения осмысленного диалога между марксистскими и немарксистскими учеными и писателями». Под руководством Г. Аптекера этот институт систематически проводит теоретические симпозиумы по различным проблемам: «Марксизм и отчуждение», «Марксизм и демократия» и др.

Предлагаемую читателю книгу Г. Аптекера особенно актуальной делает то обстоятельство, что современный антикоммунизм и антимарксизм наибольшие усилия сосредоточивает на демагогической спекуляции и извращении таких понятий, как свобода, демократия, революция. Автор подробно анализирует эти понятия, излагает их марксистскую трактовку и подвергает аргументированному критическому анализу взгляды буржузных идеологов.

Ценным в книге представляется умелое сочетание автором конкретно-исторического и классово-партийного подхода к анализу явлений. Исследуя проблему свободы, например, Г. Аптекер рассматривает это понятие прежде всего как историческую категорию. «Необходимо, на мой взгляд, понимать свободу как исторический процесс, как то, чего еще нужно достичь, и, следовательно, рассматривать в конкретных условиях времени, страны и социального устройства» (стр. 19). На примере взглядов Джона Мильтона, Томаса Джефферсона и Джона Стюарта Милля и опираясь на солидный историко-философский подтекст автор показывает, что, хотя прошлые взгляды ныне представляются ограниченными, в свое время они сыграли положительную роль. Ограниченность этих взглядов состоит прежде всего в том, что сегодня в корне изменился социальный контекст понимания свободы, что сегодня свобода немыслима без социализма вообще и в частности «социализма, построенного в одной из величайших держав мира». «Спустя 50 лет революция большевиков стала центральным событием в мире, а выкованное ею государство — главной силой, борющейся за социальную справедливость, равноправие и мир» (стр. 36).

Выяснение природы свободы автор непосредственно связывает с проблемой государства и политической власти. Он верно подчеркивает, что, в сущности, вся классическая политическая теория от Аристотеля до Бёрка рассматривала государство как средство для сохранения существующего социального, экономического и политического положения вещей. Литература этого периода освящала господствующие отношения собственности и в качестве аксиомы утверждала, что «правительство существует для того, чтобы защитить частную собственность». С этой аксиомой тесно была связана идея о том, что «существование частной собственности является предпосылкой цивилизации». За этим непосредственно следовал логический вывод: «Управлять могут лишь те, кто обладает собственностью». А так как частная собственность объявлялась сущностью цивилизации, то цивилизованными людьми считались лишь те, кто обладал частной собственностью. Отсюда в обязанность богатых входило сдерживание бедных во имя самой цивилизации.

Буржуазия раннего капитализма в борьбе с феодальными устоями провозгласила «век разума» и свободы. Капитализм отождествлялся со свободным рынком, системой «свободного предпринимательства», «естественным порядком вещей». Классический буржуазный взгляд на свободу — это отсутствие сдерживания. Свобода имела здесь отрицательное определение: поскольку свобода означала отсутствие сдерживания, то граждане считались свободными в той степени, в какой они пользовались этим отсутствием сдерживания. Классический буржуазный взгляд сводил также свободу к чисто политическому явлению, якобы не имеющему отношения к экономике. Более того, одной из основных особенностей буржуазного понимания свободы является признание существования экономического неравенства как критерия и необходимого следствия свободы. Это как нельзя лучше характеризует фальшивый характер буржуазных свобод и апологетическую сущность буржуазных концепций свободы.

Выясняя философско-теоретические предпосылки и апологетический характер буржуазного сознания, Г. Аптекер пишет, что буржуазное понимание свободы покоится на философском идеализме с его отрицанием материально обоснованных и структурно побуждаемых причин как объясняющих экономические, социальные и политические явления. Это также вполне логически следует из точки зрения на капитализм как на естественный порядок.

Одним из характерных признаков современного буржуазного понимания свободы, раскрывающих его антигуманистическое содержание, является неприкрытая проповедь индивидуализма и элитизма. Выдвижение индивидуального на первый план также вполне логически вытекает из всех постулатов буржуазной теории свободы.

