<<
>>

Ленин: национальность как случайный признак

Проблематика марксистской политической социологии - это по преимуше- Г ству проблематика классов или, скорее, классификации. Утверждая, что разде- [ ление общества на классы является тем видом разделения, который предопре' деляетвсе остМГьЖР возможные разделения, необходимо выявить один ИЛИ не' сколько критериев, которые позволили бы классифицировать классы.

Ленин находит самый простой способ решения: он определяет социальный класс, исходя из партийной принадлежности (настоящим рабочим признается тот, кто

состоит в большевистской партии, а в революционных ситуациях — тот, кто следует ее призывам); партия учреждает пролетариат, используя в качестве исходного материала рабочих; пролетарий — это тот, кого партия принимает в свои ряды, а тот, кто не попадает под это определение, должен быть подвергнут чистке, Сортировка-выбраковка — таков основополагающий момент классовой борьбы. В частности, будут изгнаны из рядов пролетариата те, кто оспаривает монополию большевистской партии или ставит под сомнение принцип классового разделения. Не являются частью пролетариата «рабочие»-меньшевики, протестующие против государственного переворота в октябре 1917 г., устраивая забастовки; у этих людей имеются некоторые признаки рабочих, но они второстепенны, ибо отсутствует определяющий критерий — принадлежность к большевикам. Такие люди относятся к «рабочей аристократии», о чем свидетельствует многое — их профессии (некоторые из них — печатники), уровень их доходов (им платят больше, чем другим), места постоянного проживания (большие города). «Рабочие»-меньшевики пользуются сверхприбылями от империалистической эксплуатации, часть которых буржуазия перераспределяет в пользу определенных частей рабочего класса, тем самым подкупая их. В декабре 1918 г. к той же группе «вредных насекомых» вместе с «истерическими интеллигентами» Ленин относит также печатников Москвы.

Захватив власть, партия получает возможность привести рассматриваемый класс в соответствие со своим концептуальным представлением о нем.

Однако эта борьба за приведение действительности в порядок, соответствующий партийномудискурсу, наталкивается на препятствие теоретико-познава- тельного и практического характера — на принадлежность индивида ко многим группам. Между тем принадлежность к классу (т. е. к партии) несовместима с какими-либо иными принадлежностями: нельзя быть рабочим и евреем или рабочим и армянином; но можно быть рабочим-текстилыциком, лицом мужского пола, говорящим на идиш, или рабочим-обувщиком, лицом женского пола, говорящим по-грузински (но главное — следует быть большевиком, чтобы действительно, т. е. эффективно, быть рабочим ). Различие между двумя рабочими, один из которых армянин, а другой — русский, находится в том же ряду, что и различие между шахтером и металлургом. Не может быть ни двойного членства, ни двойной лояльности. Национальная принадлежность всегда останется случайным проявлением классовой субстанции, которая создана партией.

Однако национальное разнообразие, имеющее центробежный эффект, породило организационно-структурную проблему, тем более важную, что нерусские элементы играли центральную роль в революционном движении. Действительно, разве не стал Бунд, основанный в 1897 г., первым социал-демократическим союзом, которому суждено было возникнуть в Российской империи? Он подтолкнул к созданию в 1898 г. Российской социал-демократической рабочей партии. Но в 1903 г., во время II съезда РСДРП, Бунд выходит из этой партии из-за несогласия с ее решениями по организационному вопросу. (Именно на этом съезде произошел раскол на большевиков и меньшевиков, а Ленин проявил себя как сторонник якобинских и ультрацентрализаторских взглядов.) Представители наций, покоренных русским самодержавием, создают и другие революционные ор ганизации (в Польше, в Прибалтийском крае). Однако Бунду не удается добить- ся того, чтобы РСДРП приобрела федеративную структуру.

Ленин, и в этом он был не одинок, оказался яростнейшим противником предоставления еврейским !?’ рабочим права на особую организацию.

