<<
>>

2 Цена свободы

<

® Казалось бы, теперь все зависит от самого человека, который мо- с жет защищать свои права и свободы без посторонней помощи. Но | обнаружилось, что, завоевав свободу от цеховых, корпоративных и g иных уз, человек Нового времени одновременно освободился и от Ь тех связей, которые при всех возможных здесь оговорках давали ему о.

чувство уверенности и принадлежности к определенной общности, та Если в средневековом миросозерцании в центре мироздания распо- g лагался Бог, то теперь, когда человек самоопределился в качестве § самоценного и автономного субъекта, именно себя он расположил в ^ центре, вокруг которого как бы вращается весь остальной мир. m Вместе с открытием коперниковской системы мироздания пре- та тензии человека быть центром Вселенной со все более растущей оче- ^ видностью стали выглядеть абсурдными, особенно перед образом бесконечного, безмолвного пространства Вселенной, безраз- 142 личного к его запросам, страстям, устремлениям. «Вечное

безмолвие этих бесконечных пространств страшит меня», — так выразил это чувство Б. Паскаль. За свободу и независимость последовала расплата — человек как бы перестал рассматриваться венцом творения и стал всего лишь частью природы, в принципе мало чем отличающейся от остальных ее феноменов.

Несмотря на поразительные успехи в покорении природы и расширении пределов реализации своих возможностей, человек не научился должным образом управлять созданным им самим миром. Как это ни парадоксально, индивидуализм — эта главная предпосылка утверждения автономии отдельного индивида — содержал определенные элементы, в конечном счете способствовавшие порабощению самого человека. Н. Бердяев, конечно, несколько преувеличивал, когда говорил, что гуманизм и порожденный им индивидуализм неонтологичны и лишены бытий основы, поскольку не способствуют укреплению личностного начала в человеке. Но нельзя отрицать, что оба они содержали возможность атомизации социальных связей, оставляющей отдельно взятого человека один на один перед лицом всесильного государства.

В то же время постепенно верх брала тенденция трактовать человека в сугубо материально-детерминистском, прагматически-утилитарном духе.

При таком подходе и свобода человеческой личности понимается прежде всего как свобода выбора способов и источников добывания средств к существованию, как свобода купли и продажи. Владелец капитала использует наемного работника, как и любой другой инструмент, машину, станок. В свою очередь, и работник использует работодателя для достижения своих сугубо утилитарных экономических целей. Вне этой взаимной полезности они друг в друге вовсе не заинтересованы. Нередко в утилитарно-инст- рументалистских терминах объясняются не только экономические отношения, но и весь комплекс межличностных отношений во всех их формах и проявлениях. Возник феномен, получивший название «отчуждение человека» от результатов своего труда и общественных связей.

Такая оценка представляется верной, если ограничиться сугубо экономическими, материально-вещными взаимоотношениями. Хотя и здесь необходимы весьма существенные оговорки применительно к труду вообще и продуктам своего труда в частности. Нельзя забывать, что порыв к деятельности и труду составляет одну из сущностных характеристик человека, а значит, и условие его свободы. К тому же труд нельзя понимать в чисто вещно-утилитар- ном смысле, поскольку в большинстве случаев именно упор- 143

ному, тяжкому, прямо-таки титаническому труду обязаны своим появлением великие творения человеческого духа.

Проблема свободы неразрывно связана с проблемой соотношения сущности и существования, которая для большинства социально-философских систем и по сей день остается неразрешимой дилеммой.

Наиболее остро и обнаженно эту проблему поставил экзистенциализм, который в противоположность большинству философских школ, постулировавших первичность сущности перед существованием, провозгласил, что существование человека предшествует его сущности. «Для экзистенциалиста, — писал Ж.-П. Сартр, — человек просто существует, и он не только такой, каким себя представляет, но такой, каким он хочет стать» [72, с. 323]. Тем самым экзистенциализм возлагает всю ответственность на самого человека за то, что и каков он есть.

