<<
>>

X. ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

«В душе любого государства есть таинственная сила», — утверждает Улисс59, один из героев шекспировской пьесы «Троил и Крессида». Конечно, эта формула подходит прежде всего для политической формы барочного абсолютистского государства, секрет которого может быть раскрыт при помощи «государственного переворота».

Впрочем, мы уже видели, как в своем, «Ричарде II» Шекспир обыгрывает смысл слова state на английском языке: государство (Etat), состояние (?tat) и блеск (pompe): король, находясь во главе государства (Etat), лишенного королевского блеска, не в состоянии (?tat) сохранить свою власть (с. 81 — 82). Это лишь подчеркивает богатство слова, сложность лексического и понятийного движения которого обусловливает частично его возможности и трудности.

Понятийный анализ, проведенный в начале этой книги (гл. I, с. 5—6), показал, что эти два термина, так часто противопоставляемые сегодня, — «государство» и «гражданское общество» — в течение длительного времени, примерно от Аристотеля до Руссо, были синонимами и лишь затем сформировались как различные понятия. Такая двойственность рамок в социологии государства особенно привлекательна для некоторых авторов. Анализ двойственности классического государства, по мнению Фуко, позволяет проиллюстрировать некоторые аспекты этого противопоставления. Возвратимся затем к социологии Маркса: его теория «гражданского общества», в которой ниспровергается аналогичная теория Гегеля, заложила научные основы теории и практики построения реального социализма, занимающего важнейшее место в политической истории XX в. Именно от Маркса практическая социология государства, проводимая в жизнь Лениным, его последователями и подражателями, получила теоретико-практическое обрамление, определившее целую программу — программу тоталитарной партии-государства. Попытка построения нового общества при помощи идеологического и институционального аппарата партии в СССР и странах народной демократии, а фактически диктатур одной партии, в значительной мере предопределила пути возврата к демократии в странах, где партия-государство была сметена в конце 80-х гг.

Мы должны вернуться далее к определению государства и политики Вебером, которое отсылает нас к противопоставлению града Божьего и гражданского общества у Августина Блаженного. Стабильность государства греки связывали прежде всего с существование) законов. Правовое государство может определять полис как Politeai, т. е. cСлово «государство» (Etat) происходит от латинского stare (оставаться), торое несет в себе идею стабильности, постоянства. Французский термин имее> многочисленные и очень различные эквиваленты вдругихязыках. С греческой языка термином «государство» переводится слово Polis (который называют так; же городом) или koinonia politik? (гражданское, или политическое, общество);;! латинского — слова Imperium (империя, власть), dominium (подвластное хозяину), Civitas, Urbs( город) и в особенности, может быть, res publica (общественно* дело). Во французском политическом словаре это слово закрепилось довольна поздно, в XVIII в. или даже в конце XIX в. В своем труде «Старый порядощ революция» Токвиль говорит не о государстве, а, как подчеркивает Пьер ФавргЦ политических институтах, «политической власти», «центральной власти», о «со; циальном и политическом порядке». Возможно, он опасался смешения терми* нов ^^(государство) и ?tat(сословие, например, третье сословие), которое обозначало группы с определенным статусом, корпорации или ордены. В немецком языке существуют, между прочим, два довольно близких термина: Staat (государство) и Stand (состояние или порядок).
Однако в итальянском языке слШ «государство» (stato) является довольно распространенным термином уже в нР чале XVI в.: Макиавелли использует его в своем «Государе» не мимоходом, адО® вольно широко для обозначения политических образований (княжеств или ко! ролевств). Первую фразу «Государя» стоит, пожалуй, привести полностью: «Bdj? государства, все державы, обладавшие или обладающие властью над людьми, были и суть либо республики, либо государства, управляемые единовластно»1. Все тер^ мины, за исключением «государство» (stato), взяты Макиавелли из латинскога языка (dominium, imperium). Некоторые из них перешли в так называемые вуль? гарные языки с близкими или отличными от латинского значениями. Время] Макиавелли, как утверждал в конце XIX в. Якоб Буркхардт, один из духовных; отцов Ницше, стало временем появления государства как произведения искус-

' Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Мита Ливия. О военном искусстве. М.; Мысль, 1996.

ГОСУДАРСТВО: ЛЕКСИКА И ПОНЯТИЕ ства, как облечения в форму материи, которую можно отнести к категории «сознательных и обдуманных конструкций, возведенных на вполне осязаемых и

рассчитанныхоснованиях»1.

Следует все же вернуться к проблеме отсутствия слова «государство» в Средние века. Слово status на латинском языке римской эпохи или Средневековья означало не государство, а лишь способ существования, статус. В XII в. значение слова расширилось и завершилось известной нам сегодня многозначностью с отмеченным выше тройным значением в английском языке и использованием производного от status слова во всех современных европейских языках как латинского, так и германского происхождения. Вызревание политического смысла термина шло медленно. Однако, как заметил Бернар Гене, отсутствие слова «государство» не означало отсутствия понятия «государство». Правда, папский престол потребовал в Средние века pl?nitude potestatis, но это требование «полноты власти» не было реальным: власть церкви над средневековыми государствами можно сравнить с властью ООН, причем ООН до 1991 г.

Во всяком случае, «в ходе мощного интеллектуального, юридического и политического подъема в XII в. средневековая мысль вновь обретает шаг за шагом понятие государства». «Вновь обретает», поскольку нельзя считать, что греки с их Polis, римляне с их societas civilis или с иxrespublica и populusne мыслили государство как политическую форму, так же как и схоластические авторы, использовавшие civitatis или communitaspolitical своих комментариях «Политики» Аристотеля, переведенной в 1260 г- В переводе трактата Эгидия Колонны мы также находим «est?t du roi», что означает положение короля. И часто встречающиеся у других латинских авторов формулы status reipublicae, status r?gis используются чаще всего для обозначения функций короля, положения королевства, управляющих и управляемых. Отклонясь от основного смысла, авторы приходят к использованию слова «est?t» для обозначения политической державы, организованной при посредстве (или

под воздействием) законов.

Заслуживает внимания и анализ русского политического словаря: слово «государь» происходит от славянского термина, обозначающего «хозяин имения». В этом можно увидеть признак родовой природы русского государства, где суверен выступает как владелец царства.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме X. ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО:

  1. § 10. Государство и гражданское общество 0
  2. ЭЛАМ КММБЭЛЛ РУССКОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ЭПОХУ ВЕЛИКИХ РЕФОРМ. 1859—1863
  3. Гражданское общество
  4. вв ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО § 523
  5. II. Гражданское общество и «цивильное» гражданство
  6. § 5. Правовое социальное государство и гражданское общество
  7. ГЛАВА 11. ГОСУДАРСТВО, ЛИЧНОСТЬ, ГРАЖДАНСКОЕОБЩЕСТВОИ ПРАВО
  8. 6.1. Гражданское общество и политическая организация общества
  9. 32.1. Гражданское общество, государство и социальная безопасность
  10. Часть четвертая ГОСУДАРСТВО, ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО, НАЦИЯ
  11. X. ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
  12. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО - ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЕ ПОНЯТИЕ
  13. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: ОТДЕЛЕНИЕ ОТ ГОСУДАРСТВА
  14. Гражданское общество как промежуточное звено между семьей и государством