Ленин в 1903 г.: «идея еврейской национальности реакционна»

Ленин исходит из примата класса над нацией. Он подчеркивает, что «Программа социал-демократии выставляет только основные требования, общие всему : пролетариату, независимо от профессиональных, местных, национальных, ра- совых различий»1. Ленин далее указывает, что «один итот же программный пункт - применяется различно в зависимости от различия условий быта, различия соот- >

ношения общественных сил в разных областях страны и т. д.» Позднее он выска~

I жет убеждение, что «при всяком действительно серьезном и глубоком политическом вопросе группировка идет по классам, а не по нациям»-, в 1903 г. Ленин | опирается на определение нации, предложенное Каутским (для которого общ- ! ность языка и общность территории являются существеннейшими), доказывая,

[I что евреи отнюдь не образуют нацию. Такой подход сразу отодвигает на задний план борьбу против преследований национальных меньшинств. Как утверждает |. Ленин, «идея еврейской национальности носит явно реакционный характер не только у последовательных сторонников ее (сионистов), но и утех, кто пытается совместить ее с идеями социал-демократии (бундовцы)»3. Эта идея противоречит интересам еврейского пролетариата, формируя у него прямо и косвенно сознание, враждебное ассимиляции, настроение «гетто». На основе такой аргументации делается четкий и ясный вывод, соответствующий формулировкам Каутского: враждебность к инородным слоям населения может быть устранена только тем, что эти слои «перестанут быть чужими, сольются с общей массой населения. Это единственно возможное разрешение еврейского вопро™ поддерживать все то, что способствует устранению еврейской обособленности» (подчеркнуто Лениным). Стремясь любой ценой не допустить «раздробления» рабочих, Ленин отрицает существование антисемитизма в их среде, так как признание его наличия могло бы дать веский аргумент тем, кто ратует за организационное обособление еврейских рабочих.

Но вождь большевиков утверждает, что антисемитизм является признаком политической отсталости. А потому никак не может быть антисемитом сознательный рабочий, который только и составляет истинную плоть рабочего класса. Значит, рабочих-антисемитов не существует. Антисемитизм присущ буржуазии, но отнюдь не рабочим. Налицо полная победа социологии класса над идеологией нации. Но этот триумф продолжался недолго. Ленин после 1905 г.: евреи — СШЫЙ ЗЭТраВЛвННЫЙ НЭрОД

Дело в том, что революция 1905 г. побудила Ленина пересмотреть свой анализ, хотя он по-прежнему сражается с идеей об организации партии на федеративных началах. С одной стороны, погромы, которые сопровождали эту революцию, подтолкнули его к признанию существования еврейского народа. С другой стороны (и это главное), в условиях спада революционной волны выявилась та опасность, которую могли бы представлять для империи национальные движения или, по крайней мере, революционные сражения на ее окраинах, например на Кавказе, в Тифлисе, в Баку, среди латышей. Ленин видел, что на периферии империи не прекращаются вооруженные партизанские действия, и он мог проникнуться убеждением (имея или не имея на то реальные основания), что именно там открываются наибольшие возможности для развертывания насильственной революции. Отсюда — двуединая стратегическая задача, которую исследователи из школы университета в Пало-Альто назвали бы «двойным обязательством» (double bind), т. е. необходимостью одновременно подчиняться двум противоречащим друг другу приказам. Стратегические соображения диктуют необходимость иметь единую и централизованную партию, но по соображениям, которые также относятся к стратегическому уровню, следует поощрять национальную борьбу, носящую децентрализованный характер.

Эта проблема встает в отношениях с грузинами, армянами, поляками, латышами, но особый характер она приобретает, когда касается евреев. Не углубляясь в социологию еврейства Российской империи, напомним, что оно сосредоточено в зоне принудительной оседлости, которая (огрубленно) тянется от Черного до Балтийского моря, от Одессы до Вильно.

