<<
>>

§1.2. Электоральная культура: сущность, структура, функции, типология

Изучение института выборов находится в сфере интересов самых разнообразных наук: социологии, политологии, психологии, географии, юриспруденции. Стремление использовать достижения каждой из них для выявления регулярно воспроизводимых особенностей преломления в сознании избирателей культурных, социально-демографических, экономических, правовых, политических, психологических факторов и их влияния на конечное решение относительно того, кому отдать свой голос, предопределили появление в середине 1990-х годов в общественных науках термина «электоральная культура».

На наш взгляд, прежде чем дать подробную характеристику существующим подходам к трактовке электоральной культуры, целесообразно рассмотреть теоретические основы изучения её родового понятия - культуры.

В рамках гуманитарных наук культура - один из наиболее многозначных терминов. В 1952 году американские антропологи А. Кребер и К. Клакхон опубликовали работу «Культура: критический обзор концепций и определений», в которой привели более 150 определений культуры, разделив их на шесть групп[11]:

- описательные определения, в которых внимание акцентируется на простом перечислении элементов, по мнению авторов, составляющих понятие «культура»;

- исторические определения, тесно связанные с понятиями «традиции», «социальное наследие»;

- нормативные определения; в них культура рассматривается как специфический образ жизни, которому следует социальная группа, либо как набор представлений об идеалах и ценностях;

- психологические определения, трактующие культуру как результат научения, адаптации к окружающей среде или комплекс привычек;

- структурные определения, подчеркивающие важность

организации культуры как системы взаимосвязанных признаков,

образующих социальные институты;

- генетические определения, связанные с происхождением культуры.

Можно выделить и другие подходы к анализу культуры.

Например, антропологический подход рассматривает культуру как всё, что создано человеком. Авторы исходят из противопоставления «естественное- искусственное», связывая всё естественное с природой (натурой), а всё, являющееся продуктом человеческой деятельности, с культурой. Также для антропологического подхода характерно отождествление понятий

«культура» и «цивилизация». Одна из первых дефиниций культуры в контексте антропологического подхода принадлежит Э.Б. Тайлору: «культура, или цивилизация, в широком этнографическом смысле слагается в своем целом из знаний, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных

человеком как членом общества» . В.Оствальд определяет культуру как «то,

18

что отличает человека от животных» .

В рамках аксиологического подхода культура рассматривается как феномен, в первую очередь, связанный с ценностной системой, а социальные и культурные аспекты жизнедеятельности человека разделяются. Аксиологические определения культуры сосредотачиваются на идеалах и [12] [13]

устремлениях, закрепляют позитивно значимые ценности. Примером могут служить следующие дефиниции: «Культура - мир воплощенных

ценностей»19 (Н.З. Чавчавадзе); «культура - это совокупность

осуществляемых в общественно-исторической жизни объективных ценностей» (С.Л. Франк). Отметим, что аксиологический подход получил широкое распространение в среде отечественных ученых, в то время как нормативный подход в большей степени популярен в западной антропологии. Сторонники последнего, что следует из его названия, определяют культуру как систему норм и правил, регулирующих деятельность конкретного общества и передающуюся от поколения к поколению: «...социальное наследие есть ключевое понятие культурной антропологии. Обычно оно называется культурой...» .

В деятельностном подходе за основу берется тезис о том, что при восприятии всего бытия человека как деятельности, культура представляет собой особый её способ.

Данный подход так же, как аксиологический, разделяет социальную и культурную стороны человеческой жизнедеятельности, однако рассматривает их в качестве трудноразличимого диалектического единства. Примером трактовки понятия «культура» в рамках деятельностного подхода может служить определение, данное Э.С. Маркаряном «Культура - это специфически характерный для людей способ

деятельности и объективированный в различных продуктах результат этой

22

деятельности» .

Наконец, знаково-символический, или семиотический подход

интерпретирует культуру как сферу символических форм отражения мира в человеческом сознании, область функционирования системы знаков и значений, обеспечивающих взаимодействие между поколениями. Так

19 Чавчавадзе Н.З. Культура и ценности. Тбилиси, 1984. С. 10.

