Ь. [Вторая система правления. Система справедливости]

В первой системе противополагание всеобщего и особенного формально. Стоимость, всеобщее, и потребности, владение, особенное, не являются определяющими существо вещи, а паходятся впе таковой. Существом остается ее соотношение с потребностью.
Но в этой системе определения одного другим существенной является идеальная определенность. Соотносящаяся с потребностью вещь как собственность определяется так, чтобы в качестве этого особенного владения было, по сути дела, всеобщее, чтобы соотношение с потребностью,— а потребность есть нечто всецело единичное,— было чем-то признанным. Вещь есть мое, не ее упичтоженность, а относительное тождество, в котором я нахожусь с ней, или идеальность упичтоженности (владение); эта объективность положена как субъективная, как сущее в интеллигенции. Отсюда — в качестве этого тождества уничтоженность есть созерцание и не единичное, присущее данному единичному человеку, а абсолютное созерцание. Указанное соотношение имеет объективную реальность. Я есть всеобщее, нечто упроченное, имеющее бытие; это соотношение определяется как всеобщее.

Средний термин, реальность этого соотношения, есть правительство. То, что отношение владения есть не только идеальное, но одновременно и реальное, есть то, что все «я» полагают это соотношение, что эмпирическое «я» соотнесения существует как все множество «я». Это множество, после абстракции его количества, есть общественная власть, и она существует как мыслящая, сознательная, а правительство здесь выступает как правосудие.

В качестве правосудия оно является целокупностью всего права, но при полном безразличии в отношении интереса к соотношению вещи с потребностью данного, определенного, индивидуума. Этот индивидуум является для него совершенно безразличным всеобщим лицом. Если принять во внимание чистую определенность, получается лишь всеобщее, абстракция определенного рода владения и занятия. Но справедливость сама должна быть чем-то живым и принимать в расчет лицо.

Право в форме сознания есть закон, который относится здесь к единичности. Но эта форма безразлична, хотя необходимо, чтобы право наличествовало в форме сознания как закон.

Право восходит к единичности и является абстракцией всеобщности, поскольку в нем должна заключаться единичность. Эта единичность есть либо живая единичность индивидуума, либо относительное тождество такового, либо сама жизненность индивидуума, положенная как единичность, как относительное тождество.

Таким же образом существует и отрицание единичности, которое есть отрицание посредством единичности,— а не посредством абсолютно всеобщего,— отрицание владения просто как такового; или отрицание живой единичности в индивидууме; или отрицание целостности живого индивидуума; второе есть насилие, третье —- убийство.

Абсолютное правительство могло бы помимо этого предоставить второе и третье сословие, которое существует в первом, гражданском праве, самому себе и дать ему свободу действий в его тщетном стремлении снять положенное абсолютным «конечное» владение в бесконечности; каковое усилие представляется полнотой гражданских законов, абсолютным сознанием судебного акта, так чтобы правило в форме правила было совершенным и судья стал бы чистым органом, абсолютной абстракцией данной единичности, вне жизненности и созерцания целого.

Эта ложная бесконечность должна быть устранена посредством органического в конституции; в качестве такового, в качестве органического, она абсолютно снимает всеобщее в особенном.

Органический принцип есть свобода, состоящая в том, что правящее само является управляемым; но поскольку правительство в качестве всеобщего противостоит коллизии единичностей, то это тождество должпо полагаться прежде всего таким образом, что указанное сословие конституирует равенство, конституцию, существующие в узком кругу, в целое, в обитель, существующую среди того же бюргерства, в живое бытие единого. Затем, сообразно с действительностью, в отдельном судебном решении — в соответствии с тем, что не абстракция закона должна быть абсолютом, а абстракция удовлетворенности и справедливости, сопровождаемой убеждением и согласием партий,— должно быть представлено целое бюргерства в качестве уравновешивания, принимающего в расчет индивидуумов.

Этот принцип свободы в его механическом строении понимается как организация суда и представляет собой анализ спора и решения суда.

В гражданском правосудии определенность как таковая в споре абсолютно отрицается, и определенность может стать живым пополнением, трудом, «личным».

В уголовном же правосудии нет определенности, а есть индивидуальность, безразличие к целому, жизненность, личность.

Отрицание в гражданском праве является чисто идеальным, а в уголовном —- реальным; ибо отрицание, которое направлено на целокупность, реально. Во владении собственностью я являюсь другим, не через хищение или кражу, а потому, что я утверждаю ее как мою и утверждаю законным образом. Так я признаю за другими право на владение; насилие же, хищение против этого признания. Они являются нападающими, выступают против целого; они снимают свободу и реальность бытия в качестве всеобщего, в качестве признания. Если преступление не отвергает признания, то оно может то, что оно совершает, с таким же успехом предоставить другому, всеобщему.

Гражданское правосудие направлено поэтому только на определенность; уголовное помимо определенности должно также снимать отрицание всеобщности и всеобщность, положенную на ее место; противоположность против противоположности.

Это снятие есть наказание, и определяется оно как раз в соответствии с определенностью, в которой всеобщность снимается.

I. Гражданское наказание, II. уголовное наказание, III. война. Здесь всеобщность и единичность едины, и существом является эта целокупность.

В I сущностью является всеобщность, во II —- едипич- ность, III является целокупностью; народ становится преступником, как он представлен во II, и прпносит в жертву владение, как оно представлено в I, сражается на стороне отрицательного, как оно рассматривается в I и во II, за первым же сословием остается сама вой- на-ІІІ. c.

<< | >>
Источник: ГЕГЕЛЬ. Политические произведения / Издательство “Наука” АКАДЕМИЯ НАУН СССР. 1978

Еще по теме Ь. [Вторая система правления. Система справедливости]:

  1. [Третья система правления. Система дисциплины]
  2. а. [Первая система правления. Система потребности]
  3. Глава XIX О РАСПАДЕ СИСТЕМЫ ПРАВЛЕНИЯ 211.
  4. ВТОРАЯ ЧАСТЬ ' ОПРОВЕРЖЕНИЕ СИСТЕМЫ МОНАД
  5. ВТОРАЯ ЧАСТЬ СИСТЕМА СПОСОБНОСТЕЙ ЖИВОТНЫХ
  6. § 1. СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  7. 1. Изменения в системе архивного дела в связи с распадом советской системы и прекращением деятельности КПСС
  8. § 1. СИСТЕМА РОССИЙСКОГО ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  9. § 3. Тенденции развития системы права и системы законодательства
  10. Глава 21. Система права и система законодательства
  11. 47. Соотношение системы права и системы законодательства
  12. 2.7 Связь системы понятий и системы терминов
  13. Система права и система законодательства
  14. ЛЕКЦИЯ №2 (28.02.07) Тема№2 Нормы права и нормативно-правовые акты. Основные правовые системы современности. Международное право как особая система права.
  15. 12. Разнообразие правовых систем 12.1. Понятие правовой системы
  16. § 3.2.3. МЕТОДИКА ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ПОНЯТИЙ О ХИМИЧЕСКОЙ РЕАКЦИИ Структура системы понятий о химической реакции
  17. Понятие системы
  18. ТРАКТАТ О СИСТЕМА
  19. СИСТЕМА НРАВСТВЕННОСТИ
  20. ФІНАНСОВА СИСТЕМА