<<
>>

Теория и практика политики

С кризисом реструктуризации, поразившим главные империалистические метрополии, завершился всемирный цикл, и открылся новый, в котором консолидировались тенденции, проявившие себя в момент кризиса, начиная с увеличения разрыва между медленными темпами развития зрелых капиталистических стран и быстрыми стран молодого капитализма.
Экономическое и политическое движение подобного значения неизбежно вызывает изменения и нарушения равновесия в политических отношениях между государствами и между классами и фракциями классов. На международной арене тут же была зарегистрирована эта новая политическая динамика, соответствующая более глубокой и менее очевидной новой экономической динамике. Это ещё одно подтверждение марксистской теории политики. Если эта теория верна, а мы считаем, что так оно и есть, то можно с уверенностью предвидеть, что эта динамика неизбежно будет усиливаться и приводить в замешательство всех тех ревнителей идеологии, которые строят из себя стратегов. В виду скорости и широты своего действия, экономическая детерминированность новых политических отношений между государствами и между классами и их фракциями вызывает настоящий разброд в буржуазных, мелкобуржуазных и оппортунистических политических концепциях и теориях. В то время как политическая деятельность не может ждать, политические теории, которые должны бы вдохновлять её, запаздывают и им не удаётся быстро адаптироваться. Демократическая теория судорожно ищет новые одеяния, которые она должна менять для того, чтобы оправдать государственный разум, древний и додемокра-тический государственный разум. С неизбежной необходимостью она должна будет оставить болтовню об идеалах и приспособиться к самому жёсткому прагматизму. То, что верно в общем плане, ещё более верно для Италии, где структурные изменения ещё более динамичны и где, вследствие этого, накопилось ещё больше проблем, связанных с реструктуризацией.
Тридцатилетний цикл, невиданных ранее масштабов и скорости, уменьшил численность экономически активного населения в сельском хозяйстве на целых 5 миллионов человек, увеличил его в промышленности на 2 миллиона, а в секторе услуг на 3 миллиона. Доля экспорта в национальном доходе увеличилась с 12 до 26%. Ни одна буржуазная, мелкобуржуазная и оппортунистическая политическая теория не была в состоянии проследить, интерпретировать, проанализировать политические изменения, определённые глубокими структурными движениями. Ещё в меньшей степени она в состоянии проследить за ними в ходе нынешнего кризиса реструктуризации, поразившего итальянскую метрополию. Марксистская политическая теория, которая в большевистской лаборатории Ленина произвела непревзойдённые образцы анализа России, ощутила в Италии историческую задержку в утверждении ленинизма и должна сейчас использовать все силы, способности и энергию для того, чтобы наверстать её. Для нас имеют малое значение соображения по поводу импотенции буржуазных и мелкобуржуазных политических теорий. Марксизм - это наука, и он не утешает себя невежественностью других. Марксизм - это теоретическое и практическое оружие, с помощью которого ведется борьба против политических теорий на теоретическом фронте, но, прежде всего, против политических действий на практической почве. Преимущество, которое марксизм имеет в анализе политических движений, ещё не означает практического преимущества, если на научном уровне он не расширяет свою исследовательскую лабораторию, а на организационном не становится широко используемым инструментом повседневной борьбы. Пролетариат нуждается в марксистской науке политики в каждый момент, но в наибольшей степени он нуждается в ней, когда влияние оппортунизма порождает замешательство в его рядах. Сложность объективных тенденций, действующих в мировом масштабе, и вытекающей из них политической борьбы неизбежно увеличивает замешательство в рабочем движении. В силу увеличения числа факторов, вступающих в игру, столь же сложной становится их многообразная комбинация.
Следовательно, замешательство в рабочем движении неизбежно будет распространяться всё сильнее. Задача пропаганды коммунистических принципов делает, в этом контексте, настоятельной потребность фиксации ряда основополагающих пунктов, необходимых основ для перехода к марксистской науке политики. Если верно, что процесс формирования коммунистического сознания - это материалистический процесс, то столь же верно, что он протекает не механически. Факты, реальность, следствия из этой реальности приводят к её осознанию, но не непосредственным образом. Иллюзорно думать, что объективный кризис вызывает объективный кризис оппортунизма как массовой идеологии. Так же, как не является автоматическим крах капитализма, не является автоматическим крах оппортунизма. Уже в 1845 г., в своей книге «Положение рабочего класса в Англии», Энгельс пишет: «Предрассудки целого класса нельзя сбросить, как старую одежду»2. Именно этим предрассудкам суждено остаться старыми одеждами замешательства. Нельзя смешивать политику с научным анализом политики. Политика сама по себе не является наукой, как не являются ею движение экономики или движение материи. Люди и классы являются участниками движения материи, движения экономики и политики, независимо от научного знания, которое они имеют об этих феноменах. Они являются его участниками в силу того простого факта, что представляют собой неотъемлемую часть этих движений. Марксизм же научно анализирует эти движения, в том числе и движения политические. Посредством этого он научно обосновывает собственную политику, собственное классовое действие. В той мере, в какой ему это удаётся, марксистская наука политики становится эффективным классовым ору- 38 А. Черветто. Политическая оболочка днем, а не фразой или простой концепцией. В. Либкнехт, один из последователей Маркса и Энгельса, в течение многих лет близкий к ним, напоминает: «Политика была для Маркса предметом изучения. Он смертельно ненавидел заурядных политиканов и их шарлатанство... История - это продукт всех сил, людских и природных, продукт мышления, страстей, человеческих потребностей.
Теоретически, политика - это знание о миллионах и миллионах факторов, которые плетут «ткань истории» и, в практическом плане, действие, определённое этим знанием. Политика, следовательно, - это наука, и наука прикладная. Политическая наука, или наука политики - это, в определённом роде, сущность всех наук, поскольку она охватывает всю сферу деятельности человека и природы, деятельности, которая составляет цель всякой науки. Однако любой клоун убеждён, что он является большим политиком или даже великим государственным деятелем...». С того времени клоуны деградировали и всё больше и больше деградируют на политической сцене, но неизменной осталась, в том числе и поэтому, потребность класса, столь убедительно описанная В. Либкнехтом. Авангард пролетариата должен быть способен, в теоретическом плане, знать миллионы действующих исторических факторов, а в практическом плане, строить свою деятельность на этом знании. Это колоссальная задача. Но только в её выполнении заключается гарантия коммунистического будущего, потому что марксистская наука политики - это наука интернациональной пролетарской революции.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Теория и практика политики:

  1. Война как продолжение политики в ядерную эпоху
  2. § 4. Судебная власть и политика. Конституционный суд - субъект политических отношений
  3. 1.2. Прогноз как критерий истинности научной теории
  4. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  5. VII. МОРАЛЬ И ПОЛИТИКА
  6. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИДЕЯ В ПОЛИТИКЕ ГОСУДАРСТВА Шкутник В.А.
  7. ИНТЕГРАЦИЯ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПАРАДИГМ В ИННОВАЦИОННОМ КУРСЕ «ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ИНФОРМАТИЗАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ» Ильина Е.М.
  8. РИСКИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: МЕЖДУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИЕЙ И ПРАКТИКОЙ А.Л. Данилюк
  9. 1. «Капитал», ленинское учение об империализме н «теория стадий»
  10. От практики к теории