20 Франк С. Л. Этика нигилизма. (К характеристике мировоззрения русской интеллигенции). Минск- М., 2000. С. 113-114.

21 Malinowski В. Culture. Volume 4, Encyclopaedia of the Social Sciences. New York, 1931. P. 621.

22 Маркарян Э. С. Очерки теории культуры. Ереван. 1969. С. 11.

определяют культуру Л. Уайт («культура» представляет собой наименование специфического класса феноменов, присущих только человеку, и которые могут быть названы «символическими» ), Ю. Лотман (Культура - совокупность всей ненаследственной информации, способов ее организации и хранения»[14] [15]).

Также можно обозначить два подхода к определению понятия «культура», различающиеся тем, трактуют ли исследователи культуру в первую очередь как способ поведения или как сферу идей, ценностей, убеждений, установок и верований. С одной стороны, такое разделение выглядит несколько искусственным, поскольку большинство современных ученых рассматривают вышеуказанные аспекты как две тесно переплетенные и взаимосвязанные стороны одного и того же явления.

С другой - при анализе истории того или иного толкования термина «культура» видна убежденность исследователей в необходимости превалирования поведенческого или ценностного компонента. Так, например, социолог К. Янг пишет, что «Культура - это формы привычного поведения, общие для группы, общности или общества»[16]. Р. Бенедикт утверждает: «...культура есть социологический термин, обозначающий научаемое поведение»[17] [18] [19]. В то же время оппонируют такому представлению о культуре, например, К. Уисслер («...культура есть определенный комплекс взаимосвязанных идей» ) или У. Тейлор («Под... культурой... я разумею все те интеллектуальные конструкты, или идеи, которые усвоены индивидом или созданы по ходу жизни им самим... Культура... состоит из идей» ).

В контексте рассмотрения проблемы изучения электоральной культуры, на наш взгляд, конструктивными являются трактовки, созданные в рамках целостных концепций культуры. Так, например, М. Херсковиц считает, что «культура - это сумма поведения и образа мышления, образующая данное общество» , а выдающийся американский социолог Н. Смелзер определяет культуру как набор ценностей, представлений о мире и кодов поведения, общих для людей, придерживающихся одного стиля жизни[20] [21].

Отметим значимость системного подхода в контексте изучения культуры в целом и электоральной культуры в частности. В социологической науке развитием этого подхода занимались представители структурно­функционального анализа, и в первую очередь, Т. Парсонс, осуществивший в своей концепции специфический синтез идей М. Вебера и Э. Дюркгейма. Социальная система, в соответствии с его теорией, предполагает наличие нескольких подсистем, в рамках которых решается инвариантный набор функциональных проблем: адаптация, целедостижение, интеграция,

воспроизводство структур. В последнюю подсистему включена и культура, которая рассматривается в качестве ценностей, обеспечивающих последовательность и преемственность норм и статусных ролей.

С учетом того, что электоральная культура рассматривается в настоящей работе как часть политической культуры, более узкое понятие по сравнению с последней (в этом мы не оригинальны: так поступает большинство отечественных исследователей, специализирующихся в области данной проблематики), уделим внимание и тому, какая трактовка политической культуры представляется нам наиболее целесообразной. Впервые словосочетание «политическая культура» употребил немецкий философ-просветитель И. Г ердер. Широкое распространение в социальных и политических науках этот термин получил в 60-х годах ХХ столетия. Структурно политическую культуру принято разделять на политическое сознание и политическое поведение, а к её конкретным элементам относят политические идеалы, взгляды, ориентации, эмоциональное отношение к политическим субъектам и объектам, событиям и явлениям, политические убеждения, политические нормы, традиции, обычаи, стереотипы политической жизни, а также модели политического поведения и конкретные формы политического участия, присущие той или иной политической системе. Описание политической культуры может включать в себя оценку зрелости политических отношений в обществе, уровень развитости социально-политических институтов, качество их функционирования, а также эффективность и демократичность политической системы. Так, например, Д. Дьюи, американский социальный философ определял политическую демократию как «всенародно избираемую власть», делая особый акцент на волеизъявлении избирателей как субъектов строительства

- 31

политической системы .

