<<
>>

ГОСУДАРСТВО-НАЦИЯ И ШКОЛА

Показательно, что в агрограмотных империях отсутствует одно из направле ; ний публичной политики — курс на обязательное школьное образование. Деле] ' здесь не в отсутствии средств, а в отсутствии необходимости такого образова ния.
Школа в качестве института, обеспечивающего передачу типового знания будет востребована лишь индустриальным обществом. Конечно, школы и раз витые школьные системы могут существовать и в других обществах, но аграрно общество способно воспроизводить себя и без школьного образования. В обще стве, которое обладает религией, основанной на священных книгах, но покоит ся на аграрной экономике, школа будет преследовать цели передачи религио: ного знания, правил поведения (самый наглядный пример — коранические школ^ в мусульманских странах). Ниже мы рассмотрим причины совпадения во времс ни развития школьного дела и индустриализации. Предварим это рассмотрен^ одним примером. Обеспечение всеобщей грамотности не входило в число н^ стоятельных задач, которые ставила перед собой православная Церковь в Рос сии. Чтение Библии прихожанами она не считала обязательным, ей не пришлое (подобно католической Церкви в некоторых странах) приводить в деиствие-стра тегию борьбы с протестантской Реформацией. Массовое развитие школьног дела стало необходимостью в условиях быстрого промышленного подъема, н‘ чавшегося после отмены крепостного права в 1861 г. (ср. гл. X, с. 306). Выполн» ние этой задачи берет на себя государство, организуя сеть школ (более 100 ты учебных заведений в 1914 г., в которых обучаются 7200 тыс. детей) (см. таблицу

Распространение грамотности в России (среди населения старше 9 лет, в 0/0

1897г. 1907г. 1917г. 1926 г. В индустриальной цивилизации подвижность рабочей силы растет из поколения в поколение, но она существенно изменяется также на протяжении профессиональной жизни одного человека. В аграрном обществе каждый его член должен освоить какое-то ремесло, которое часто требует долгих лет ученичества, проводимого в семье или в составе малой группы. Но подвижность в условиях промышленного разделения труда требует от индивидов умения общаться и сотрудничать со многими другими индивидами в ситуациях, не встречавшихся ранее; необходимо умение принимать и посылать сообщения, придерживаясь общего кода, прибегая к устному и письменному слову. Но только всеобщая стандартизированная образовательная система, распространяющая одну и ту же базовую культуру, может создать возможность коммуникации, которая не зависела бы от определенного контекста и действовала бы в мире, принадлежащем всем. Благодаря такой системе усиливается однородность, люди более не замкнуты в рамках малых групп, к которым принадлежат. Неравенство внутри промышленной нации обусловливает стратификацию индивидов в зависимости от их богатства, социальной роли, личного успеха, но оно отнюдь не предопределено наследственной включенностью человека в какую-то группу (касту, сословие).

Поэтому модернизация в сфере разделения труда способствует не столько развитию аппарата государственного управления, сколько развитию Школы (напишем здесь это слово с заглавной буквы подобно тому, как пишутся во французском языке слова «Государство» и «Церковь»), Она обеспечит экзо-образование‘, которое дают профессионалы в деле передачи знания.

Процесс массового распространения типовой культуры можно описать как энтропию, т. е. (в данном случае) как уравнивание объема информации, которой располагает каждый принадлежащий к этой культуре человек. Один из самых наглядных признаков действия такой культурной энтропии — уменьшение количества языков, являющееся следствием появления нации. Поэтому измеряемый в единицах информации разрыв между грамотным и неграмотным человеком в агрограмотном обществе несопоставим с разрывом, отделяющим сегодня обладателя диплома об образовании (даже самого высокого уровня) с индивидом, такого диплома не имеющим. Дистанция между профессором Парижского университета XIII в., преподающим на латыни, и его современником — неграмотным обитателем столичной округи, несопоставима по своему размеру и по своей природе с дистанцией, отделяющей университетского профессора во Франции XX в. от жителя этой страны, получившего среднее образование. Разрыв между бюрократом Османской империи и рядовым ее подданным имеет природу, отличную от разрыва между чиновником Турецкой республики и простым ее жителем, поскольку оба они получили образование на турецком языке, использующем письменность на основе латинского алфавита, введенного Ататюрком. Нация, поборнихи которой постоянно ратуют за сохранение ее существенных позитивных отличий от других наций, создается благодаря сокращению культурных различий ВНУТРИ нее, путем разрушения существующих субкультур, могущих претендовать на звание национальной культуры, а также в результате ряда нововведений, сообщающих единству нации живость, а иногда живописность (например, современный иврит или шотландская юбка-килт).

