<<
>>

концептуальная модель состояния экономической науки в 1990 году

Доктрина внешних причин фактически рассматривает поле экономической науки как пассивное, то есть не имеющее активного начала в самом себе [21]. Согласно ей, экономисты лишь воспринимают внешние политические воздействия, но не являются причинами изменения своих практик.

Эта доктрина подразумевает однозначный характер связей и качественную равноценность всех характеристик как отдельных экономистов, так и дисциплины в целом. Вместе с тем следует отметить, что в отечественной истории науки широко представлены и иные взгляды, признающие внутреннюю активность поля экономики на рубеже 1990-х годов [22]. Наличие внутренних причин,

воздействующих на поведение отечественного поля экономической науки, является одной из определяющих его особенностей: данное поле следует рассматривать как сущность, наделенную собственной активностью, обусловленную, но не полностью детерминированную, внешними по отношению к ней структурами. Поле экономической науки не поддается государственно-политическому управлению по схеме «стимул - реакция». Причинно-следственные отношения здесь далеко не очевидны, и поле наделено устойчивым спектром собственных путей трансформации. Государственно-политические и экономические воздействия лишь задают общий рисунок и масштаб процесса изменений структуры дисциплины, но не детерминируют однозначно итог этих изменений. Эмпирически это означает, что динамика экономической науки, исходящая из разных политических воздействий, «в среднем» рано или поздно придет к одному из собственных состояний поля, которые «притягивают» к себе траектории, описывающие его эволюцию. Наш анализ трансформаций поля экономической науки пытается учитывать и внешние, и внутренние причины, и их взаимопроникновение. Мы опираемся на идеи целостности (понятие поля как первичное понятие анализа), относительной (весьма и весьма) независимости, исторического характера, неустойчивости[151] и мягкой иерархии поля экономической науки.

Выше мы уже упомянули, что поле экономической науки подвержено как экзогенным, так и эндогенным флук

туациям[152]. Любые флуктуации с точки зрения функционирования поля носят ничем не обусловленный характер, их действия не связаны между собой. Они представляют собой либо множество независимых внешних (политических) воздействий на агентов и структуры поля экономической науки, либо спонтанную научную активность экономистов, описание которой принципиально выходит за рамки социологии науки.

Если эндогенные флуктуации являются случайными действиями агентов поля экономической науки, разрывами структурных связей, нарушениями процессов воспроизводства, то экзогенные суть неспецифические внешние политические, административные, экономические воздействия, приводящие к отклонениям от среднестатистического хода процессов в поле экономической науки. Однако существуют и специфические внешние воздействия, навязывающие полю экономической науки определенный набор структур. Они направлены против флуктуаций и стараются породить новые распределения активных свойств агентов, ввести новые ставки и правила научной игры, создать новые институты и т. п.

Примером неспецифического воздействия на поле экономической науки может служить законодательно оформленное в 1990 году предоставление предприятиям права самостоятельной хозяйственной деятельности[153]: это уменьшило влияние сторонников оптимального народно-хозяйственного планирования, но само по себе не могло изменить организацию экономической науки, если только не брать в расчет создание предпосылок для взлета политических карьер адептов неоклассической школы. Напротив, разра

ботка теоретических основ и практической реализации радикальной экономической реформы, начатая в 1990 году под эгидой ЦК КПСС, создала условия для формирования новых типов институтов, что радикально изменило структуру поля экономической науки.

Итак, с одной стороны, внешние специфические воздействия государства и поля политики организовывали поле экономической науки, навязывая ему новые структуры. С другой стороны, имела место самоорганизация поля экономической науки, то есть спонтанное самопорождение новых структур в результате действия флуктуационных механизмов.