Реакционным взглядам на свободу Г. Аптекер противопоставляет марксистское понимание свободы, которое по самому существу своему является позитивным и стремится рассмотреть свободу не столько в смысле отсутствия препятствий для каких угодно действий, сколько в смысле максимальной помощи тому, что должно быть сделано. В отличие и в противоположность буржуазным апологетическим политическим и социологическим теориям, которые считают, что капитализм есть «естественный и неизменный социальный порядок», марксизм подходит к оценке капиталистического строя диалектически, конкретно-исторически, отмечая, что «капитализм — это прогрессивная сила по отношению к феодализму, на смену которому он приходит, но не прогрессивная система в силу своей классовой природы и эксплуататорской сущности» (стр. 68).

Буржуазные теории и сегодня продолжают толковать свободу лишь в политическом смысле, игнорируя экономические факторы, в то время как последние в конечном счете существенным образом детерминируют социальные характеристики и органически связаны с реальным решением проблемы свободы. Поэтому марксизм рассматривает экономическое неравенство как неотъемлемую черту несвободного общества.

Автор убедительно показывает превосходство социализма над капитализмом в области моральных и духовных ценностей, достижения свободы личности и подлинно равноправных человеческих отношений. Марксизм-ленинизм отвергает всякий элитизм и считает, что материальные и духовные блага, являющиеся результатом труда подавляющего большинства общества, должны принадлежать именно этому большинству и что при нормальных условиях, как свидетельствует исторический опыт, трудящиеся массы вполне способны ими пользоваться. Социализм означает такую социальную систему, в которой трудящиеся эффективно владеют средствами производства. Социализм — это осуществление перехода из царства необходимости в царство свободы, перехода к коммунистическому обществу, в котором будет существовать наиболее полная свобода самовыражения личности во всех областях человеческой деятельности, не препятствующая самовыражению других. «Это приведет к такому возрождению культуры и к такому расцвету человеческой одаренности, о которых люди Никогда не смели и мечтать» (стр. 77).

Значительное место Г. Аптекер уделяет проблеме революции и ее связи с демократией. Автор критикует взгляды, согласно которым социальные революции ныне якобы отжили свой век, в частности утверждение известного американского историка А. Шлезин- гера-младшего о том, что «современная наука наделила правящий класс такой силой, которая делает революции масс устарелым понятием» (стр. 80). Опираясь на действительные исторические факты, автор подчеркивает, что в современную историческую эпоху капиталистический социальный порядок на его империалистической стадии изжил себя и революция стала необходимой и неизбежной.

Выступая против укоренившихся буржуазных взглядов, сводящих революцию к внезапному и насильственному изменению правительства или политической конституции государства и, таким образом, не проводящих различия между революцией и контрреволюцией, Г. Аптекер определяет революцию как «исторический процесс, ведущий и в конечном итоге приводящий к социальному преобразованию, при котором один господствующий класс заменяется другим, новым классом, который в отличие от старого представляет собой растущую производительную силу и прогрессивные социальные возможности» (стр. 81, 82).

Основной причиной социальной революции являются внутренние противоречия между трудом и капиталом, выражающиеся в борьбе антагонистических классов. Автор подчеркивает, что для обыденного буржуазного сознания стало стереотипным ошибочное отождествление революции с насилием, равно как и изображение мирных преобразований как чего- то противоречащего революции. На исторических примерах он глубоко обосновывает, что «источник насилия, когда последнее имеет место, следует искать в сопротивлении реакции», а не в силах, выступающих за революционное преобразование общественной жизни. Подлинные революционеры XX века, отмечает автор, отнюдь не являются приверженцами силы и насилия; они выступают за коренные социальные изменения, часто сталкиваясь с организованной и систематизированной силой и насилием со стороны защитников отживших и преступных систем. Г. Аптекер искусно разоблачает нелепое, ставшее стереотипным противопоставление революции и демократии. Подобные идеи, рассматривающие революцию как удел заговорщиков, по меткому замечанию автора, «находятся в русле голливудских представлений о революции и не имеют ничего общего с действительностью». Чем глубже природа революционного про- иесса, тем демократичнее сам этот процесс и тем больше он противоречит каким бы то ни было заговорам, тем глубже его корни и с тем большей необходимостью он требует наиболее глубокого и всестороннего участия в нем подавляющего большинства населения. Автор верно подчеркивает, что именно контрреволюция является антидемократической и поэтому заговорщической по своему существу.

