<<
>>

Власть и монополия на законное насилие

Поэтому естественно, что и государство и власть самым тесным образом связаны с насилием. Государство, даже самое демократическое, представляет собой во многих отношени- 91

ях механизм принуждения, насилия над людьми.

Но это насилие особого рода. Еще Т. Гоббс (продолжая в этом вопросе традицию Н. Макиавелли) усматривал главный признак государства в «монополии (курсив мой. — К. Г.) на принужденней насилие». Дж. Локк считал политической властью «право создавать законы, предусматривающие смертную казнь и соответственно все менее строгие меры наказания для регулирования и сохранения собственности, и применять силу сообщества для исполнения этих законов и для защиты государства от нападения извне — и все это только ради общественного блага» [47, т. 3, с. 263].

С тех пор этот тезис в разных редакциях стал преобладающим в большинстве теорий государства. Данную мысль в несколько иной форме выразил известный немецкий правовед XIX в. Р. Еринг, который подчеркивал, что государство обладает абсолютной монополией на принуждение.

Наиболее завершенную разработку данный тезис получил у М. Вебера. Он, в частности, утверждал, что государство невозможно определить социологически в терминах его целей или из содержания его деятельности, поскольку нет такой задачи, которая была бы исключительным достоянием государства. Поэтому, говорил Вебер, четко очерченный признак государства следует искать в средствах, которые оно использует. Таким средством, по его мнению, и является насилие. Как считал Вебер, «государство есть то человеческое сообщество, которое внутри определенной области... претендует (с 5 успехом) на монополию легитимного физического насилия... Ибо < для нашей эпохи характерно, что право на физическое насилие при- *

писывается всем другим союзам или отдельным лицам лишь на- и столько, насколько государство со своей стороны допускает это наго силие: единственным источником «права» на насилие считается и государство» |6, с.

263].

? Исходя из этой посылки, М. Вебер рассматривал государство как -§- «организованный по типу учреждения союз господства, который внут- g ри определенной сферы добился успеха в монополизации легитимно- *

го физического насилия как средства господства и с этой целью объе- ^ динил вещественные средства предприятия в руках своих руководите- „ лей, а всех сословных функционеров с их полномочиями, которые ® раньше распоряжались этим по собственному произволу, экспропри- J; ировал и сам занял вместо них самые высшие позиции» [6, с. 651].

Хотя сущность государства и власти, политического в 92 целом и нельзя свести только к отношениям господства И

подчинения, все же с точки зрения власти и властных структур эти отношения отличают политическое от других сфер общественной жизни. Более того, государство, власть и насилие немыслимы друг без друга. Хотя, подчеркнем, насилие является не единственным средством государства, но специфическим.

Это вполне естественно, ибо государство, особенно современное, в котором, как в едином организме, сочетаются множество разнообразных конфликтующих, зачастую несовместимых друг с другом интересов, устремлений, установок и т.д. и т.п., не в состоянии обеспечить выполнение своей главной функции по реализации обшей воли своих подданных только полагаясь на их сознательность и добрую волю. В данном контексте власть является как бы данью греховной природе человека, средством, призванным бороться с несовершенством человека и социального мира в целом.

Мировая история еще не знала государства без механизмов и средств предотвращения и наказания уголовных правонарушений, без системы исправительных учреждений. Насилие или угроза применения насилия являются мощным фактором, сдерживающим людей от поползновений на жизнь, свободу, собственность других членов общества. Непременным атрибутом государства считаются «человек с ружьем», армия, полиция, призванные гарантировать внутреннюю и внешнюю безопасность как самого государства, так и всех его подданных.

Они составляют инструмент силового обеспечения политики государства. В этом контексте прав был французский мыслитель конца XVIII-начала XIX в. Ж. де Мэстр, который говорил: «Бог, сотворивший власть, сотворил и наказание... палач сотворен вместе с миром».

