<<
>>

§ Тоталитарный режим т как царство Великого инквизитора

ь- <

Слияние массы и тирана в современном мире особенно зримо ^ прослеживается в тоталитаризме. Тоталитарность в чистом виде | обусловлена не только тем, что партия, какая-либо клика или

фюрер-вождь устанавливают всеохватывающий контроль над все- ми сферами общественной жизни и государством, как бы полнос- 2

тью поглощая их, но и тем, что подавляющая масса населения чуть § ли не свято верит в основные цели, установки, ориентации, посту- Й лируемые партийным руководством или фюрером-вождем: обе СТОСІ- роны как бы слиты в тотальном единстве для достижения универ-

га сальной цели. <

(о Масса — это особое образование.

Она не обязательно предпола- ™ гает некоторое сборище множества людей на площади, улице, ста- ^ дионе или ином открытом пространстве. С точки зрения парамет- га ров сознания, приверженности определенным стереотипам пове- ге дения и реакции, человек может принадлежать толпе, массе и не * выходя из собственной квартиры. Масса, как отмечал X. Ортега-и- Гассет, не то же самое, что, скажем, рабочие, пролетариат. 162 Сущностная ее константа — это средний и заурядный чело- век. В этом смысле масса как скопление множества людей или количество людей приобретает качественные параметры социально- типического. Здесь заурядность, среднестатистичность становятся обшим социальным признаком человека без индивидуальности.

Важнейшая характеристика этого типа человека — его убеждение, уверенность в своем совершенстве. Личность, человек как индивидуальность или, скажем иначе, элитарный человек («элитарный» в смысле высокого интеллектуального полета или глубины проникновения в сущность вещей, что возможно и на обыденном, рассудочном уровне, уровне простого человека) не убежден ни в своем совершенстве, нив совершенстве мира. Этот тип человека не мыслит себе жизнь без служения чему-то высшему — обществу, людям вообще, благородному в его понимании делу и т.д.

Его жизнь подчинена самодисциплине, что предполагает требовательность прежде всего к самому себе, ответственность за свои действия.

Иное дело «человек массы». Это тип человека без качеств и ответственности. Назвав синдикализм и фашизм «странным явлением», X. Ортега-и-Гассет усматривал их «странность» не в том, что они новы, а в тех формах, какие они принимают, в стиле поведения и действиях их приверженцев. Под их маркой, писал Ортега-и-Гас- сет, «в Европе впервые появился тип человека, который не считает нужным оправдывать свои претензии и поступки ни перед другими, ни даже перед самим собой». Стремясь любой ценой достичь своих целей, он присваивает себе «право действовать безо всяких на то прав». В таком поведении раскрывается природа нового человека массы, не способного к идейному творчеству, но желающего иметь собственные «идеи» и «мнения».

У человека массы теряется внутренняя связь с глубинными мистическими основами бытия, безмерно расширяется вакуум бездуховности. Характерной его особенностью становится тенденция к своеобразному социальному нарциссизму, самовлюбленности и Уверенности в своей непогрешимости. Он буквально перестает видеть окружающий мир в реальном воплощении и смотрит на него сквозь черно-белые очки. Более того, для обозрения внешнего мира, вместо того чтобы смотреть в окно, они предпочитают смотреть в зеркало.

Следует отметить, что человек склонен к самообману, не желает знать всю правду о себе и своем окружении, о сущностных характеристиках и возможностях собственного бытия. Зачастую убегая от правды, люди могут предаваться иллюзиям, внешней 163

мишуре, тем самым оправдывая и облегчая свою жизнь, ища легкие пути и способы самореализации и счастья.

Ареал распространения такого типа в обществе вовсе не ограничивается низшими и даже средними этажами социальной иерархии. Более того, тоталитарная система создает оптимальные условия для восхождения торжествующей посредственности до самых вершин власти и авторитета. С первого взгляда может показаться абсурдным и парадоксальным определение, например, В.И.

Ленина, И.В. Сталина, А. Гитлера и других вождей обоих вариантов тоталитаризма как деятелей с неким «среднеобразовательным» уровнем. Поистине, широта масштабов и энциклопедичность их знаний в отдельных случаях просто поражают. В этом можно убедиться, просмотрев один из основополагающих трудов марксистско-ленинской философии — «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленина, автора многих работ по экономической истории, политике, социологии, атеизму, философии и т.д. и одновременно публициста, журналиста, весьма | активного политического деятеля.

о" Но стоит вникнуть в систему аргументаций и аналитический ин- § струментарий вождя, как станет очевидно, что перед нами работа ?©• талантливого дилетанта и любителя, написанная на политическую о потребу дня, аргументы и выкладки которой не выдерживают сколь- S ко-нибудь серьезной научной экспертизы и критики. В еше боль- s шей мере это верно применительно и к сакральной книге нацио- < нал-социализма «Майн кампф» А. Гитлера.