Контрреволюция представляет элиту и эксплуататоров, она враждебна интересам огромного большинства, презрительно относится к этому большинству и предпочитает действовать украдкой, тайком, прибегая к заведомому обману и опираясь исключительно на насилие.

Не желая и не умея понять подлинной природы революционного движения масс в современную эпоху, монополистическая буржуазия не только пытается всеми силами дискредитировать саму идею революции, но и навесить на революционный процесс ярлык «чужеземного влияния». С большим интересом читаются те места книги, где Г. Аптекер со знанием фактов и глубоким пониманием дела разоблачает социальную психологию представителей господствующего класса, согласно которой капиталистическая система изображается как сплошная идиллия, а трудящимся людям внушается мысль о необходимости чувствовать полное удовлетворение и проявлять преданность в отношении «счастливого строя». «Отсюда,— замечает автор, — делается вывод, что, если начинается бурное революционное движение, оно отражает не коренные противоречия, антагонизмы и несправедливости, заложенные в недрах старого общества, а, скорее, гнусные махинации психически неполноценных индивидов или происки агентов какой-либо враждебной иностранной державы» (стр. 105).

Органически связывая революционную борьбу трудящихся с подлинно демократическими требованиями, Г. Аптекер убедительно показывает, что сегодня, когда на повестке дня истории первоочередным становится вопрос о наиболее полном воплощении во всех смыслах суверенитета народа, особенно явственно виден демократический и антизаговорщический характер революционного процесса.

Специальный раздел книги посвящен критическому разбору весьма ходкого среди идеологов буржуазии антикоммунистического «аргумента» о «высокой цене» революции, выражающейся в «человеческих страданиях». Автор справедливо утверждает, что различные лицемерные горестные стенания о так называемой высокой цене революции основаны на извращении действительных фактов, полной дезинформации, на стремлении изобразить капитализм в отрыве от тех действительных страданий, которые он несет народам.

В своеобразной, остро публицистической манере, путем постановки ряда вопросов Г. Аптекер не оставляет камня на камне от демагогических воздыханий буржуазных идеологов о чрезмерно высокой цене революционных преобразований, антиимпериалистических движений. «Но определялась ли когда- либо цена становления вышеупомянутого империализма?»— спрашивает автор. За этим следует еще ряд вопросов: «Разве торговля неграми в Африке и обращение их в рабство не связаны со становлением и развитием капитализма? Разве с этим же не связана политика геноцида, проводившаяся по отношению к коренному населению двух Америк и Азии? Разве длившееся столетиями истязание Индии не связано со становлением британского капитализма и империализма? Разве подготовка и ведение войн на протяжении нескольких столетий не были для капитализма самым выгодным бизнесом? Разве не факт, что исторические обстоятельства, о которых я только что упомянул, стоили жизни на протяжении тех же четырех столетий сотням миллионов людей? Разве трудно привести целый ряд других столь же присущих периоду становления капитализма и характерных для колониализма и империализма примеров исторических обстоятельств, стоивших жизни и приносивших ужасные страдания еще многим и многим миллионам мужчин, женщин и детей?» (стр. 112).

Основной смысл всей книги Г. Аптекера — это убедительное доказательство того, что социалистическая революция вызревает внутри капиталистического общества в результате объективных законов ее развития, что она есть неизбежный результат исторического процесса и представляет собой единственный путь к подлинной свободе и демократии.

