[Введение]

Чтобы познать идею абсолютной нравственности, нужно созерцание сделать полностью адекватным понятию, поскольку идея сама есть не что иное, как тождество обоих. Но чтобы быть познанным, это тождество должно мыслиться как адекватность; но в силу того, что в равенстве они разделены друг с другом, они полагаются в различии; одно — в форме всеобщности, другое — в форме особенности.

Чтобы, таким образом, это тождество стало полным, то, что здесь [было положено] в форме особенности, [должно] теперь, наоборот, полагаться в форме всеобщности, а то, что полагалось в форме всеобщности, теперь должно полагаться в форме особенности.

Однако подлинно всеобщим является созерцание, а подлинно особенным — абсолютное понятие. Следовательно, каждое должно выступить по отношению к другому один раз в форме особенности, второй — в форме всеобщности, один раз созерцание оказывается подведенным (subsumiert) 1 под понятие, другой — понятие под созерцание. Хотя последнее отношение является абсолютным в силу указанного основания, первое столь же абсолютно необходимо, чтобы было полное сходство для познания, поскольку таковое само есть лишь отношение н только некое отношение и, таким образом, в нем не полагается абсолютное сходство созерцания и познания. Здесь идея абсолютной нравственности есть взятие абсолютной реальности обратно внутрь себя как внутрь единства, так что эта рефлексия и это единство есть абсолютная целокун- ность; ее созерцание — это абсолютный народ; ее понятие — абсолютное бытие индивидуальностей в качестве «одного» (Einssein).

Во-первых, созерцание должно быть подведено иод понятие. Благодаря этому абсолютная нравственность выступает как природа, поскольку сама природа есть не что иное, как подведение созерцания под понятие, вследствие чего, таким образом, созерцание, единство остается чем-то внутренним и на поверхность выступает многообразность понятия и его абсолютное движение. Тогда в этом подведении созерцание нравственности, которое есть народ, становится многообразной реальностью, или единичностью, единичным человеком, и вместе с тем абсолютпой рефлексией природы внутрь себя, чем-то парящим над единичным, чем-то формальным, ибо формальное как раз и есть единство, которое само по себе не есть абсолютное понятие, или абсолютное движение. И в то же время, так как это единство парит над единичным, оно не порывает с ним, пе абстрагируется от него, наоборот, оно наличествует в нем, но скрыто; и в этом противоречии оно являет, что этот внутренний свет не абсолютно слит и един со всеобщим, парящим над ним светом как соответствующим импульсом его (Treibendes), как влечением, стремлением. Или тождество особенного (на стороне которого теперь выступало созерцание) и всеобщего определяется, таким образом, как совершенное объединение или как отношение.

<< | >>
Источник: ГЕГЕЛЬ. Политические произведения / Издательство “Наука” АКАДЕМИЯ НАУН СССР. 1978

Еще по теме [Введение]:

  1. Алексеева И. С.. Введение в перевод введение: Учеб, пособие для студ. фи- лол. и лингв, фак. высш. учеб, заведений., 2004
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ.
  17. Введение