Отметим, что в современной науке сложилось два подхода к анализу политической культуры: так называемый «объективный» и

«субъективный» . Объективный подход и, следовательно, «объективные» определения политической культуры восходят к методологической установке структурно-функционального анализа, делающей акцент на нормативной функции ценностей, задающих модели поведения, отклонение от которых влечет наказание со стороны субъектов политической системы, обладающих властью.

Примером такого подхода может служить определение Д. Истона: «Политическая культура выступает как совокупность верований и представлений, определяющих политическое поведение»33. Отметим, что «объективность» такого рода определений скорее связана с акцентом на

31 Дьюи Д. Демократия и образование. М., 2000. С. 85.

32 См. Гомеров И. Н. Политическая культура: лекция. Новосибирск, 2012.

33 Там же. С. 4.

характеристиках существующей политической системы, нежели на субъективном их восприятии индивидами. В идеале, соблюдение предписанного политического вектора способствует стабильности и равновесию системы. «Объективные» определения политической культуры также зачастую относятся к описательной группе дефиниций: авторы компенсируют сложность системного, обобщенного рассмотрения явления подробным перечислением всех элементов и характеристик, входящих в его структуру.

«Субъективный» подход к определению политической культуры рассматривает данный феномен как некое психологическое измерение сферы политики, зачастую индивидуальную её интерпретацию, вовсе не совпадающую с интерпретацией политики большинством представителей общества. Например, Д. Пауэлл трактует политическую культуру как царство субъективности, которое определяет политические действия и придает им смысл[22] [23]. В рамках этого подхода особо стоит отметить исследователей Г. Алмонда и С. Вербу, чья работа «Гражданская культура» стала классической для изучения политической культуры. Взяв за основу указанный выше тезис Т. Парсонса о том, что ценности задают цели, и, следовательно, детерминируют деятельность социальных субъектов , Г. Алмонд считал, что политическая культура по своей природе - преимущественно психологический феномен. Так, С. Верба предложил следующее определение политической культуры: «Политическая культура общества состоит из системы эмпирических убеждений, экспрессивных символов и ценностей, определяющих ситуацию, в которой происходит политическое действие. Она формирует субъективную ориентацию на политику»[24]. Интересна точка зрения авторов, в основу дифференциации типов политической культуры заложивших различия в базовых политических позициях: именно они, по мнению Г. Алмонда и С. Вербы, предопределяют склонность к тем или иным паттернам политического поведения.

Кроме этого, в науке выделяются подходы к интерпретации политической культуры, учитывающие или игнорирующие поведенческий компонент данного понятия. Как набор духовных явлений и символов политическую культуру определяют Г. Алмонд, С. Верба, Ф. М. Бурлацкий, Л. Диттмер, А.А. Галкин, Д. Дивайн и др. Пример подобной точки зрения зафиксирован как в приведенных выше определениях политической культуры Г. Алмонда и С. Вербы, так и в работе Ф.М. Бурлацкого и А.А. Галкина «Современный Левиафан: опыт политической социологии

капитализма». В ней политическая культура рассматривается как «зафиксированная в законах, обычаях и политическом сознании «память» о прошлом общества в целом, а также его определенных элементов, в первую

37

очередь классов и слоев» .

Напротив, многие исследователи уделяют особое внимание поведенческим аспектам политической культуры. Среди них: Э. Я. Баталов (политическая культура - политический генотип жизни общества, система традиционных для данного социума относительно устойчивых моделей поведения) , польский социолог Е.И. Вятр (политическая культура - «совокупность позиций, ценностей и кодекса поведения, касающихся взаимных отношений между властью и гражданами»)[25] [26] [27], а также Н. М. Кейзеров[28], А.И. Соловьев[29] и др.