Одним из важнейших условий действенной критики идеологических противников является творческий подход к самой научной теории — к марксизму- ленинизму, при соблюдении верности его основным принципам, жизненность и истинность которых подтверждена историческим опытом. Ни догматизм, ни ревизионизм не могут служить твердой позицией, обеспечивающей убедительность критического анализа. Напротив, представляя собой две крайности (и в то же время две стороны одной медали), они служат питательной средой для различного рода антимарксистских, антикоммунистических взглядов. В этой связи обращает на себя внимание справедливое критическое замечание Г. Аптекера в адрес югославского философа профессора С. Стояновича, взявшего на себя неблаговидную задачу противопоставления Маркса Энгельсу. Подобные противопоставления: Маркса — Энгельсу, Маркса — Ленину и т. д. — весьма характерны для «теоретиков» современного антимарксизма и антиленинизма. Их цель состоит в том, чтобы подорвать доверие трудящихся масс к цельному марксистско-ленинскому учению, вызвать разногласия внутри марксизма, подорвать идейное единство мирового коммунистического движения. Разумеется, может быть, не всегда ясно просматриваются пути, ведущие от сугубо философских рассуждений в политическую область. Однако вряд ли можно назвать сегодня такую более или менее важную философскую проблему, решение которой не имело бы в конечном итоге выхода в политическую сферу и которая не была бы предметом самых разнузданных спекуляций со стороны наших идейных противников. Все это требует от марксистов-ленинцев весьма бережного отношения к уже достигнутым теоретическим результатам, принципиальности, творчества и активной борьбы против идеологов буржуазии. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, выступая на международном Совещании коммунистических и рабочих партий (Москва, июнь 1969 г.), подчеркивал, что «одержать победу в борьбе против империализма, добиться укрепления единства нашего движения и всех антиимпериалистических сил невозможно, не развернув самого активного наступления на буржуазную идеологию» *.

В предлагаемой книге читатель найдет несколько интересных мыслей о проблеме нации и национализме. Мысли эти верны, хотя и весьма отрывочны. Прав автор, утверждая, что в борьбе против феода^ лизма капитализм «сформировал и современную нацию, породив сложное чувство, именуемое национализмом». Прав он частично и тогда, когда подчеркивает, что «возникновение современной исторической категории нации и идеологии национализма означало, что верховная власть перестает быть единоличной и становится общенародной» (стр. 40). Частичная правильность второго утверждения обусловлена тем, что, давая краткую характеристику зарождения идеологии национализма в историческом развитии, сам автор ничего не говорит о том, что ограничивает себя вполне определенными рамками. Разумеется, в пору буржуазных революций зародившееся чувство на-* ционализма было направлено против нелепого отождествления монарха с государством, и оно имело прогрессивное значение, пробуждая у народа озабоченность интересами всей страны, поднимая чувство ответственности и политического самосознания. Однако если исследовать явление в более зрелой форме (только при таком подходе и появляется возможность верной оценки предшествовавших ступеней в развитии данного явления), а именно современные формы национализма, то станет ясно, что и в те далекие времена буржуазия делала все для того, чтобы ограничить национальные движения масс, подчинить их своим классовым целям и отнюдь не была лишена способности, спекулируя на чувстве национальной гордости, натравливать друг на друга целые народы. И если бы при исследовании этой проблемы автор не ограничился лишь историческими заметками, носящими скорее хронологический характер, а применил,

‘Л. И. Брежнев, За укрепление сплоченности коммунистов, за новый подъем антиимпериалистической борьбы, Политиздат, М., 1969, стр. 45—46.

как это он успешно делает в других местах, метод подлинного историзма, требующего единства исторического и логического, то, видимо, национализм получил бы определение не только психологическое, не только как «сложное чувство», но и политическое, как политическое движение.

