<<
>>

Введение

Когда заходит речь о государстве, мы вспоминаем, прежде всего Спарту, государство в его самой чистой форме, которое благодаря дисциплине и внутреннему величию смогло, имея минимальные средства, достичь максимальных успехов; которое к тому же отдавало под суд тех, кто не вступал в брак, заключал его поздно или неудачно, и расторгало бездетные браки.

Мы вспоминаем также Платона, который в своем «Государстве» показал идеальную картину национального сообщества, а в своих «Законах» дал указания по многим конкретным случаям в доказательство того, что высокие идеи не должны оставаться только утопиями.

Прошли тысячелетия, и Макиавелли выступил в качестве теоретика сильного государства, черпая идеи из действительности княжеств эпохи Ренессанса; Монтескье обосновал идею разделения властей; Гоббс видел в государстве средство обуздания зверя в человеке, а Руссо ожидал всего от такого идеального государства, в котором люди снова вернутся к естественному существованию. Позже Гегель видел в государстве воплощение объективного духа, высшую форму бытия во времени.

Альфредо Рокко, бывший итальянский министр юстиции и культов, является творцом фашистского права. Для него государство это «вещь в себе». Муссолини говорит: «Мы - гегельянцы» и считает себя философом, который черпает из государственной идеи силы для обновления своей страны.

Для фашизма государство - центральное понятие. А для нас? Наши сердца сильнее бьются, когда мы слышим слова «народ» и «нация», а не «государство». Идейное содержание слова «Империя» для нас бесконечно выше холодного слова «государство». Ницше называл государство «самым холодным из всех чудовищ», и ни у кого эти слова не нашли такого отклика, как у немцев.

Это связано с воспоминаниями о периоде раздробленности нашей страны. Бисмарк, выступая перед Рейхстагом 22 ноября 1875

года назвал смертельным разделением государства на «ведомственные государства», бюрократическое разделение на не зависящие друг от друга сферы влияния, где теряется из вида целое и ответственность перед ним. Мы же хотим, чтобы государством управляли ответственные люди.

Когда мы просто подсчитываем людей на определенном пространстве и делим их на группы по правилам статистики мы говорим о населении. Иностранцы, люди других рас, умственно неполноценные (а их в Германии полмиллиона) подсчитываются все без разбора. Это триумф голых цифр.

Иное дело народ. Это организм совокупности людей и человеческих отношений, включающий в себя группы, которые не доступным для статистики и логики способом создают формы семьи, деревенской общины, рода, профессиональной группы, политического союза, экономического сообщества. В этом смысле «народ» это и туземцы островов Фиджи, и древние вавилоняне, и древние германцы, и современные цивилизованные народы. Когда же народ осознает свою цель и вступает на определенный путь, он становится нацией.

Как соотносятся население, народ и нация с государством?

Одно из крайних определений государства отводит ему роль «ночного сторожа», смотрит на него как на неизбежное зло, аппарат, сам по себе не имеющий ценности. Дело его сотрудников - следить, чтобы не били стекла и чтобы повсюду были развешаны таблички «Запрещается».

Другая крайность - идея государства у Платона, Гегеля и Муссолини: тоталитарный охват всей жизни народа, единственная возможность управления нацией. Но между этими двумя крайностями есть множество промежуточных форм. Были государства, которые представляли собой совокупность силовых структур. В XIX и XX веках парламентские государства постоянно пытались установить баланс сил и никак не могли это сделать. Позже мы объясним, почему. Мы рассмотрим различия между немецкой, английской и французской формами Империи. Но сначала многие важные моменты нам поможет прояснить история. 

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. Введение, начинающееся с цитаты
  3. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. [ВВЕДЕНИЕ]
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ВВЕДЕНИЕ,
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