<<
>>

ГОПЛИТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ФАЛАНГА

В системе организованного насилия в Греции важное место занимают сведенные в фаланги тяжеловооруженные пехотинцы — гоплиты, резко отличающиеся от возничих колесниц. Их появление и развитие как воинства привели, По выражению Ж.-П.
Вернана, к «гоплитской революции», или к «перелому», в Результате которого произошло слияние гражданского и военного города. В по- Литии (РоШе1а) военное дело становится не привходящим элементом, а ее сущностью. Появление гоплитов и фаланги вносит важное социальное изменение: Всадники (Ырре18), относящиеся к знати, лишаются монополии не только на военную функцию, но и — что гораздо существеннее — на социальную и политическую. Фаланга создает новые отношения между гражданами: воинами становятся все> поскольку все являются гражданами, и это делает их политические права легитимными. Как только гражданами подготовлено военное снаряже* военачальник (полумифический Фидон из Аргоса) формирует войско тяжеЗ вооруженных пехотинцев. В него входят отряды гоплитов — фаланги, „

IIIMP ''vd

из нескольких тесно сомкнутых шеренг. К 600 г. до н. э. фаланга как Q единица распространяется по всей Греции.

В полное снаряжение гоплита входят круглый щит, шлем, поножи "KOJJ

меч, бронзовый панцирь. В основе техники ведения боя лежит тесно

тая шеренга солдат, образующих фалангу. Главным элементом снаряжения!

инов нового боевого построения является усовершенствованный шит: доба

лена вторая внутренняя ручка, позволяющая крепче держать его. Щитом ге

лит защищает себя и соседа слева. Так же поступает его сосед справа, -j-J

образом, тесно прижавшись друг к другу, с помощью щитов они образуют^

ред врагом прочную живую стену. Их объединяет боевая солидарность,

ганического единства и взаимовыручки, поскольку элементы конструкции;

зя разъединить без того, чтобы не рухнула вся конструкция (весь органик

Вместе с тем нельзя не отметить, что это чисто механическое сцепление,

каждый гоплит легко заменяем другим и не представляет собой отделы^

функционального 0рГана.

Практически фаланга построена по геометричЫ

му принципу изономии. Согласно этому принципу, в основе различных „

альныхИНСТИТуТОВ (арМИЯ5 город) лежит пространственная модель: «Окру1*1

пространство с центральной точкой, где каждый по отношению к остальм

находится в положении взаимности и обратимости» (Марсель Детьен).

всадник совершает индивидуальный подвиг, то гоплит должен уметь растй|

риться в сражающейся монолитной группе; taxis, боевой порядок единого|

лого, предъявляет новое психологическое требование — «самообладаг

(sophrosune), тогда как воина героической эпохи в бой зовет «священный гг

(hubris). Воин-гражданин должен освоить в гимнасии новые приемы боя и .J

готовить к нему свое тело. Однако разрыв с эпохой индивидуальных Q06J

является абсолютным. Схватка двух фаланг по-прежнему сравнима с Поед|_

ком (агоном). Противники действуют по правилам, сражаются, как на

на ограниченном пространстве. Но это уже не поединок двух дуэлянтов, а (

ва двух искусственно созданных больших индивидов, где победа определяй!

не числом убитых, а вытеснением фаланги противника с поля боя. Одер>

шая победу фаланга удовлетворяется сбором оставленного оружия в каче^Я

трофеев, отмечает триумф, но врага не преследует. В отдельных случаях-,

ведет элитное войско — три сотни фиванцев или тысяча молодых воинов

госа, которые иногда, как, например, в Спарте, носят звание всадников,

деле являются пехотинцами. Обученные на общих основаниях в духе С0ЛИд|У

ности боевого порядка (taxis), играющем главенствующую роль, они гохов^

героическим, но уже не индивидуальным, а коллективным подвигам. замет|

что даже в Спарте житель города является гражданином не потому, что он с0Я

дат, — он солдат, потому что гражданин, и граждане называют себя ми» (homoioi). илижг

Роль, которую играет воин в полисе, меняется коренным образом. занийя свое место в боевых порядках фаланги (taxis), он уже не выступает в качес,|| одиночного героя, а действует «во имя общего блага государства (polis) и народа (demos)»36.