Значительное место автор уделяет анализу различия между несоциалистическими и социалистическими революциями и формулирует основную особенность социалистической революции, которая не просто изменяет формы господства частной собственности на средства производства, но упраздняет само господство частной собственности, строит свою созидательную деятельность на основе научного мировоззрения — диалектического материализма, требует высокого уровня массового самосознания народа и проводит плановую политику. Вот почему, пишет автор, социализм — это система, свободная от периодических кризисов и прежде всего от ужаса массовой безработицы, принципиально враждебная войне и ведущая в конечном счете к созидательной деятельности по построению антиэксплуататорского социального порядка и тем самым создающая предпосылки для развития подлинно гуманистической исторической эпохи.

Особо следует отметить мысль Г. Аптекера о том, что грандиозные задачи социалистической революции «требуют политической партии нового типа», партии коммунистов, основывающих свою деятельность на принципах марксизма-ленинизма. Учение о партии, о ее идеологических и теоретических основах, ее организационных принципах занимает исключительно важное место в марксистско-ленинской теории. В. И. Ленину принадлежит заслуга создания всестороннего учения о коммунистической партии и претворения этого учения в жизнь. Враги ленинизма всячески искажают и извращают цели и политику коммунистических партий, клевещут на современный рабочий класс, обвиняя его в «утере революционности», фальсифицируя практику коммунистического строительства. Более полное освещение этого вопроса при анализе проблем революции, свободы и демократии, связанное с критикой современных антикоммунистов, сделало бы книгу Г. Аптекера еще содержательнее.

Советскому читателю будет нетрудно определить, что некоторые вопросы в книге изложены упрощенно и рассчитаны именно на американского читателя. Но при всех обстоятельствах автору следовало бы лучше и полнее использовать достижения ленинского этапа в развитии марксистской философии, важнейшие документы международного коммунистического и рабочего движения, в которых обобщен исторический опыт последнего пятидесятилетия. Это позволило бы дать более четкую характеристику не только международным явлениям, но и многим американским событиям, понять их в свете основного противоречия современной эпохи — противоречия между капитализмом и социализмом и объективного динамизма этого противоречия, при котором социализм неуклонно становится решающей силой мирового развития.

В целом же книга Г. Аптекера — это интересное марксистское исследование наиболее важных и актуальных проблем современной социальной жизни. Она написана с боевых революционных позиций и представляет собой ценное пособие для действенной борьбы против современной буржуазной идеологии.

С согласия автора в книге сделаны незначительные сокращения.

| >>
Источник: Аптекер Герберт.. О природе демократии, свободы и революции. М.: Прогресс. — 129 с.. 1970

Еще по теме СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — ПУТЬ к ПОДЛИННОЙ СВОБОДЕ И ДЕМОКРАТИИ (Предисловие):

  1. Аптекер Герберт.. О природе демократии, свободы и революции. М.: Прогресс. — 129 с., 1970
  2. § 5. СОВЕТЫ В ПЕРИОД ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  3. НЕСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ
  4. ФРАНЦИЯ И ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  5. РЕВОЛЮЦИЯ, НАСИЛИЕ И ДЕМОКРАТИЯ
  6. Глава 18. Октябрьская революция. Создание пролетарско-социалистической формации
  7. ПОБЕДА ВЕЛИКОИ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. ОКТЯБРЬ НА УКРАИНЕ
  8. Глава 1 РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПУТЬ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  9. § 6. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОИ РОССИИ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  10. Глава 13 Подъем демократического и рабочего движения в Японии после Великой Октябрьской социалистической революции (1918—1923)
  11. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И НАЧАЛО БОРЬБЫ ЗА ЕЕ ПОБЕДУ НА УКРАИНЕ
  12. ГЛАВА XI ПАДЕНИЕ САМОДЕРЖАВИЯ В РОССИИ. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.
  13. Различия между совещательной демократией и демократией совместной работы
  14. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИИ — ХРИСТИАНСКИЕ ДЕМОКРАТЫ И СОЦИАЛИСТЫ У ВЛАСТИ (1989-2006)
  15. 7. Две свободы: отрицательная и положительная Свобода в произволе и свобода в добре
  16. Жесткая демократия — мягкая демократия