Общество имеет единственную возможность стать современным индустри альным обществом, лишь обладая промышленным производством, а следова тельно, унифицированной школьной системой. Степень такой унификации может быть более или менее высокой, не похожими друг на друга могут быть и способы ее достижения. Но какими бы ни были политический строй, официальны! статус отношений между государством и Церковью, в любом случае индустри альные общества должны создавать самое базу своего существования, Доверяя государству — через посредство Школы — монополию на легитимную культуру И необходимость в этом возрастает по мере того, как промышленность из дея' тельности, имеющей дело с потоками энергии, все более превращается в дея' тельность по переработке потоков информации. Поэтому можно было бы сде лать следующий вывод: всякая группа, чей размер достаточен для создания школь ной системы, обладает тем минимальным размером, который необходим для того чтобы попытаться возвыситься до статуса государства. И в государстве-нациі государство определяется уже не «по Веберу» — как учреждение, обладающе монополией на применение легитимного насилия в пределах определенной те°2 ритории, а «по Геллнеру». Иными словами, государство-нация естьУчРеж^ени\ обладающее монополией на легитимную культуру в пределах определенной

^Социологически нация возникает в процессе перехода политико-зкономі

ческих систем агрограмотных империй к культурной и политической °ДН°Р0’88

ности, порождая весьма различные формы национализма. Национализм нацщ

культурное и политическое единство которых вписывается в их предыдущий ™

отли1

веренный статуе, приводит в действие силы и вызывает страсти, весьма ные от тех’ К0Т0Рые берут на вооружение националисты групп, сумевших во выситься как нации в старых империях. Если процессы деления и переустроис ва развернулись, есть риск того, что они будут длиться до бесконечности (имен но поэтому, например, независимые африканские государства отказались предложений пересматривать свои границы, установленные в колониальны период). Если группа X основала независимое государство, отделившись * Империи Е, то почему бы группе У не последовать этому примеру? Если групі В, составляющая меньшинство в составе группы А, хочет утвердиться в качест государства-нации, то почему бы группе С, составляющей меньшинство ВНУТ1 группы В, в свою очередь, не пожелать того же? Следуя своей логике, национ лизм стремится одновременно уничтожить различия (например, «умерщвля языки) и умножить число суверенных сущностей.

Мы не можем предпринять здесь подробный социологический анализ мн начисленных Ф°РМ национализма, его успехов и поражений. Ограничимся ук заниєм на одно из заблуждений, к которому ведет националистическая ИВД логия. Националисты убеждены и хотят убедить других в древности тех ГРУГ которые нации включают в свое устройство. Но корни немецкого государства- нации уходят не в страну древних германцев-воинов, не умевших трудиться по описанию Тацита. Эти корни — в рурской металлургии XIX в. Японское государство-нация является преемником периода Мэйдзи, а не эпохи самураев. А современная Франция есть продолжение времен Людовика Святого лишь в умах тех, кто телеологически и ретроспективистски прочитывает историю. Несомненно, если говорить о Германии и о Японии, там существовали определенная культурная однородность (на основе письменной культуры) и развитая образовательная система, возникшая еще до индустриализации. И это способствовало успехам названных стран, обусловило необыкновенно быстрый их подъем (хотя и так называемая отсталая Россия в конце XIX — начале XX в. побила рекорды по темпам экономического роста). Но предположить, что до Германии была Германия, значит соглашаться с финалистскими суждениями, авторы которых, подобно Гегелю, видят в государстве завершение нации. Но разве Гегель не был жертвой предрассудка, их отождествлявшего, разве не вкладывал он в сердце самой этой германской нации принцип разнородности, поскольку утверждал, что Лютер, переводя Библию, дал Германии ее язык. Таким образом, по Гегелю, германская нация есть результат переложения с древнееврейского языка на другой язык, созданный самим этим переложением. Заметим также, что противники немецкого «национализма» не меньше, чем сами немецкие националисты, верят в объективное, естественное существование нации. Националистические теоретики пытаются «натурализовать» (биологи- зировать) существование нации, выводя, в частности, ее реальность из почвы (точно так же, как это делали и Баррес, и Сталин). В этом — принцип расистской идеологии: она доводит до предела усилия по натурализации нации, превращает в какую-то вечную сущность произвольное теоретическое построение, которое не более -и не менее необходимо, чем другие социальные установления, и которое, подобно государству (но в отличие от таких институтов, как язык и семья), не обладает статусом, вытекающим из тенденции человека быть животным социальным или политическим (ср. гл. II и III). Идеология такого

?типа легко находит родство с идеологией государства, понимаемого как могущество.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме ГОСУДАРСТВО-НАЦИЯ И ШКОЛА:

  1. Армянское azg: нация-государство или семья-государство?
  2. XII. ГОСУДАРСТВО-НАЦИЯ
  3. Часть четвертая ГОСУДАРСТВО, ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО, НАЦИЯ
  4. НЕНАУЧНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАЦИИ: НАЦИЯ И ГОСУДАРСТВО СТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДЕ ГОЛЛЯ
  5. ШКОЛА КАК ТРАДИЦИЯ В СВЕТЕ ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  6. НАЦИЯ И МОНОПОЛИЯ ЛЕГИТИМНОЙ
  7. III ИНДИВИДУУМ И НАЦИЯ
  8. КУЛЬТУРЫ Суверенная нация
  9. Благородная нация
  10. НАЦИЯ-ЛИЧНОСТЬ