„ Более того, когда читаешь произведения В. И. Ленина, И. В. Ста- | лина, А. Гитлера, А. Розенберга и других вождей и идеологов то- талитаризма, нельзя избавиться от прямо-таки навязчивого, не- с" отступного ощущения определенной если не ущербности, то по 2 крайней мере бросающейся в глаза односторонности и одномер- S ности их менталитета. Как же в таком случае объяснить поведе- (ё ние тех миллионов, десятков и сотен миллионов людей, подчер- 3. киваю, не только простых людей, но и нередко представителей п интеллектуального истэблишмента, последовавших за ними, по- vo веривших им и принявших их идеи, принципы и идеалы в каче- стве неукоснительного руководства в вопросах жизнеустройства? ю Потрясает своей неправдоподобностью трагикомическая ситуа- ™ ция, когда один из даровитых писателей XX в. К. Гамсун в 1943 г. га презентовал свою медаль лауреата Нобелевской премии по лите- ^ ратуре гитлеровскому министру пропаганды И. Геббельсу, считая последнего писателем и интеллектуалом, более, чем 164 он сам, достойным этой медали!

Это особый вопрос, требующий самостоятельного исследования.

Но все же фактом остается то, что в тоталитаризме мы имеем перед собой новый тип рабства, которому сотни миллионов людей предаются чуть ли не добровольно, во всяком случае без активного сопротивления. Современные формы рабства качественно отличаются от всех прежних форм хотя бы тем, что в наше время, особенно в так называемых цивилизованных обществах, не обязательно надевать на человека внешние аксессуары в виде ярма, кандалов или ограничивать свободу передвижения определенными пространственными пределами.

В сфере взаимоотношений индивида и государства, правителей и управляемых зачастую преобладающие позиции занимают отношения «патрон-клиент», государство и его руководители оцениваются массой населения по их способности проявлять и реализовать «отцовскую» заботу о своих подданных. Есть та или иная степень персонализации политики и самого государства, когда эти понятия отождествляются с личностями конкретных государственных деятелей, вождей, фюреров, «отцов нации» и т.д. Важное место (с существенными оговорками применительно к тоталитарной политической культуре) занимают традиция, обычай, норма. В наиболее жесткой форме некоторые важнейшие элементы данного типа проявились при тоталитарной системе с ее жестким подчинением всех сфер жизни всемогущему государству.

Для традиционных форм деспотизма и авторитаризма было характерно господство родового обычая, а власть, занимая подчиненное к нему положение, сама основывалась на традиции. Единство в традиционном обществе зиждилось на укорененности в общественные структуры: семью, общину, племя, род, коллектив, церковь и т.д. Тем не менее люди, порой занимая чуть ли не рабское положение по отношению к власть имущим, все же находили опору в этих структурах.

Что касается современных форм деспотизма в лице, например, тоталитаризма, то они строятся на подрубании и уничтожении всех корней, связывающих отдельного человека с общественным организмом, всех опор, служащих своеобразными референтными группами (родственная и соседская общины, церковь, объединения, организации и т.д.), на предельной унификации всех связей, обнажении и выставлении на всеобщее обозрение самых неприкосновенных сторон частной жизни.

Как установлено социально-психологическими исследованиями, Процесс идентификации, утверждения конформизма и одномерного взгляда на вещи облегчается, как правило, улиц, 165

не уверенных в себе, испытывающих определенный комплекс неполноценности, не чувствующих под собой твердой опоры.

Отождествление себя с сильным, авторитетным человеком, группой, организацией придает им необходимую уверенность.

Оторванность от корней, глубины, отсутствие или нехватка ощущения твердости бытия делают легкими все движения и повороты в поведении и действиях людей. Когда человек сомневается в себе, им можно управлять, помыкать, заставлять его смотреть в рот своему начальству, проявлять ретивость и прыткость в исполнении его указаний, особенно не утруждать себя щепетильностью в отношении мораль- но-этических норм и т.д.

Особенно невыносим для него груз ответственности за принятие решений, в том числе и тех, которые непосредственно касаются его собственной жизни. Здесь наглядно проявляется известный феномен бегства от свободы, когда истина-свобода приносится в жертву превратно понятой истине-справедливости.

Но тем не менее ни один тиранический режим, в каких бы одеяниях и под какими бы лозунгами он ни выступал, не способен превратить всех людей в рабов, окончательно истребить стремление человека к свободе. Поэтому не удивительно, что в самые мрачные времена тоталитаризма при всех искажениях сознания, приоритетов, миропонимания и т.д. были миллионы и десятки миллионов людей, которые честно и зачастую самоотверженно тянули свою лямку, служили своей родине, людей, значимость которых всегда остается величиной постоянной, инвариантной.

Контрольные вопросы 1.

Какова сущность свободы? 2.

Что подразумевается под словами «свобода представляет собой социальную категорию»? 3.

Какие изменения претерпела трактовка свободы начиная с античности до наших дней? 4.

Какова, по вашему мнению, цена свободы? 5.

Что имеется в виду, когда говорят о двойственной сущности свободы? 6.

Каково соотношение свободы и рабства? 7.

Попытайтесь дать оценку легенде о Великом инквизиторе с точки зрения соотношения свободы и рабства. 8.

Какую роль феномен Великого инквизитора играет в политике? 9.

Почему тоталитарный режим назван царством Великого инквизитора?

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С.. Введение в политическую философию: Учебное пособие. — М.: «Логос». — 336 с.. 2004

Еще по теме § Тоталитарный режим т как царство Великого инквизитора:

  1. § Тоталитарный режим т как царство Великого инквизитора