<<
>>

Вождь как квинтэссенция расы

Однако нужно отметить, что именно классическая расовая теория впервые занялась кодификацией высших ценностей и волевых задатков нордической расы, составляющей исторически ядро немецкого народа.

Расовый теоретик того времени Андреас Пратье указывал: «Народом должны управлять люди, вышедшие из народа, люди, корни которых уходят глубоко в недра народа, из которого эти люди черпают свою силу. В области воспитательных мировоззрений государство не может допустить исключений, и основы этого мировоззрения нельзя толковать вкривь и вкось... Преподаваться будут не социальные науки, не социопедагогика, не история наших дней, не индустриальная педагогика, а народоведение, защитная география, границеведение, расоведение».

Крупный специалист в области расовой гигиены Фриц Ленц, помимо аспектов позитивной педагогики, выделял решающее значение отбора: «Неравенство между людьми зависит от их наследственной структуры, а эта последняя не может быть преобразована простым путем... У индивида она не может быть изменена вовсе, а у расы она может быть изменена только посредством отбора». Другой расовый теоретик барон Отмар фон Фершюр (1896-1969) выводил своего рода евгенический идеал, согласно которому это «этически зрелый и вполне религиозный человек, добросовестно вы- „влияющий физическую и умственную работу, выпавшую на его полю»- Его поддерживал Фридрих Флинтер: «Борьба с вырождением ведет к отбору по телесному и духовному здоровью, добросовестности мировоззрения и особенно у высшего чиновничества — по умственным способностям». Поэтому человек, не прошедший отбор „о столь элементарным качествам, может навсегда забыть о лавровом венке триумфатора. Цель же этого иерархического отбора Альфред Розенберг обосновывал с предельной ясностью: «Государство, отдающееся заботе о своих лучших расовых элементах в эпоху отравления расы, должно однажды стать господином мира».

Начальник Расово-политического департамента НСДАП Вальтер Гросс (1904-1945) подчеркивал: «Уникальная сила крови, потерянная единожды, никогда не может быть обретена вновь, ибо кровь несет в себе боговдохновенный эликсир жизни. Оскверненная единожды она не подлежит исцелению». Сходную мысль высказал и Эрнст Крик: «Кровь для человека является его вечным наделом, символической основой существования, а также представлением о потоке жизни, из которого он способен приблизиться к свету, духовности и знанию».

Ф. Хердт считал, что расовое ядро народной общности является необходимым условием для проявления государством экспансионистской политики, так как в самой крови заключена способность к силовому воздействию на окружающую действительность. Противостоять миру и изменять его в соответствии со своими наследственными задатками - отличительная черта нордической расы. Именно этот биологический принцип и был заложен в основу новейшей политической доктрины. Мощь государства должна опираться на консолидированные инстинкты своих граждан.

Генрих Гизельбуш в своей работе «О нордической идее» (1939) предлагал анализировать расовый архетипический характер в «условиях, когда действуют силы, на которые человек не может повлиять». Именно в этой ситуации проявляется наследственная жесткость характера и общая жизнеспособность. «Как ни один другой расовый тип нордический человек предрасположен к самоутверждению в жесточайших конфликтах с судьбой. Именно в таких ситуациях он осознает свою ценность и ответственность. Он противостоит как существо той же природы всем силам в мире. Чувство личности - основа правдивости нордического человека. Он не может оставить ни одну область жизни жертвой произвола. Его поведение в опасных ситуациях - вопрос воли. Его убеждения являютСя Для него одновременно обязанностями. Он меняет свою точку зрения только по внутренней необходимости. Чем выше достижения, тем прочней должен быть их фундамент: личность творца. Дисциплина творчества вырастает из корня нордической личности - свободы.

Свобода и дисциплина обуславливают друг друга в неразрывном взаимодействии. Нордический человек делает свое дело не как раб или слепое орудие, а с чувством ответственности».

Нордический человек воистину хозяин своей судьбы, и это отличает его от всех прочих. Метафизические и расово-биологические аспекты самого феномена воли развил расовый теоретик Франц Шаттенфр (1898-1974) о в книге «Воля и раса» (1943). «Не воля должна повиноваться разуму, а разум должен повиноваться воле. Воля индивидуума — не что иное, как выражение его происхождения и расы. Из внутренних взаимосвязей между телом, душой, духом и волей явствует, что классификация рас применима и к воле. Почти все народы Европы оказываются смешанными, но самой ценной в них является кровь нордической расы».

В теоретических изысканиях Шаттенфро явственно слышатся тона шопенгауэровской философии: «Духовные различия между типами людей и отдельными людьми в рамках этих типов, это не различия мозга, а различия воли. С искажением типа воли в челове ке безвозвратно гибнет вся истинная мудрость». Это вновь и вновь приводило теоретиков вождизма к устойчивому убеждению, что вождь должен быть квинтэссенцией наследственных задатков своей расы. Вождь и его последователи должны принадлежать к одному биотипу, в противном случае их воли вступят в разрушительный диссонанс, что будет иметь печальные последствия для всего социального организма общества.

Эту корневую идею в сходной форме высказал и военный психо лог Эрих Цилиан в статье «Раса и психологический отбор кадров в Вермахте» (1938): «Армия — это форма жизни, расово обусловленная, как ни одна другая. Каждый народ имеет свой, соответствующий его расовым силам, формирующим волю, солдатский идеал. Чуждый по крови вождь немецких солдат был бы невозможен даже во времена, не обладавшие таким расовым сознанием, как наше. Но решающее влияние оказывает не внешний образец, а внутреннее содержание сознания. Через него раса выполняет свою вечную задачу для каждой отдельной личности».