Государство отличается от всех других форм организации людей тем, что оно располагает военной силой и судебно-репрес- сивным аппаратом. Не случайно при определении политического К. Шмитт особое значение придавал jus belli — праву вести войну. Объясняя свою мысль, Шмитт говорил, что государство, выступающее как единство политического, вправе требовать от всех тех, кто принадлежит к данному конкретному народу, быть готовыми идти на смерть в войне с врагами. «Благодаря этой власти над физической жизнью людей, — писал К. Шмитт, — политическое сообщество возвышается над всякого иного рода сообществом или обществом» [88, с. 51]. Иначе говоря, государство в случае необходимости вправе не только применить насилие к своим п°ДДанным, но и требовать от них служения государству с 93

оружием в руках для применения вооруженного насилия к врагам самого государства.

При этом необходимо учесть следующее обстоятельство. В принципе насилие может быть применено и нередко применяется родителями в отношении своих детей, руководителем предприятия в отношении своих подчиненных и т.д. Но все дело в том, что в любом из этих случаев действия применяющих насилие противоречат закону. Более того, закон запрещает такие действия под угрозой применения насилия к ним самим. Что касается государства, то формы, средства, условия и т.д. использования им насилия или угрозы его строго определены и регламентированы законом. Поэтому и говорят о легитимном, или узаконенном, насилии со стороны государства.

Важно учитывать также не только легитимность насилия, применяемого государством, но и то, что только ему принадлежит это исключительное право. Если все граждане, независимо от социального положения, национальной, религиозной, профессиональной или иной принадлежности, равны перед законом, то ни один из них не вправе (кроме случаев, предусмотренных законом) применить насилие в отношении другого человека.

Это касается и различных организаций, объединений, союзов, заинтересованных групп и т.д.

Другими словами, право применения или угрозы применения насилия отнято у всех индивидов и коллективов, составляющих об- 5 щество, и сосредоточено в одном месте — у государства. Государ- < ство наделено не просто правом на применение насилия, а исклю- *

чительным правом, т. е. монополией на применение насилия. S Поэтому и говорят, что государство обладает монополией на леги- ™ тимное, или узаконенное, насилие. Причем такая монополия со- и ставляет важнейшее условие самоорганизации интеграции высоко- д дифференцированного общества.

I Очевидно, что в современном государстве сила, насилие и при- g нуждение облекаются в форму писаных или неписаных законов, раз- | ного рода запретов и предписаний, которые в существенной своей ^ части строго определены и при необходимости исполняются с ис- «, пользованием силы. С данной точки зрения суть государственной ° власти и состоит в том, что она обрамлена в рамки закона. Эту ме- *

таморфозу четко сформулировал Ж.-Ж. Руссо: «Власть никогда не

будет достаточно властной, пока не превратит силу в право, 94 повиновение в долг». В этом смысле Т. Гоббс был во многом

прав, утверждая «Non Veritas sed auctoritas facit legem» — «Не истина, а авторитет создает закон». Здесь Гоббс имел в виду, что правовые нормы не являются данными от природы или естественными, а представляют собой искусственное позитивное образование.

Св. Августин считал необходимым проводить понятийное различие между правовым порядком и бандой разбойников. Исходя из этого постулата, Т. Гоббс говорил, что правовой порядок обладает качеством законности, т. е., по его мнению, правовая власть означает не чистую или голую власть, а власть, наделенную авторитетом. В этом и состоит сущность императива монополии государства на легитимное насилие.

Власть, однако, не сводится всецело к функции насилия. Более того, некоторые исследователи считают, что несанкционированное законом насилие, или голая сила, несовместимо с властью.

Так, М. Дюверже проводил различие межцу силой (puissance) и властью (pouvoir): первая базируется исключительно на способности заставлять, принуждать других, а вторая — также на вере принуждаемого в законность такого принуждения и необходимость подчиняться ему. Сила и физическое принуждение — это закон сильного, который может побудить более слабого подчиниться просто вследствие неравенства сил. Что касается политической власти, то в ней насилие - один из узаконенных механизмов ее реализации.