Мы, в целом, разделяем мнение исследователей, учитывающих при анализе проблемы политической культуры поведенческий аспект. На наш взгляд, при сохранении доминирующей роли духовного компонента политической культуры как детерминанты политической деятельности, в анализ политической культуры необходимо включать и политическое поведение, конкретные формы которого позволяют также оценивать специфику политической культуры в отдельно взятой политической системе.

Таким образом, в контексте дальнейшей теоретической работы по уточнению значения понятия «электоральная культура» нам представляется уместным определение политической культуры как способа осуществления политической деятельности, основанного на специфическом понимании и истолковании индивидом политики.

Как уже отмечалось выше, электоральная культура является понятием более узким и конкретизированным, чем политическая культура. Это связано с тем, что политическая культура включает в себя комплекс феноменов политического сознания и политического поведения, а также особенностей формирования, развития и функционирования государства и разнообразных политических институтов как в период избирательных кампаний, так и вне их. В свою очередь, электоральная культура отражает устойчивые особенности восприятия конкретного общественно-политического института - выборов, специфику отношения населения к объективно существующей избирательной практике, и проявления этого отношения в определенных формах электоральной активности. Таким образом, будучи тесно связанной с политической культурой, культура электоральная имеет собственное специфическое проблемное поле, которое не может быть подробно описано без выделения в качестве самостоятельного объекта изучения.

В современных российских реалиях близость рассматриваемых понятий усиливается за счет того, что для большинства граждан основной формой политической деятельности, в качестве субъектов которой они могут реализовать себя, является голосование на выборах. Политические партии также сосредоточены в основном на избирательных кампаниях, так как победа на выборах является чуть ли не единственной возможностью получить доступ к властным и финансовым ресурсам и реализовать свои идеи. Тем не менее, подобная близость феноменов политической и электоральной культуры не дает оснований рассматривать их в качестве тождественных - иными словами, если при изучении политической культуры исследователь получает, к примеру, возможность выявить и подтвердить наличие у населения конкретного региона развитых патерналистских установок, то рассмотрение электоральной культуры позволяет объяснить, каким именно образом данные установки трансформируются в устойчивую поддержку конкретной партии или её представителей в рамках избирательных кампаний.

Перейдем к рассмотрению основного понятия, используемого в данной работе - электоральной культуры.

Единого подхода к истории возникновения электоральной культуры в научной среде нет: некоторые авторы (А.В. Белоновский, В.Н. Белоновский) считают, что электорально-правовая культура существовала ещё в Древней Руси[30], некоторые связывают появление электоральной культуры с возникновением института выборов в Российской империи начала ХХ века (Э.Я. Баталов, В.В. Федоров, В.В. Сутырин), некоторые же убеждены, что говорить о зарождении электоральной культуры можно только в контексте существования демократического общества с 1989 года (О.Г. Смирнова, Н.В. Тимошенко). Мы в данной работе разделяем точку зрения В.В. Сутырина, в рамках которой появление электоральной культуры связано с

возникновением института выборов, избирательного права и специфических методов политической работы по мобилизации электората и проведению избирательных кампаний[31]. В соответствии с данной концепцией, датой зарождения электоральной культуры в России можно считать 1906 год, в котором прошли выборы в Государственную Думу Российской империи первого созыва, несмотря на то, что в них приняло участие весьма небольшое число избирателей[32]. Кроме того, уместно говорить и о существовании советской электоральной культуры, так как сам факт интегрированности выборных процессов в систему государственного управления обусловливает наличие характерных форм участия в них населения.

Если же говорить об электоральной культуре как объекте научного исследования, то интерес к этой проблематике зародился в начале 1990-х годов, а первая диссертация на соискание степени доктора политических наук на тему «Электоральная культура: политологический анализ» была защищена в 1995 году И.Н. Г омеровым.