Евреи живут там преимущественно в городах, где иногда составляют большинство населения, основную часть рабочих и мелких ремесленников. Именно отсюда питает свою силу (имеющую и другие источники) Бунд, классовая партия, созданная на национальной основе. Он конкурирует с русской и польской социал-демократическими партиями, самой логикой своего существования создавая препятствие на пути организационного объединения социал-демократического движения.

. После смертоносной вспышки антисемитизма в 1905—1907 гг. Ленин отказывается от своих прежних выводов, подчеркивает, что евреи являются «наиболее угнетенной и затравленной нацией». Но он сортирует «еврейскую национальную культуру», отбирая в ней универсалистские черты, которые отражаются в широкой вовлеченности евреев в революционное движение, и отвергая «культуру раввинов». Парадокс очевиден: Ленин хвалит евреев за содержащиеся в их культуре «великие всемирно-прогрессивные черты» и осуждает евреев за их религиозную обособленность. Короче говоря, он аплодирует евреям за то, что они наиболее восприимчивы в рабочей среде к большевизму, за их сходство с другими, нееврееями.

Что же касается лозунга «культурной автономии», который бундовцы сделали своим лозунгом и который восприняли в 1910-х гг. некоторые меньшевики, то Ленин его отвергает. Если действовать «на австрийский манер», то надо было бы обеспечить каждую национальность особыми культурными институтами, т. е. практически своими собственными школьными системами; например, в таком городе, как Москва, должны были бы существовать наряду с русскими школами также школы грузинские, армянские. Ленин яростно выступает против разделения государственного школьного дела по национальностям. Заявляя о себе как о стороннике права наций на самоопределение, он вполне согласен с тем, чтобы учащимся, которые того пожелают, преподавался бы, скажем, грузинский язык, но — не в особых учебных заведениях. Ибо, с его точки зрения, разделение государственных школ по национальному признаку ослабило бы пролетариат, раздробляя его. Когда же Ленин на конференции в Праге в 1912г. берет власть в Российской социал-демократической рабочей партии и создает .большевистскую партию (группку, которой необходимо набрать сторонников), то отсутствие в Праге представителей центральных комитетов латышских и польских эсдеков, а также Бунда вызывает у него лишь ярость. Масла в огонь подливает известие о том, что требование «национально-культурной автономии» меньшевики включили в программу своей группы в Думе (консультативном парламентском органе, созданном после революции 1905 г.).

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме Ленин: национальность как случайный признак:

  1. ГЛАВА IX БУРЖУАЗНО-ПРОГРЕССИВНОЕ ТЕЧЕНИЕ (ЖУРНАЛ «АЙКАП», К. ТОГУСОВ И «УШ-ЖУЗ»)
  2. ГЛАВА ПЕРВАЯ. 1929 год. Начало ликвидации успешных хлеборобов - «кулаков»
  3. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  4. СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ПРИРОДА СИОНИЗМА
  5. Ленин: национальность как случайный признак
  6. «жизнь»
  7. Глава 2 Провокация как метод политической борьбы царской тайной полиции
  8. Глава 21 НАЦИИ И НАЦИЕСТРОИТЕЛЬСТВО
  9. Глава 25 СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО НАРОДА. ГЛАВНЫЕ УСЛОВИЯ
  10. Очерк первый ПОНЯТИЙНО-ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ (предварительные замечания)
  11. Очерк второй К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОСНОВНЫХ ВИДОВ ОБЩНОСТЕЙ ЛЮДЕЙ
  12. Очерк четвертый ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ЭТНОСА. ИЕРАРХИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ
  13. Очерк пятый КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
  14. Очерк седьмой ЭТНИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ — НЕОТЪЕМЛЕМЫЙ КОМПОНЕНТ ЭТНОСА
  15. Очерк двенадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
  16. Очерк четырнадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ СОЦИАЛИЗМА*
  17. Глава 11 ВИДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  18. Гл а в а 12 РЕГИОН: РЕАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ ИЛИ «МУСОРНЫЙ ящик»?