Экзистенциалист утверждает: «Человек осужден быть свободным. Осужден потому, что не сам себя создал; и все-таки свободен, потому что однажды брошенный в мир отве- | чает за все, что делает» [72, с. 327].

t Исходя из этого, приоритет отдается существованию перед сущ-

и

§ ностью. В принципе можно согласиться с тем, что человек в опре- -9- деленном смысле действительно является творцом собственной о судьбы. При оценке данного положения необходимо иметь в виду й следующий момент. На призыв «познай самого себя», красовавший- g ся на фронтоне храма Аполлона в Дельфах, Диоген дал очень выра- < зительный ответ, суть которого состоит в том, что познание челове- то ком себя — непрерывный процесс, никогда не достигающий окон- | чательной цели. Эту мысль особенно удачно выразил Г. Марсель в афоризме: «Быть — значит быть в пути». Мы в некотором роде пи- лигримы на этой Земле, и смысл нашей жизни состоит в том, чтобы 2 с достоинством пройти отведенный каждому из нас отрезок пути. § И еще. Человек — некий проект будущего, реализуемый в про- й цессе прохождения этого пути. Человек может реализоваться, по- стоянно преодолевая природу, как бы постоянно выходя за преде- го лы собственной природы, или, как отмечал Ж.-П. Сартр, «проек- ю тируя себя... вовне». В этом смысле человек сам себя формирует, ™ создавая искусственный мир культуры (cul-tura), противопоставля- ^ емый существующей самой по себе природе (na-tura). Поэтому вслед го за экзистенциалистами можно сказать, что определяющее место в го человеческом мире занимает мир человеческой субъективности. L— Более того, попав в орбиту человека, реальности внешнего мира приобретают новое качество, поскольку они превращаются 144 в неотъемлемые элементы мира самого человека.

Однако человек не в состоянии перепрыгнуть через себя. Именно в выборе одного из двух начал - добра и зла — каждый человек несет персональную ответственность, здесь проявляется свобода его воли. Более того, конструируя свою судьбу, он может в определенных пределах модифицировать свои сущностные начала, или, как говорил С.

J1. Франк, «преодолеть и преобразить свою природу, в этом смысле человек есть существо самопреодолеваюшее» [77, с. 240]. Но все же сущность человека проявляется в его существовании. Существование человека представляет собой в значительной мере процесс реализации сложного мира задатков и потенциальных возможностей, заложенных в его природе. Но все же он не может преодолеть свою природу, идти дальше тех границ и пределов, поставленных ему его собственной природой.

Разумеется, человек может изменить эти условия и параметры, порой существенно, но опять же в пределах, обозначенных собственной природой. Человек не может быть чем-то, что может быть или должно быть преодолено. Как представляется, он может исчерпать себя или прекратить свое существование как биолого-социальный вид, но не может перейти в какое-то иное состояние, иначе он перестанет быть человеком. Ибо, как показывают антропологические и исторические исследования, человек со времени своего выделения из стадного состояния и приобретения видовых характеристик homo sapiens по своим соииобиологическим и психофизиологическим качествам в течение многих тысячелетий претерпел лишь незначительные изменения.

Фундаментальные свойства, присущие ему как особому виду, сложившемуся еще в доисторические времена, остаются неотвратимо присущи его природе и в наши дни и, возможно, останутся всегда. «Быть может, — писал в данной связи К. Ясперс, — нам гро- з зит опасность вновь превратиться в людей каменного века, ибо мы, собственно говоря, никогда не переставали ими быть» |911. g

и

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С.. Введение в политическую философию: Учебное пособие. — М.: «Логос». — 336 с.. 2004

Еще по теме 2 Цена свободы:

  1. 2.2. Сценарии будущего в контексте глобальной коммуникации
  2. 2.2. Сценарии будущего в контексте глобальной коммуникации
  3. 2. Исторические судьбы России в контексте концепции «всемирности» А.И. Герцена
  4. РАЗДЕЛ 3. Цена раба
  5. 2 Цена свободы
  6. МНОГООБРАЗИЕ СВОБОДЫ В ПОЭЗИИ ПУШКИНА
  7. Г л аВа XIУЧЕНИЕ О СВОБОДЕ ЧЕЛОВЕКА
  8. § XIX. Все народы имеют право на свободу
  9. Статья 421. Свобода договора
  10. Содержание субботних экспериментальных занятий в формах, расширяющих свободу действий и этапы наращивания самоуправляющих функций школьника
  11. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — ПУТЬ к ПОДЛИННОЙ СВОБОДЕ И ДЕМОКРАТИИ (Предисловие)
  12. §4.2. Тест на зрелость планетарной цивилизации (Очерк сценария выживания)
  13. Господствующая практика установления монопольных цен
  14. Оценка возможностей путем анализа цены/выгоды
  15. Глава 11 ЛИЧНОСТЬ И СВОБОДА
  16. Цена чести (раннесредневековая Ирландия)
  17. Глава 1 СВОБОДА И ЛИБЕРАЛИЗМ: К ИСТОРИИ ВОПРОСА