В связи с тем, что электоральная культура рассматривалась в рамках различных отраслей науки, подходы к её определению также весьма разнородны. Так, например, достаточно распространены описательные определения, в которых исследователи перечисляют элементы, составляющие электоральную культуру. Так, О.С. Морозова дает следующую трактовку: «Электоральная культура - совокупность ценностей, представлений и норм, определяющих содержание и характер электоральных процессов и ориентаций, господствующих в обществе»[33]. По мнению Н.В. Тимошенко, электоральная культура представляет собой относительно устойчивую систему знаний, ценностей, норм и моделей электорального поведения и электоральных отношений, избирательного процесса в целом.

Несколько иное определение приводит А.М. Логинова: «Электоральная культура - система рациональных и иррациональных ориентаций и предпочтений избирателей, а также нормы, правила, традиции, регулирующие электоральный процесс в обществе»[34] [35] [36]. И.Н. Г омеров трактует электоральную культуру следующим образом: «система знаний, оценок, норм политических выборов в культуре того или иного общества в качестве его специфических элементов, фиксируемых, хранимых, транслируемых с

47

помощью знаков и знаковых систем» .

На наш взгляд, весьма интересны дефиниции электоральной культуры, предложенные исследователями в рамках работ по политической и электоральной географии. Так, Р.Ф. Туровский определяет электоральную культуру как особенности политической культуры, политического поведения и участия избирателей, проявляющиеся в избирательных кампаниях . Д.Д. Орешкина связывает электоральную культуру, распространенную на определенной территории, со спецификой отношений, сложившихся между населением и властью, определяющей в свою очередь степень реальной независимости или управляемости участников избирательного процесса[37].

Ю.А. Веденеев и В.В. Сутырин в своих работах стремятся целостно рассмотреть феномен электоральной культуры и выделяют два ракурса её рассмотрения: обозначим их условно «объективный» и «субъективный». «Объективное» определение электоральной культуры предполагает её трактовку как системы процедур, направленных на обеспечение непрерывного воспроизведения выборных органов власти, культуры государственного и политического строительства в рамках избирательного

законодательства. «Субъективное» понимание электоральной культуры

строится на специфике участия граждан в избирательном процессе и представляет собой совокупность инструментов истолкования субъектом политической ситуации.

С учетом всех проанализированных выше определений и поставленной в рамках диссертационного исследования задачи изучения электоральной культуры населения города Москвы, мы в данной работе трактуем электоральную культуру как совокупность относительно устойчивых особенностей восприятия, интерпретации и оценки феномена выборов и объективно существующей избирательной практики, а также

детерминируемых данными особенностями моделей участия общества, социальных групп или отдельных индивидов в избирательном процессе.

Остановимся также на рассмотрении структуры электоральной культуры. В большинстве исследований, посвященных этой тематике, электоральная культура включает в себя две основные подсистемы: электоральное сознание и электоральное поведение, которые также подразделяются на конкретные составляющие: знания, ценности,

эмоциональные ориентации, нормы и правила, поведенческие модели.

Мы при осмыслении структуры электоральной культуры исходили из необходимости всестороннего анализа культуры и руководствовались трехкомпонентным делением культуры, включающим изучение

гносеологического, аксиологического и праксеологического аспектов. В контексте изучения электоральной культуры подобному подходу соответствуют три структурных элемента: электоральная компетентность, электоральная диспозиция и электоральная активность. Кратко рассмотрим каждый из них.

Электоральная компетентность характеризует особенности профильных знаний и специфику опыта принятия избирательных решений, включая степень информированности о выборах и глубину интереса к ним, знание норм избирательного права.