Представление о флуктуационных механизмах дает совершенно новое понимание проблемы сингулярности «события» поля экономической науки. В интерпретации «события» как спонтанного самопорождения структур производства экономического дискурса мы имеем дело не с рождением радикально нового состояния дисциплины из сингулярности, до которой существовал совсем иной «порядок вещей», а с перманентным процессом взаимопревращения состояний поля экономической науки, в которых малы, или, наоборот, велики флуктуации. Необъяснимая революционная сингулярность «события» в рамках такого подхода раскрывается как случайный процесс, выражающий спонтанные изменения распределения активных свойств агентов поля - флуктуации. Флуктуации присутствуют в любом поле, однако неустойчивость поля отечественной экономической науки привела к усилению флуктуаций, которые в ближайшем будущем непременно бы затихли, если бы поле было устойчивым.

Как известно, существует предложенное В. Виндельбан- дом различение между науками номотетическими (имеющими дело с общим, выражающим законы мира, регулярности явлений) и идиографическими (имеющими дело с

индивидуальным, специфицирующим сингулярность явлений) [23]. Номотетические дисциплины ищут устойчивые инварианты, а идиографические - интересуются единичными событиями в потоке становления. Закон и событие выступали для В. Виндельбанда несоизмеримыми величинами понимания мира: с одной стороны, нельзя установить закон, исходя из уникальных явлений, а с другой - невозможно вывести неповторимое событие из закона.

Тем не менее, одно и то же социальное явление может выступать и как предмет номотетической науки, если применять к нему генерализующий метод, и как предмет идиографической науки, если применять к нему индивидуализирующий метод. Социология ищет регулярности в социальной действительности и ставит своей целью перевести неполные, отрывочные эмпирические данные на язык общих понятий и структурных связей. Однако социология, ориентирующаяся на регулярность и повторяемость, не может игнорировать единичные факты и индивидуальные причинные ряды.

Интерпретируя «событие» поля экономической науки в терминах статистических флуктуаций, мы пытались тем самым связать воедино индивидуализирующий и генерализирующий уровни анализа.

Неустойчивость - внутреннее свойство поля экономической науки, но проявляется она лишь при внешнем воздействии. В конце перестройки, в связи с резким изменением политических условий, сложившееся в предыдущие годы состояние поля экономической науки стало особенно неустойчивым: малые отклонения от сформировавшегося в 1960-е годы режима функционирования поля нарастали во времени [24-28]. В 1990 году, вблизи от «точки перехода» в новое, постсоветское состояние, поле - если прибегнуть к антропоморфной метафоре - «пробовало», «испытывало» новые возможности, новые принципы упорядочивания посредством непрерывных флуктуаций. Начиная с 1990

года новые конфигурации научных практик в российской экономической науке становятся «массовидными», затем преобладающими и к 1995 году окончательно вытесняют прежние. При этом наблюдается как конкуренция, так и кооперация конфигураций, которые в итоге приводят к становлению новой структуры поля экономической науки. Реализация определенной структуры поля определялась как его историей, так и внешними по отношению к нему социально-политическими условиями.

Чтобы проверить высказанные выше гипотезы о поле экономической науки, необходимо явным образом сконструировать предмет исследования и подвергнуть его объективирующему статистическому анализу. 

<< | >>
Источник: Н.А. Шматко. Символическая власть: социальные науки и политика.. 2011

Еще по теме концептуальная модель состояния экономической науки в 1990 году:

  1. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  2. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  3. СЛОВАРЬ
  4. Риторика этой экономической науки248 Дейдра Макклоски
  5. НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА
  6. § 1. Бессознательное структурировано как язык
  7. Культура и перевод: от спонтанного к рефлексивному
  8. §4.2. Тест на зрелость планетарной цивилизации (Очерк сценария выживания)
  9. С. Г.Кирдина ТЕОРИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ МАТРИЦ (ПРИМЕР РОССИЙСКОГО ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА)
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ . Формирование постсоветского институ- циионализма[111]
  11. теоретический эскиз
  12. концептуальная модель состояния экономической науки в 1990 году
  13. Неравная степень мобилизации в публичном пространстве
  14. Наукоемкое производство