<<
>>

ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КАК ОСНОВА МОДЕРНИЗАЦИИ В БЕЛАРУСИ И РОССИИ Е.В. Беляева


Общность исторического прошлого и сходство социальных процессов в Беларуси и России позволяют составить представление о нравственных ориентациях жителей двух стран в период современных общественных трансформаций.
На основании социологических данных можно сказать, что эти ориентации носят смешанный характер, сочетая в себе традиционные, модерные и постмодерные представления при доминировании традиционных.
К традиционным нравственным установкам относится почитание старших, солидарность поколений, общность их ценностных ориентаций. Если исследования 1990-х годов показывали высокую степень конфликтности между поколениями [1, с. 94], то по мере социальной стабилизации молодые люди все чаще характеризовали отношения с родителями как партнерские [2, с. 93]. Матрица нравственных представлений нашего общества по-прежнему задается старшими поколениями. В вопросе о преемственности ценностей у различных поколений белорусское общество, в общем и целом, сохраняет традиционные ориентации. Российские авторы в 2002 году также фиксировали «интегрирующие ценности - желание обоих поколений к равноправному диалогу; установлены и ценностные основания такого диалога - стремление к спокойной совести и душевному покою, экологическое сознание» [3, с. 102].
Функционирование другого принципа традиционной нравственности - коллективизма - в белорусском обществе обусловлено двумя обстоятельствами: сохранением элементов традиционного способа моральной регуляции и наследием советской идеологии. Невзирая на волны модернизации, а, возможно, и как реакция на них, в белорусском социуме воспроизводятся сообщества общинного типа, транслирующие архетипы традиционного сознания. Как показывают российские [4] [5] и белорусские [6, с. 33] данные, в ситуации социальной нестабильности наши общества тяготеют к восстановлению общинных структур во всех сферах социальной жизни. Наши соотечественники понимают коллективизм в духе «грамады» [7, с. 129], когда главной ценностью выступает не универсальный закон морали (общество модерна) и не согласование интересов (общество постмодерна), а теплые межличностные отношения с ближайшим окружением. И те, кто декларирует свой индивидуализм, являют собой тип индивидуалиста-конформиста. «Декларируемый индивидуализм в сочетании со склонностью к принятию тотальных социокультурных целостностей, в которых растворяется индивидуальность, на практике может обернуться своей противоположностью» [8, с. 70].
Российские исследования постсоветских трансформаций морали расходятся в оценке фактического бытования принципа коллективизма. Согласно одним данным 48,2% современных россиян «считают коллективизм одной из ведущих норм регулирования взаимоотношений в обществе» [9, с. 51], а 35-40% на деле привержены патриархально-коллективистской системе ценностей [10, с. 126]. «В начале третьего тысячелетия происходит постепенный возврат его [коллективизма] как необходимого принципа жизнедеятельности, предполагающего объединение людей из внутренних побуждений» [11, с. 61]. Другие же авторы высказываются весьма скептически: «Нет никаких серьезных оснований считать, что коллективизм вообще является осознанной жизненной ценностью для большинства тех, кто декларирует благосклонное к нему отношение» [12, с. 103]. Расхождение в оценках происходит во многом из-за различия в методиках исследования данного феномена.
У белорусского народа локальные типы идентичности остаются доминирующими. Наблюдается недостаток социокультурных предпосылок для формирования системы нравственности модерна, несформированность гражданского общества, слабая приверженность общественным интересам. В России, как и в Беларуси, «осталось постоянным крайне отрицательное отношение к людям, посягающим на интересы человеческой личности... и более снисходительным, если не поощрительным, - к тем, кто посягает на государственные и общественные интересы» [10, с. 51].
В отношении российского общества иногда высказываются мнения о его нравственной деградации на основании данных о росте преступности, самоубийств, алкоголизма и нестабильности семьи [13], однако увеличение аналогичных показателей можно проследить и в самых развитых «обществах потребления» [14]. В то же время даже в 1990-е годы, которые воспринимаются общественным сознанием, как времена катастрофического падения нравов, система базовых ценностей россиян существенно не изменилась, ее ядром был «повседневный гуманизм»: «здесь сконцентрировались фундаментальные нравственные ценности - забота о детях и стариках, спокойная совесть, добро и правда» [15, с. 138]. «Ценности добра, свободы и достойного продолжения своего рода не подвержены влиянию перемен в обществе. Для 79% опрошенных эти ценности - основа интеграции» [3, с. 101]. Российские исследования 20012003 гг. показывают, что «острота и негативизм восприятия проблемы не подкрепляются данными о действительно катастрофическом состоянии морально-нравственных установок россиян» [16, с. 89].
Аналогично и белорусские данные показывают, что нравственный кризис 1990-х постепенно преодолевается. Реализация проекта «Исследование европейских
U              1—1              гр              u              u
ценностей» в Беларуси свидетельствует: «Тезис об устойчивости базовых ценностей и их высоком иммунитете к серьезным потрясениям можно считать правильным» [17, с. 19]. Таким образом, в белорусском и российском обществах базой для модернизации оказываются традиционные ценности, трансформированные для решения актуальных задач.
<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КАК ОСНОВА МОДЕРНИЗАЦИИ В БЕЛАРУСИ И РОССИИ Е.В. Беляева:

  1. ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ БЕЛОРУССКОГО НАРОДА КАК ОСНОВА СОВРЕМЕННОГО ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА Вонсович Л.В.
  2. И. В. Котляров ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КАК ОСНОВА РАЗВИТИЯ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
  3. Е. Л. Антонова ОПТИМИЗАЦИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ОСНОВЕ ПРАВОСЛАВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ КАК ФАКТОР духовного ВОЗРОЖДЕНИЯ И КУЛЬТУРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
  4. ФАКТОРЫ КОНСОЛИДАЦИИ НАРОДОВ БЕЛАРУСИ И РОССИИ И ЦЕННОСТИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Н.С. Щёкин, О.В. Новикова
  5. Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с., 2010
  6. слово МИТРОПОЛИТА минского и СЛУЦКОГО ФИЛАРЕТА, ПАТРИАРШЕГО ЭКЗАРХА ВСЕЯ БЕЛАРУСИ на открытии международной научно-практической конференции «Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей»
  7. ОБРАЗОВАНИЕ КАК РЕСУРС ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ С.Г. Новиков
  8. ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО ДУШИ И ТЕЛА КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ЦЕННОСТЕЙ
  9. ТРАДИЦИОННОЕ И СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО. ФАКТОРЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ
  10. ЭТИКА КАК ПЛОЩАДКА МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО СИНТЕЗА Е.В. Беляева
  11. ПРАВОВЫЕ ДОКТРИНЫ КАК ОСНОВЫ СОВРЕМЕННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ РОССИИ А.Ю. Хворостов
  12. Манакова Татьяна Геннадьевна Понимание судьбы в традиционной культуре и процессы модернизации (на примере бурят и эвенков)
  13. А. В. Байдачная ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ и ИННОВАЦИОННЫЙ БИЗНЕС
  14. Н. С. Рысюкевич ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ и МОДЕЛИ СОВРЕМЕННЫХ ЛИДЕРОВ
  15. 3.1. Философия «национальная» и «универсальная». Институт философии КАК НАСЛЕДНИК ТРАДИЦИЙ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ мысли Беларуси ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ БЕЛАРУСИ: ЗАРОЖДЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ В.Б. Еворовский
  16. МОДЕРНИЗАЦИЯ В РОССИИ
  17. Л. Е. Земляков ТРАДИЦИОННЫЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ — ВАЖНЕЙШАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ИДЕОЛОГИИ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА