<<
>>

9.2. ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР И РАСПАД ИДЕНТИЧНОСТИ

Энтони Гидденс и Зигмунд Бауман принадлежат к числу пессимистов. Они утверждают, что мы живем в эпоху кризиса идентичности: виртуальный мир средств массовой информации разрушает «связь времен», навязывая человеку сенсации сегодняшнего дня, заставляя забыть о прошлом и не думать о будущем.
Человек информационного общества погружается в виртуальную реальность, словно в наркотическую нирвану: он бежит от скуки повседневности к экрану телевизора или монитору компьютера, набирая номер телефона или погружаясь в Интернет, забываясь в видеоиграх или листая картинки модных журналов.

Человек перестал участвовать в том, что делает, и эмоционально живет как бы в другом измерении — ведь тот, кто смотрит на телеэкран или участвует в интерактивных опросах, или звонит по сотовому телефону, или играет в компьютерные игры, — не живет, он ушел в иной мир. Это особое состояние, отличное от жизни и от смерти, — состояние виртуального зазеркалья: «Интереснобыло бы подсчитать, сколько часов в день мы отсутствуем в реальной действительности и сколько времени пребываем в зазеркалье. Ручаюсь, что все измерительные приборы зафиксируют наше отсутствие ("Абонент недоступен в данный момент!") и нам трудненько будет разубедить их. Люди, критикующие индустрию развлечений, имеют дома телевизоры. Люди, осуждающие общество потребления, имеют карточки Visa. Ситуация необратима. Она не меняется со времен Паскаля: человек продолжает спасаться от страха смер- ти в развлечениях. Просто оно, развлечение, стало таким всемогущим, что заменило самого Бога»79.

Необязательность, случайность, эпизодичность и дискретность отношений, которые складываются в виртуальном мире, человек начал переность и на личные отношения между людьми в мире реальном. Так информационная эпоха постепенно превратилась в мир «чистых отношений», в которые вступают ради них самих: ради того, что каждый может из них извлечь, и потому они могут быть прекращены, более или менее произвольно, любым из партнеров в любой момент.

Как подчеркивает Гидденс, навязать идентичность отношениям, которые сами «развязаны», — невозможно80.

На смену миру индустриальной эпохи, сконструированному из прочных долговременных объектов, приходят дешевые изделия, спланированные для краткосрочного использования. Приобщая человека к наркотику под названием «новинка», информационное общество искусственно стимулирует спрос: каждая следующая новинка обращает предыдущую в бросовое старье. «Приготовься хотеть!» — вот самый яркий рекламный плакат потребительского общества и одновременно — самый откровенный из всех. В таком мире и сам человек убежден: разные идентичности можно при необходимости принимать и сбрасывать как при смене наряда81.

Ключевым словом в отношении человеческой идентичности в эпоху постмодерна 3. Бауман считает «вторичное использование». Когда-то материальным носителем модерна была фотобумага: желтые страницы распухавших семейных альбомов отражали медленное приращение необратимых и неизгладимых событий становления идентичности. В информационном обществе носителем постмодерна стала видеокассета с магнитной лентой, записи на которой можно стирать и перезаписывать. Кассета не рассчитана на то, чтобы хранить что-нибудь вечно, — она несет в себе идею трансформации: любое событие в мире достойно внимания лишь до тех пор, пока не попадется на глаза следующая достопримечательность. Если в новые времена главной заботой в связи с идентичностью была забота о долговечности, то сегодня заботятся о том, как уклониться от обязанностей. Если модерн строился из бетона и стали, то постмодерн из вырожденной органики — пластмассы1.

Понятие «идентичность» отражает определенную проблему самосознания человека, поскольку об идентичности вспоминают тогда, когда нет уверенности в своей принадлежности: человек не может или не знает, как убедить окружающих в том, что свое место в обществе он занимает по праву. В этом смысле идентичность есть критическая проекция того, что требуется тому или иному индивиду.

Однако информационная революция перевернула перспективу: впервые для человека стала актуальной не идентификация с группой, государством или обществом, но стремление уйти от общественных связей, а значит, уйти и от политики. Ведь идентичность означает прежде всего принадлежность к определенному человеческому сообществу.

Человек перестал стремиться к самоутверждению в политической сфере — и общество пока не оценило катастрофическую опасность такого выбора. Помните, еще Аристотель предупреждал: человек вне политики — либо животное, либо божество. Так что же в действительности произошло с человеком?

Бауман исследовал особые жизненные стратегии информационного общества, направленные на то, чтобы «избавиться» от всякой идентичности. Он описал четыре основных антропологических типа нашего времени — «бродягу», «фланера», «игрока» и «туриста».

Ни один из этих типажей не является изобретением информационного общества — все они были хорошо известны задолго до наступления постмодерна. Но прежде игроки, бродяги и фланеры были маргиналами традиционного и индустриального миров, они существовали где-то на обочине цивизизаиии, их презирали как бездумных «прожигателей жизни» и клеймили как «люмпенов». Сегодня эти антропологические стратегии находятся в центре информационного общества, они поистине превратились в стиль жизни. И если человек — это стиль, то мы имеем возможность через эти жизненные стратегии оценить современного человека и задуматься: если вместе с понятием «идентичность» человек утрачивает и качество политичности, в какой роли он востребован в современном обществе?

<< | >>
Источник: Василенко И.А.. Политическая философия: Учеб. пособие. — 2-е изд., лерераб. и доп. — М.: ИНФРА-М. — 320 с. — (Высшее образование).. 2010

Еще по теме 9.2. ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР И РАСПАД ИДЕНТИЧНОСТИ:

  1. 3.1. Виртуальность бытия всеобщности субъекта
  2. 3.3. ВИРТУАЛЬНОЕ ПОЛЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СРАЖЕНИЙ
  3. 3.4. В ВИРТУАЛЬНОЙ ПАУТИНЕ СЕТЕВЫХ СТРУКТУР
  4. 5.4. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПОТОКИ И ВИРТУАЛЬНОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ «БЕЗВРЕМЕНЬЕ»
  5. 5.7. НРАВСТВЕННЫЙ ИМПЕРАТИВ В ВИРТУАЛЬНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ
  6. 6.4. СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КУЛЬТУРЫ В ВИРТУАЛЬНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  7. 9.1. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР!
  8. 9.2. ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР И РАСПАД ИДЕНТИЧНОСТИ
  9. § 2. Другой курс: перспективы Европы
  10. «Миры образов» в интегральном образе реальности: некоторые духовно-нравственные и метафизические аспекты