Там, как, например, в Спарте, где гоплитская революция привела к появлению профессиональной армии, все граждане становятся воинами и все роины — гражданами. В Афинах же воинам разрешается заниматься ремеслом, но они обязаны носить оружие. Стоимость военного снаряжения не столь высо- ка как стоимость лошади или колесницы, и оно вполне по средствам сельской щелкой буржуазии, которая тем самым обретает политическое гражданство. Привлечение к военному делу значительной части афинскоге>'дел<осарасширяет круг лип, участвующих в политической жизни, и приводит со временем к «политическому равенству» (Клод Моссе). Политическую группу, близкую к гоплитам, составляют граждане третьего класса, согласно цензу — зевгиты, с годовым доходом в 200—300 драхм (по конституции Солона), что достаточно для приобретения полного комплекта снаряжения. Слово «зевгит» может происходить от наименования ярма, которое имелось в хозяйстве крестьян, владевших волами, или обозначать солидарность, объединяющую гоплитов одной шеренги в фаланге. Примечательно, что политические права уже не связаны с принадлежностью к родственной группе (роду или фратрии), а вытекают из экономического состояния гражданина и совместного участия в войне, которую ведет полис. По словам Фукидида, накануне Пелопоннесской войны в Афинах насчитывалось четырнадцать тысяч человек, которые могли быть призваны в армию в качестве гоплитов. Зевгиты, как «средний класс», представляют собой типическую группу, определявшую демократизацию афинского города после Солона. Политическое пространство реорганизуется по территориально-географическому принципу, объединяя в одних и тех же политических округах жителей города (в географическом смысле) и деревни в рамках одного полиса. Одновременно акрополь (цитадель, расположенная на возвышенности) как бы опускается до общего уровня с остальной частью городского поселения и создает тем самым единый Город. Появление фаланги в VII в. до н.э. в греческих полисах происходит не единообразно, не одновременно и не влечет за собой всеобщего участия в войне, так как приходится говорить не о «демократизации армии», а о доступе в армию лишь для наиболее зажиточной части населения.
Но фаланга вводит, упрочивает и выражает собой принцип равенства, который представляется идеалом отношений между гражданами — между «ближними» — в греческом полисе.

Изменение представлений и совершенствование технических средств, преобразование политических институтов и переворот в военном деле, переплетение различных идеологических, материальных и экономических факторов, обеспечивающих связь между способом организации насилия и политической системой, не могут быть объяснены простыми техническими нововведениями (например, второй ручкой щита). Скорее, приходится оперировать категориями подобия: политическая структура и военная структура как бы являются схожими — можно говорить о равенстве во взаимности. Существование различных политических режимов в Африке в зависимое^

ОТ используемых ВИДОВ вооружения свидетельствует О тесной взаимосвязи ^

ду первыми и вторыми, причем выглядит это так, как если бы оружие ,,п. ь вало властью. ''?имсЩД!

ГОСУДАРСТВО, СПОСОБЫ РАЗРУШЕНИЯ И ПРОИЗВОДСТВА В дфрИ(|

Формы социально-политической организации могут быть более тесно свя§

ны со структурой средств разрушения, чем со структурой средств производстИ

Джек Гуди считает, что различия между Африкой и Европой в области TexHfJ

распространяются также на средства разрушения и средства производств!

В том же, что касается сферы распределения, экономика тропической 4epj^f

Африки и экономика Евразии аналогичны. В Африке существуют рынки,

товарообмена, охватывающая огромные пространства, имеются даже

скином*

ческие зоны с денежным обращением. 1лавные, определяющие различия

другом: тропическая Африка отличается низкой плотностью населения и

ными почвами Малочисленность населения и обилиё малоплодородных ' J

оСМС«

определяют форму земледелия: оно ведется экстенсивно на основе переложад системы. К тому же африканское население не знает ни плуга, ни сохи (так, отсутствует колесо, и потому закрыт путь к использованию энергии воды и ра), и, даже если в отдельных районах можно встретить лошадь, ткацкий

L 1 апС,

остается единственной применяемой машиной.

Если у крестьянина ЕВр0П|Й Средиземноморья со времен бронзового века главное орудие — плуг, у зе{я| дельца, живущего к югу от Сахары, — мотыга, «универсальное орудие мелк1 земледелия» (Леруа-Гуран). Важнейшее политическое следствие этого — низк| урожаи, не позволяющие накапливать значительные избытки продуктов,^ препятствует образованию городов. На том же основании можно заключить,1 если в Европе политическая власть стремится к контролю над землей, кот(^ является и средством производства, и источником богатства, то в ДфрИКй цель — установление контроля над людьми. Не имея возможности жить за Г поместий, господствующие политические группы вынуждены облагать наЛ0| ми купцов, а следовательно, держать под контролем торговые пути или с01|[ шать грабительские набеги с целью наживы. И в том и в другом случае воо$В женная сила напрямую создает богатство, и африканская социальная 0рганйя| ция скорее предрасположена к рабству, что делает маловероятным развитиеЖ пути африканского «феодализма».

Объяснение различий в структурах господства в разных обществах, исходя-^ способа производства, наталкивается на принципиальную трудность. Дело в TQi что различные способы производства порождают одинаковые системы госпо| ства. Организация политических обществ (Гуди употребляет слово polity) загта ной Африки отличается большим разнообразием — от сегментарных, ацефал]|

Goody J. State, technology in Africa.