Во властных отношениях подчиненный, будучи одной из сторон, тоже является участником этих отношений. Выше уже говорилось, что цель самоорганизации государства дается как бы изнутри. Это выражается, в частности, в том, что сама идея государственности включает в своей основе начало солидарности, вытекающей, как подчеркивал С. JI. Франк, из онтологического единства «мы». «Государственное единство в лице патриотического сознания более всего утверждается через интимное сознание местных областных единств, через любовь к своеобразию своего родного города или родной области, через привязанность к местным обычаям, песням, диалекту... Общество как живой организм именно постольку прочно и Жизненно, поскольку оно, как всякий сложный организм, складывается как иерархическое многоединство подчиненных и соподчиненных низших общественных единств» [77, с. 236-237].

Государство - это единство всеобщего и частного интересов, синтез всеобщей и частной идей. Здесь к началу личной свободы и лич- ньіх прав присовокупляются начала обязанности. Каждый Конкретный гражданин должен действовать не только в соб- 95

ственных интересах, но и во имя общего блага, преследовать не только частные, но и общественные пели.

Таким образом, власть проявляется не только в насилии, но и в различных динамичных формах зависимости, независимости и взаимозависимости между людьми, личностью и обществом, социальными группами, классами, государствами.

Общество или государство представляет собой не механическое соединение тех или иных институтов и отношений, а формы самоорганизации человеческих сообществ, где единство не навязано извне силой, а дано как бы изнутри.

С этой точки зрения немаловажное значение имеет то, что, помимо насилия, у власти есть и другие формы, призванные уравновешивать и ограничивать ее. Это власть и авторитет традиции и обычая, организаций, объединений, институтов гражданского общества: церковь, семья, университеты, бизнес, общественное мнение и средства массовой информации, профсоюзы и заинтересованные группы, господствующие в обществе нравственные императивы.

В значительной мере степень независимости граждан от государства, демократичности общественно-политической системы прямо пропорциональна степени полицентричности распределения власти в обществе. Как же это совместить с принципом единства и неделимости верховной власти государства? В соответствии с большинством современных теорий верховная государственная власть имеет некие границы, которые она не вправе преступать. Это — не- (з отчуждаемые права личности на жизнь и свободу мысли от внеш- <

него вмешательства. Как подчеркивал П. И. Новгородцев, импера- Л тивом для верховной власти остается «идея суверенитета народа и 5 личности».

го Между правом, государством и отдельно взятой личностью су- и шествует некий договор относительно этих неотчуждаемых прав к личности на жизнь, свободу и независимость, договор, подкрепление- ный «народовластием и парламентаризмом» в конституции. Га- g рантией сохранения и реализации прав личности Новгородцев счи- | тал строгое разделение прерогатив и функций властей, призван- ^ ное не допустить перекоса в пользу какой-либо ветви власти, в том го числе и «деспотизма парламента». При этом он подчеркивал, что ™ «под единой властью... не разумеется, конечно, власть единолич- <

ная» [58, с. 107; 59].

Очевидно, что в современную идею суверенитета орга 96 нически встроены принципы, не допускающие ее исполь

зования в целях деспотизма будь то исполнительной или законодательной ветви власти или отдельного лица. В подавляющем большинстве стран сама политическая власть не является неким монолитом, а различные ее компоненты уравновешивают друг друга как бы изнутри. Этому, в частности, служит система «сдержек и противовесов», предполагающая существование множества конкурирующих между собой центров власти, призванных обеспечить «равновесие власти». Особо важное значение для достижения такого «равновесия» имеет принцип разделения власти на три главные равносущные друг другу ветви — законодательную, исполнительную и судебную. Это отражает интересы социальных и политических сил, их борьбу и взаимодействие.

При анализировании «власти» неизбежно возникает вопрос о ее соотношении с политическим влиянием и политическим авторитетом. Авторитет и власть настолько связаны, что нередко встречаются трудности при их разграничении. Показательно, что в английском языке слово authourity используется для обозначения как власти, так и авторитета. Абстрагируясь от этого момента, можно констатировать, что на различных этапах исторического развития авторитет, по-видимому, служил одним из немаловажных источников власти. Это могли быть та или иная форма харизмы, престиж полководца, ученого, мага, жреца, священнослужителя, хорошего специалиста в своей области и т.д.