Электоральная диспозиция - достаточно устойчивая предрасположенность избирателя определенным образом оценивать феномен выборов, обусловленная его предшествующим опытом. Понимание диспозиции здесь во многом схоже (но не тождественно) с трактовкой данного понятия Пьером Бурдьё, французским социологом, представителем постструктуралистского направления, использовавшего термин «диспозиция» для определения основного понятия своей теории - габитуса[38]. Электоральную диспозицию можно рассматривать как особую систему взглядов, убеждений, представлений относительно избирательного процесса, отношения к институту выборов в целом и восприятия его практической реализации, в частности, стереотипов, установок, ценностей, связанных с электоральным процессом, а также характером мотивации участия или неучастия в выборах. Все компоненты описанной выше системы могут быть представлены в виде принципов, порождающих и организующих определенные стратегии действия, позволяющие упорядочить представления индивида о выборах.

Электоральная активность характеризуется степенью вовлеченности субъекта в электоральный процесс, осознанностью и характером этой вовлеченности, выраженными в различных формах участия, а также предпочитаемыми моделями поведения.

Несмотря на то, что все три структурных компонента электоральной культуры тесно связаны между собой, и анализ каждого из них значим для составления целостного представления об электоральной культуре, на наш взгляд, центральным элементом является электоральная диспозиция. Именно направленность своеобразного «электорального мировоззрения» индивида обусловливает степень его электоральной активности, предпочитаемые формы электорального действия (бездействия), а также оказывает прямое

влияние на стремление человека развивать собственную электоральную компетентность.

Приведенная выше структура, по нашему мнению, является оптимальной в контексте изучения электоральной культуры населения города Москвы в связи с удобством её использования для проведения прикладных социологических исследований.

Отметим также, что одним из наиболее значимых внешних проявлений электоральной культуры являются электоральные предпочтения - готовность населения оказывать поддержку на выборах тому или иному кандидату или же не оказывать её никому. В.Е. Чуров, В.Л. Арлазаров, А.В. Соловьев в своей статье выделяют два вида электоральных предпочтений: «идеальные» (то есть декларируемые самими избирателями в ходе социологических опросов) и «реальные» (отраженные в результатах голосования на избирательных участках)[39].

В качестве основных, наиболее значимых функций электоральной культуры мы выделили интегрирующую, нормативно-регулирующую, аксиологическую, а также функцию социализации. Ниже приведен краткий обзор каждой из них.

Интегрирующая функция. В рамках электоральной культуры формируются представления электората об особенностях организации выборного процесса, роли и месте в нем конкретных избирателей или их групп, на основании которых становится возможным возникновение в сознании участников электорального процесса чувства сплоченности, групповой идентичности.

Нормативно-регулирующая функция. Данная функция электоральной культуры может рассматриваться в контексте такого понятия, как «код

сигнификации»[40] (термин, широко используемый Ж. Бодрийяром). Определенное отношение к институту выборов и сложившейся избирательной практике, степень вовлеченности в избирательный и, шире - политический, процесс, привычка получать информацию из конкретных источников - все это может служить основанием для самоидентификации индивида как члена определённой группы. Это побуждает его воспроизводить поощряемые в данной группе модели поведения и шаблоны восприятия, усиливая и воплощая в жизнь нормы и правила соответствующей электоральной культуры.

Аксиологическая функция. В особенностях электоральной культуры находят отражение смыслы и ценности, помогающие людям познавать и объяснять содержание электорального процесса. На основании соответствующих суждений, стереотипов, установок избиратель может также производить субъективную оценку этого процесса, сравнивать ценностные акценты, используемые в избирательной кампании, с собственными представлениями о должном и значимом и на основании этого осуществлять свой политический выбор.

Функция социализации. Посредством электоральной культуры реализуется специфическая форма политической социализации, связанная с усвоением и воспроизведением - как осознанным, так и неосознаваемым - образцов поведения в рамках электорального процесса.

Наконец, для целостного описания феномена электоральной культуры рассмотрим имеющиеся типологии электоральной культуры.

Наиболее распространенными критериями, используемыми в качестве оснований для типологизации электоральной культуры, являются следующие:

1. Уровень социального субъекта (электоральная культура личности, социальных общностей, общества в целом).

2. Тип социальной группы (электоральная культура молодёжи, рабочих, людей пенсионного возраста, военнослужащих).