х/и Способы разрушения — 203

ных образований (того типа, что описан Эвансом-Причардом для нуэров — см. гл. XI, с. 325 и сл.)до централизованных государств. Например, однотипные способы лроизводства можно наблюдать как в обществе с централизованной государственной властью, таки в обществе, где она отсутствует. Так, ашанти, народность, имеющая свое государство (на юге современной Ганы), торгует колой и добывает золото. Лоби, живущие севернее, по реке Вольта, не имеют государства, но также разрабатывают месторождения золота, а не знающие централизованной власти племена Берега Слоновой Кости торгуют колой.

Связь, существующая между политической структурой и структурой обмена, наводит на мысль, что главный, определяющий фактор следует скорее всего искать в средствах разрушения. Судя по всему, политическая централизация и дальняя торговля связаны между собой. Главные центры торговли размещаются внутри государств, которые обогащаются за их счет. Обладая военной силой, государство обеспечивает защиту купцов за определенное вознаграждение. Государство данного типа ведет также войны, захватывая добычу и рабов, часть которых обменивает у европейцев на огнестрельное оружие, а остальных использует в домашнем хозяйстве и даже в сельском производстве. В отдельных случаях, например у народа фулани (фульбе) на севере Ганы, структура социального пространства делит государство на две части: торговый город-центр и окружающие его поселения рабов. Дальняя торговля колой, золотом и особенно рабами и ружьями, которая занимает свое место в системе мирового обмена, превращается для господствующего класса в средство производства. Условием существования этого класса становится обладание средствами разрушения, которые обеспечивают ему контроль над территорией и сбор налогов с торговли, облегчают захват рабов и присвоение богатств. Подобное средство производства позволяет обогащаться одним за счет грабежа других.

Попытаемся подойти к объяснению разнообразия политических систем, исходя из средств разрушения. Разрыв в уровне развития военной техники между Африкой и Европой столь же велик, сколь и уже отмеченный нами разрыв в средствах производства. Отсутствию плуга в африканском сельском хозяйстве соответствует в средствах разрушения отсутствие собственного производства огнестрельного оружия. Местные кузнецы умеют ремонтировать ружья, но уровень металлургической промышленности не позволяет им наладить их изготовление. Иначе дело обстояло в Японии: японцы, хотя и не изобрели огнестрельного оружия, смогли тем не менее скопировать ружья потенциальных завоевателей, что помогло им противостоять агрессии. Неравномерность распространения средств разрушения среди народов мира объясняется разнообразием географических и природных факторов.

Роль различных средств разрушения может быть понята лишь путем сравнения. Подобно тому, как средневековая водяная мельница отличается от паровой машины эпохи капитализма, в Западной Африке следует различать четыре вида вооружений и четыре типа общественного строя. Они объясняют наличие трех видов политического устройства: ацефальное (без центральной власти) общество, лесное царство и государство саванны. Все три типа являются продуктом различных комбинаций средств разрушения и природно-географических условий.

Лук и стрелы — оружие демократии

Лук и стрела, как утверждает Гуди, — «оружие демократическое», добавля I этому то, что было сказано в отношении Греции: лук и стрела легко изготав ваются из широко распространенных материалов, легко осваиваются, не тре| ют мануфактурного разделения труда, арсеналов, личного богатства или говдля распространения этого вооружения, делающего доступными для к го средства насилия. Там, где этот вид оружия преобладает, концентрация тической власти исключается. Это так называемые ацефальные сегментар| общества — общества лучников. Их политическая структура остается без * нений, покадля стрел используются каменные наконечники. Но с появлещ^ металла, пришедшего из Северной Африки на рубеже VI и Vвв. до н. ~ пгШ •

5 нрон

ходят изменения, которые приводят к образованию царств.

Копье и меч: производство и обработка металла порождают государство

Копье и стрела с металлическим наконечником — важный фактор в СЛ(М. процессе становления государства. Поскольку сырье распространено нераа| мерно, появляется обмен, нередко ведущийся на больших расстояних и вп А поддающийся контролю со стороны власти. Повсеместно увеличивая ПроизиГ ство оружия, обработка металла углубляет разделение труда и наделяет Ку3|3 ключевой Ролью. Одновременно облегчается установление контроля над пр^ водством и торговлей оружием, хотя этому мешает разбросанность желе30* ных месторождений по всей территории Африканского континента. Произ^З ство металла, делающее возможным изготовление металлической рабочей мотыг, металлических наконечников для копий и стрел, несомненно, спосд| вует появлению и укреплению централизованного государства. Но из-за ствия плуга и колеса оно не становится эффективным орудием экономичесгаГ развития. Наличие лука, стрел и конницы не приводит к созданию колесни! как это было в Средиземноморье и Китае.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме ГОПЛИТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ФАЛАНГА:

  1. ГОПЛИТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ФАЛАНГА
  2. Глава 7b Дж.-С. Кирк РАЗВИТИЕ ИДЕЙ В ПЕРИОД С 750 ПО 500 Г. ДО И. Э.