Интересны в этом плане наблюдения германского исследователя О. Хёффе. Он, в частности, обратил внимание на то, что современное немецкое слово Herrschaft (господство) восходит к древнегерманскому слову herscaf (t), которое, в свою очередь, является производным от другого древнегерманского слова her (в современном немецком языке — hehr), означающего благородный, почтенный. Получается, что «господство» первоначально служило для обозначения превосходства в социальном статусе и авторитете. Позже значение слова Herrschaft стали выводить из другого слова herr, которое обозначает превосходство в возрасте и авторитете. Негг - это прежде всего форма обращения, но постепенно оно приобрело смысл правового и экономического превосходства 180, с. 129].

В определенном смысле политическую власть и политическое Влияние невозможно отличить друг от друга, поскольку власть представляет собой определенную форму влияния, а влияние - ^то проявление причинно-следственных отношений. При всем 97

4 Введение в политическую Философию

том власть отличается от влияния тем, что она опирается на санкции. Или, иначе говоря, власть может использовать физические санкции или их угрозу в случае неподчинения повелению или приказу. Влияние же предполагает, что то или иное лицо может модифицировать свое поведение или образ жизни, полагая, что его интересы лучше могут быть реализованы, если следовать образу жизни, поведению или просто совету другого лица. О политическом авторитете мы можем говорить в том случае, если лицо, которому приказывают поступить определенным образом, считает, что тот, кто приказывает, имеет на то моральное или иное право. Можно, например, обладать высоким научным или нравственным авторитетом, не обладая при этом властью. В целом власть нельзя отождествлять ни с авторитетом, ни с влиянием, хотя в идеале они являются важными ее элементами. В данном аспекте власть представляет собой систему отношений господства и подчинения, главная цель которого состоит в обеспечении выполнения директивы, приказа, воли с помощью будь то влияния, авторитета, санкций разного рода и прямого насилия.

Таким образом, задача власти состоит в реализации целей управления. Здесь власть призвана осуществлять отношения господства и подчинения между правителями и управляемыми. Государство нельзя представить без властвования, господства и подчинения. Более того, можно сказать, что феномен власти имманентно присущ обществу. Но вместе с тем власть имеет различные источ- Ь ники и опоры и представляет собой многосторонний феномен по < своим масштабам, весу, объему и стоимости. Выделяются различ- * ные формы проявления и функционирования власти: насилие и ь принуждение, наказание и поощрение, контроль и управление, со- ™ перничество и сотрудничество. Она может носить как негативный, у так и позитивный характер.

^ Можно сделать вывод, что государство обладает публичной влас- тью, т. е. прерогативами отдавать приказы и принуждать повиноваться g им, что обеспечивается монополией на легитимное насилие. Вместе J с тем социальная система власти, будучи некоторой целостностью, ^ включает ряд подсистем: правовую, административно-управленчес- пз кую, военную, воспитательно-образовательную, в которых как по го- го ризонтальному, так и по вертикальному срезах устанавливаются оп- ^ ределенные отношения, характерные для каждой из них.

Конституции, кодексы, законы, административные ре- 98 шения и т.п. являются средствами регулирования процес-

са реализации власти. В то же время власть подчиняется праву, призванному четко определить властные прерогативы и функции государства. Особенность государства состоит также в том, что оно обеспечивает реализацию повелительной силы норм права, отли- чаюшихся от моральных, вероисповедных или иных норм, куда государству нет доступа.

Власть существует не в вакууме. Основные ее параметры определяются в зависимости от ресурсов, которыми она располагает, целями, которые она перед собой ставит, и ее способностью контролировать положение вещей. Она предполагает прежде всего взаимодействие ее различных субъектов, в качестве которых в сфере международных отношений выступают различные государства. Власть — это своеобразная система коммуникации между различными ее субъектами, субъектами и объектами, между двумя или более лицами или сторонами, участвующими в системе властных отношений, а не просто достояние одной из сторон. «Власть, - подчеркивал Т. Парсонс, — занимает в анализе политических систем место, во многих отношениях сходное с тем, которое занимают деньги в экономических системах». В этом смысле, по справедливому замечанию К. Дойча, власть представляет одно из «платежных средств» в политике, применяющееся там, где не срабатывает влияние или добровольное согласование действий.