Официальный философ войск СС Альфред Эйдт (1907 ?) в теоретической работе «Смысл разрешения на брак» (1937) рассмотрел основные принципы вождизма с точки зрения теории наследственности и евгеники, с тем чтобы на основе новых мировоззренческих

тановок содействовать формированию руководящего слоя с ус- уСЙчнвыми генетическими задатками. «Разрешение на брак - это т0 ддретибнное дело и в конечном счете расовый вопрос. Дурная Г следственность делает расу неполноценной, она превращается щешанину низких людей, которые хорошо себя чувствуют при любой власти, хорошей или плохой, лишь бы они могли удовлетворять свои низменные потребности. Наша идея предназначена ТОЛЬКО ДЛЯ хороших, внутренне здоровых людей. Здоровое продолжает действовать, потому что плодотворно, а гнилое разлаетсЯ. Остается лишь один путь: оттеснить гнилое, распространяя здоровое. Это высокая задача народа и расы. Я обязан перед своим народом, потому что я - часть его».

Становится совершенно очевидным, что сложнейший комплекс идей на стыке педагогики, социологии и психологии представлял собой совершеннейшую развитую философскую концепцию вождизма, которая возникла не в одночасье по воле неких сверхъестественных сил, а осознанно и планомерно развивалась в немецком обществе более ста лет усилиями академических и университетских ученых.

Поэтому, исходя из задач раскрытия темы, заявленной нами в названии, будет вполне уместно проанализировать основную речь Адольфа Гитлера на Нюрнбергском конгрессе Национал-социалистической германской рабочей партии, проходившем 5-12 сентября 1938 года. В данном случае нас будет интересовать анализ речевого воздействия на свой народ вождя Третьего Рейха для выявления исходных психологических установок, берущих свое начало еще в социальных науках XIX века. Данный съезд признавался особенным и судьбоносным самими лидерами национал-социализма, а речь Фюрера - наиболее концентрированным выражением всей идеологии в целом.

В самом начале своего выступления Гитлер говорил о духовной связи старых бойцов, боровшихся за «овладение властью», и что только вера в будущее своего народа давала ему силы для борьбы, в то время как реальная политическая ситуация не вселяла никаких надежд на успех.

Таким образом, мы здесь встречаем ссылки на инициатическую взаимосвязь народа и его вождя, а также подтвер- *Дение принципа «идеалистического реализма», которым должен Руководствоваться последний. Также в традициях классического гербартианства Фюрер определял, что «для политического вождя и политического руководства нацией сильный характер, верное серд- Чеgt; мужество, отсутствие боязни ответственности, ни перед чем не отступающая решимость и непоколебимая твердость гораздо важнее, чем отвлеченное знание». Именно на основе синтетического объединения этих психологических характеристик и возникает новое качество лидерства, которое в процессе отбора политической элиты изменяет весь психотипический портрет нации. Именно бескомпромиссность и решимость в определении критериев отбора позволила кристаллизовать в политическом движении лучшую часть нации и выбраковать негодный человеческий материал. Невиданная концентрация моральных достоинств новой политической гвардии сфокусировала в себе биологические позитивные задатки белой расы. «Наша партия должна была разрушить и вырвать с корнем тот, другой партийный мир. Она должна была объявить безжалостную войну классовым и сословным предрассудкам. Она должна была позаботиться о том, чтобы независимо от рождения и происхождения, сильный волей и талантливый немец мог бы найти доступ к высшим ступеням социальной лестницы».

Не обошел вниманием Гитлер и центральную тему мистического единения судеб вождя и народа, а также принцип взаимного делегирования полномочий, отметив в простой и доступной форме: «То, что несет один, несут все. Но то, что нести обязаны все, облегчает ношу каждого в отдельности».

Было отмечено, что сам немецкий народ с точки зрения расовых задатков не претерпел никакого изменения за время, прошедшее после Первой мировой войны, однако психологический климат и внешнеполитическое величие нации претерпели коренное изменение в лучшую сторону. В чем же причина? Ответ кроется, по мнению Гитлера, в качественном изменении принципов руководства нацией, в реорганизации всей структуры власти на основе управляемой воли политически активной элиты.

Именно последняя возделала расовую ниву национальных психологических задатков, преобразив и переродив нацию. В этом и состоит та невидимая алхимическая работа, которая осуществляется вождизмом, высвобождая и управляя гигантскими психическими энергиями воодушевленных и пробужденных масс. Нация, ощутившая непоколебимую волю вождя, должна, таким образом, отвечать ему постоянной работой по своему качественному обновлению. Поэтому энергия и работа народа и его вождя замыкаются друг на друга, делая общий процесс возвеличивания необратимым, а взаимное делегирование полномочий, через взаимную же ответственность, служат скрепляющей системой гарантий. Именно в этом и заключена оккультная психоэнергетика вождизма. «Данный процесс тре-

от нас большой политической рассудительности. Он может асться только в том случае, если весь народ, в своем единстве полном согласии, принимает в расчет интересы каждого, чтобы иеМ самым служить целому», — указывал Гитлер.

Таким образом, в этой речи были обозначены все основные установки на обладание психическим богатством немецкого наро- воспитывавшегося в категориях вождизма со школьной скамьи- Немецкий народ услышал именно то, что хотел услышать. 5 этом и заключен принцип действия сакрального механизма власти. Вождь — это шаиан, переправляющий души соплеменников в светлое завтра на невидимом ковчеге власти. В этом его единственное и прямое предназначение.

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Вождь как квинтэссенция расы:

  1. ГЛАВА2. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АКЫНОВ XV—XVIII ВЕКОВ
  2. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  3. К открытию Запада
  4. Хочу, следовательно существую
  5. Фабрика побуждений
  6. Вождь как квинтэссенция расы
  7. 5.3. Дискуссия