3. Пространственно-территориальный признак (электоральная культура страны или группы стран, региона или группы регионов, крупных или малых городов, села).

Также приведем интересные наработки в области типологизации исследователей, уже упоминавшихся нами ранее.

О.Г. Смирнова, например, выделяет четыре типа электоральной культуры, основанных на степени освоения избирателями внешнего и

53

внутреннего компонентов :

1) интерактивный тип - его представляют избиратели, исправно участвующие в выборах, владеющие информацией обо всех кандидатах, устойчивы в выборе «своего» кандидата и рационально аргументируют причины, по которым они отдали голос именно ему;

2) интерпассивный тип - к нему относятся избиратели, которые хорошо осведомлены о кандидатах, участвующих в выборах, устойчивы в своем выборе и в состоянии его аргументировать, однако либо предпочитают не приходить на избирательные участки, либо увеличивают число недействительных (испорченных) бюллетеней;

3) экстраактивный тип - представлен избирателями, которые систематически принимают участие в выборах и совершают все действия, предполагаемые избирательной процедурой, но их выбор не аргументирован и отличается неустойчивостью, отдают свой голос тому или иному кандидату скорее на основании «узнавания»; [41]

4) экстрапассивный тип - избиратели, которые редко посещают выборы, не интересуются ими, не имеют представления о кандидатах, принимающих участие в избирательной кампании.

В работе Н.В. Тимошенко приводится классификация, базирующаяся на различном характере электорального поведения[42]. В соответствии с этим критерием выделяют патриархальный тип электоральной культуры, которому свойственны сильное влияние правящей элиты, традиционных связей и иерархии, высокий процент граждан, участвующих в выборах; «советский» тип, распространенный в сельской местности, характеризуется тесными, зачастую неформальными, отношениями между управляемыми и управляющими, присутствием сильного влияния личных связей и покровительства; постсоветский тип электоральной культуры связывают с негативным отношением к институту выборов, высоким уровнем недоверия к власти, раздробленностью избирателей, пессимизмом и неудовлетворенностью актуальным положением дел. Наконец, партийный тип электоральной культуры предполагает наличие у избирателей устойчивых политико-идеологических взглядов и убеждений, на основе которых они выбирают те или иные модели участия в избирательном процессе.

Отметим также, что, по нашему мнению, некорректно говорить о высоком или низком уровне развития электоральной культуры в целом. В данной работе мы будем придерживаться номинального подхода, в рамках которого анализируются исключительно особенности электоральной культуры. Пытаясь оценить уровень ответственности избирателя, приписать определенный негативный или позитивный смысл высокой или, напротив, низкой явке на выборы, мы неизбежно приходим к необходимости определить «эталонный», идеальный тип электоральной культуры, что представляется не только затруднительным, но и неконструктивным.

Изучение феномена электоральной культуры также связано с парадоксом: с одной стороны, существование электоральной культуры не ограничено во времени конкретными избирательными кампаниями, поскольку она связана с общественным институтом выборов в целом, а с другой - анализировать электоральную культуру принято, как правило, непосредственно в процессе подготовки и проведения выборов - то есть строго ограниченный период времени. По нашему мнению, эти два подхода к изучению электоральной культуры являются взаимодополняющими.

Итак, в данном параграфе были рассмотрены теоретические основы изучения феномена электоральной культуры: приведены различные

трактовки данного термина, определены структурные компоненты, основные функции и критерии классификации электоральной культуры. Специфике электоральной культуры населения мегаполиса и её применимости к объекту нашего исследования - электоральной культуре населения города Москвы - будет посвящен следующий параграф диссертационной работы.

<< | >>
Источник: ЛЫТКИНА Ксения Александровна. ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата социологических наук. 2016

Еще по теме §1.2. Электоральная культура: сущность, структура, функции, типология:

  1. 1.1. Политическая психология: место в системе наук, предмет и задачи
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. §1.2. Электоральная культура: сущность, структура, функции, типология