Суверенное национальное государство — главный субъект политики в качестве носителя не только власти в рамках отдельно взятой страны, но и главного субъекта политических отношений на международной арене. Будучи носителем суверенитета и единой воли составляющих его людей, государство вправе использовать свои полномочия не только внутри страны, но и вовне, вступая во взаимоотношения с другими государствами. Именно государство имеет реальные властные полномочия осуществлять внешнюю политику, выступать в качестве субъекта отношений с Другими государствами, заключать межгосударственные договоры и соглашения, объявлять войну и заключать мир.

Власть в сфере международных отношений — это прежде всего способность одного субъекта контролировать поведение другого субъекта или группы субъектов. При таком понимании власти необходимо определить, кто контролирует «кого» или «что». А это предполагает, что акторы международных отношений взаимодей- ствуют друг с другом. Соответственно, власть в данной сфере предполагает конфликт. С этой точки зрения важно 99

определить, как субъекты международной политики, вступающие во взаимоотношения или находящиеся в состоянии конфликта, воспринимают и оценивают друг друга. Естественно, от масштабов власти зависят вес и влияние конкретного государства на мировой арене. Из этого можно сделать вывод, что в международных отношениях, как и во внутриполитической системе, власть зачастую играет ту же роль, которую деньги играют в экономике, или, как отмечал Дж. Ротгеб, роль «международно-политической валюты», используемой для определенных результатов или достижения внешнеполитических целей.

Власть не постоянна и не фиксированна. Как и сумма денег, ее объем может уменьшаться или расти. Например, энергичный деятель, пользующийся поддержкой населения, способен придать власти дополнительную значимость и силу. Власть, взятая сама по себе, носит символический характер и становится инструментом выявления, определения и реализации коллективных целей. Ее эффективность в данном контексте составляет критерий или меру ее ценности. В этом смысле физические ограничения означают для власти то же, что золото для денег: последнее средство утверждения их стоимости в период кризиса. К золоту как эталону прибегают лишь в периоды кризиса. В нормальной же ситуации стоимость денег определяется его способностью к обмену, без помощи эталона. Точно так же власть прибегает к силе лишь в тех случаях, когда члены коллектива не подчиняются его общим С интересам.

< Поэтому власть сильна и дееспособна не тогда, когда она всемо- * гуща, и прибегает к силе не в качестве prima ratio, а в качестве ultima н ratio, когда проявляется максимум заботы о членах общества и обес- га печиваются оптимальные условия для их безопасности и самореа- и лизации. Злоупотребление властью, подавление свободы граждан ? заложены не в сущности самой власти, а в ее необоснованной и нео- -I- правданной концентрации. Политика — это не только насилие или g угроза его применения, наказание и конфликт, но и обещания, воз- ^ награждения, сотрудничество, обмен и т.п.

^ Власть в методологическом плане как отношение между двумя или га более партнерами опирается на общепринятые или юридически за- ° крепленные в данном обществе ценности и принципы, определяю- ^ щие и регулирующие место, роль и функции как отдельного человека, так и социальных групп в системе общественных и по- 100 литических отношений.

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С.. Введение в политическую философию: Учебное пособие. — М.: «Логос». — 336 с.. 2004

Еще по теме Власть и монополия на законное насилие:

  1. Власть и монополия на законное насилие
  2. Абстрактность и безличность государства
  3. 8. Понятие и сущность государства
  4. § 1. Понятие, основные признаки и особенности судебной власти
  5. 4.1. Кто власть на селе?
  6. Неструктурированное индивидуальное насилие
  7. Политические науки и социальные науки
  8. Подавление и сдерживание
  9. АВТОРИТЕТ
  10. Правовое государство и рынок
  11. Суверенный Бог
  12. ОБЩЕСТВО ПРОТИВ ГОСУДАРСТВА
  13. Дробная структура
  14. А. Н. ТОЛСТОЙ О НЕНАСИЛИИ
  15. 3. История Октябрьской революции и советской власти на страницах газет
  16. Глава 3 О пользе и ущербности универсальных ценностей