<<
>>

Жизель Сапиро интеллектуальные профессии между государством, предпринимательством и промышленностью

  Социальная история профессий, получившая значительное развитие в течение последних двух десятилетий, особенно в Германии и Италии[73], традиционно оставляет в стороне творческие профессии, обращаясь лишь к тем интеллектуальным профессиям, которые считаются «полезными»: адвокат, врач, преподаватель, инженер, архитектор.
История интеллектуалов, которая центрировалась на писателях и художниках, а не на этих профессиях, со своей стороны, акцентировала свое внимание на вопросе политической ангажированности[74]. Эта неравновесная ситуация, которая отчасти связана с разделением труда между социальной историей элит (или Bildungsburgertum[75] в Германии) и культурной историей[76], объясняется также и историческими причи

нами: если первые профессии являются организованными, и процесс их институционализации можно отследить, то творческие специальности - это в высшей степени персонализированные и индивидуалистичные формы деятельности, которые бросают вызов социологии профессий[77]. Степень и модус институционализации оказывают влияние на тип коллективного действия. Действительно, можно выдвинуть гипотезу, согласно которой высокая степень политизации творческих видов деятельности (например, литературного) связана с низкой степенью профессионализации[78]. И наоборот, мобилизация ради признания профессии, несомненно, способствовала формированию «цехового духа», который стирает политические различия и склонности отдельных индивидуумов в традиционных профессиях[79].

Тем не менее, уже в 1985 году Мадлен Реберью обозначила интерес, связанный с разработкой истории интеллектуалов, которая принимала бы в расчет их позицию в социальном пространстве, эволюцию статуса их деятельности и их формы организации и ассоциации[80]. Подобный подход при

менялся к XVIII веку - в частности, в работах Роже Шартье и Даниэля Роша[81]. В применении к XIX веку он был разработан Кристофом Шарлем, который прояснил позицию различных интеллектуальных фракций в социальном пространстве и предложил сравнительный подход на европейском уровне[82].

Американский социолог Эндрю Эббот продемонстрировал ту выгоду, которую можно извлечь из анализа соревнования профессий при «разделении экспертного труда» и различных областей компетенции (юрисдикции). Фриц Рингер в своем сравнительном исследовании систем образования Франции и Германии подчеркивал необходимость принять во внимание конкуренцию между гуманистической литературной культурой, которая определяла габитус образованных элит с XVIII до конца XIX века, и растущей научной культурой, характеризуемой специализацией, как принципами легитимации символической власти[83].

Все они обращались к проблеме профессиональной организации наименее институционализированных и, соответственно, наименее изученных под этим углом зрения форм деятельности, в равной мере проявляя интерес к провалившимся попыткам профессионализации, к вопросам, актуальность которых была проявлена спорами, недавно оживившимися вследствие введения платы за получение книг в библиотеках, а также определения статуса временных работников культуры[84].

Понятие «профессионализации», выработанное американской социологией, из-за своего телеологического характера и предполагаемой единой модели развития оказывается все же редуцирующим, как только мы начинаем анализировать историю кодификации этих видов деятельности, попытки - успешные или провалившиеся - унификации профессионального корпуса и процессы гомогенизации, и даже замыкания, этого корпуса[85]. Термин

«профессионализация» Эндрю Эббот предложил заменить «профессиональным развитием», дабы избежать телеологических оттенков первого[86]. И если мы все же иногда используем удобный термин «профессионализация», то лишь для того, чтобы указать на конкретный феномен развития профессиональной организации определенного числа интеллектуальных видов деятельности, помещая его в исторический контекст. Историческое изучение форм организации интеллектуальных профессий и их административных органов является, с этой точки зрения, серьезным вкладом в лучшее понимание модуса их институционализации, осуществляющейся после демонтажа корпоративных структур Старого режима средствами государства, предпринимателей и промышленности.

<< | >>
Источник: Н.А. Шматко. Символическая власть: социальные науки и политика.. 2011

Еще по теме Жизель Сапиро интеллектуальные профессии между государством, предпринимательством и промышленностью:

  1. Жизель Сапиро интеллектуальные профессии между государством, предпринимательством и промышленностью