<<
>>

МОДЕЛЬ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Вряд ли нужно доказывать, что существует разница между государством как внутренней политической структурой и как субъектом международных отношений. Тогда как в первом случае деятельность государства нацелена на разрешение внутренних конфликтов и противоречий, во внешнем плане отношения между государствами подобны отношениям между людьми, так сказать, в их «естественном состоянии», по Гоббсу, т.
е. в состоянии войны всех против всех. В то же время эта международная анархия не имеет ни постоянного характера, ни неизменно высокой интенсивности.

Моделью может служить механизм, используемый берберами и описанный Геллнером. Речь идет о коллективной клятве у берберов, обитающих в марокканском Высоком Атласе, о которой мы уже упоминали. В их систему упорядоченной анархии встроен социальный механизм, позволяющий разрешать конфликты мирными средствами, через приговор в форме коллективной клятвы. Если человек был обвинен другим человеком в правонарушении; он может быть оправдан с помощью других людей из своего клана, которые поклянутся в священном месте и с использованием ритуальной формулы в том, что он невиновен или что его действия правомочны. Чем тяжелее обвинение, тем больше должно быть число участников клятвы. Они приносят клятву строго по очереди, соответствующей степени близости к обвиняемому по мужской линии рода. В таком же порядке решаются вопросы о наследстве. Если все участники клятвы единодушны, процесс выигрывает обвиняемый. Но если один из приглашенных к клятве отказывается в ней участвовать, обвиняемый проигрывает процесс и предусмотренная обычаем сумма денег должна быть выплачена жертве участвующим в тяжбе кланом}1 в некоторых отношениях техника судопроизводства представляется странной, поскольку выплачивать компенсацию должен именно тот, кто отказался участвовать в клятве, а не сам виновный. Можно ожидать, что система всегда работает в пользу обвиняемого, а участвующие в обряде постоянно клянутся в интересах своего родича, следуя логике, требующей от племени или клана, где солидарность строго обязательна, действовать по принципу, согласно которому родственная близость определяет силу обязательства.

Не абсурдно ли, что тот, кто отказывается клясться по соображениям честности, должен выплачивать свою часть штрафа, тогда как виновник освобождается от этой обязанности? Однако, утверждает Геллнер, если система действует, то, наверное, не только по причине трансцендентной веры. Вернемся к сегментарной логике: группа тех, кто участвует (или не участвует) в клятвенном обряде в пользу одного из «своих», т. е их клан, регулируется в ее внутренней жизни специальной инстанцией не больше, чем другая группа, а отношения внутри клана не менее анархичны, нежели ее отношения с другой, внешней группой.

Но несостоятельно само противопоставление внутренней политики политике внешней. Нет органа, предназначенного для наказания индивидов, и средст- 'вом контроля за ними является наказание путем лишения поддержки при произнесении коллективной клятвы, что создает, например, угрозу тем, кто слишком часто ввязывается в ссоры. В интересах сплоченности клана перед лицом троблемы, возникшей по вине одного из его членов, клан способен согласиться [наказать самого себя и признать правоту другой части племени. Коллективная чятва — это та техника, которая позволяет группе дисциплинировать своих членов. Она аналогична праву вето.

' Право вето, предоставленное пятерке постоянных членов Совета Безопасности ООН, действовало по той же модели. В рамках ООН (до резких изменений [Практики ее функционирования в связи с распадом СССР, что привело к исчезновению одного из двух кланов) каждая из стран двух блоков равнялась на остальных членов своей группы, а «неприсоединившиеся», как правило, ориенти- [ ровались на позицию Москвы после переговоров и торга. Однако автоматизма в 1 поддержке политических решений одной страны не получалось. Так произошло вовремя Суэцкого кризиса в 1956 г., когда экспедиционная акция, проводимая французами и англичанами, не была поддержана их американским союзником. Он их подвел, отказавшись «поклясться», что правительства Антони Идена и Ги 1 Молле имели право на такую акцию, и им пришлось остановить свою военную ^ авантюру против насеровского Египта.

Конечно, санкция могладействоватьлишь отому, что ее использовала мощная держава против более слабых государств.

Однако и слабый может в отдельных случаях владеть правом вето, когда весь «клан» хочет показать свое единство. Так, неосуществленное в военном плане участие Франции в войне в Заливе и, возможно, еще менее заметное участие . Марокко и Сенегала позволило продемонстрировать единодушие в деле появления нового типа международной политики. Но этот пример показывает, каким образом конец «клановой», или «племенной», организации государств, какая царила в годы «холодной войны», значительно затруднил поддержание порядка в анархии и распространение новыхтребований, возникших в связи с распадом мирового коммунистического движения. Прекращение поддержки со стороны СССР некоторых государств и движений облегчило поиск компромисса (в Южной Африке и на Ближнем Востоке), но и, наоборот, значительное число конфликтующихдруг с другом государств оказалось вне системы, которая в слу- [ чае необходимости могла их «дисциплинировать». А это привело к увеличению риска распространения войн. Значит, следует объяснить по-иному, отказавшись от обычных подходов, появление ООН в новой роли международного жандарма, действующего в качестве надгосударственного политического аппарата, питаемого в военном и финансовом отношении промышленными странами, прежде

всего Соединенными Штатами (война в Заливе в 1991 г., миротворческие силы в Камбодже в 1991 г., вмешательство в Сомали в 1993 г.). Исчезновение СССР и советского блока делает такую роль ООН не только возможной, но и необходимой. Хотя при таком объяснении остается в стороне бесчисленное количество факторов, очевидно то, что независимость многочисленных государств создает положение, чреватое риском возврата к «естественному состоянию». Эта ситуация, согласно учению Гоббса, глубоко социальна по характеру, поскольку она опирается на механизмы соперничества и конкуренции (гл. III, с. 59). Но она совсем не похожа на положение «безглавых» обществ, принципы организации которых базируются на солидарности и вражде, регулируемых слиянием и распадом различных групп. «Естественное состояние» не является нормальной формой отношений ни между группами внутри одного и того же общества, нации нуэров например, ни между различными группами, «нациями», «этносами», «племенами» (нуэров и динка, например), поскольку войны не ведут к полному уничтожению других групп, но остаются в пределах определенных ограничений (кровная месть не эквивалентна ядерному апокалипсису). В этом смысле такие общества, даже лишенные государства, не могут быть причислены к дополитичес- ким. Конечно, власть там часто ассоциируется более с родственными связями, чем с существованием специализированной инстанции, и тем не менее она всегда может быть локализована, расположена в определенном месте, и легитимное насилие там выступает объектом легитимной монополии.

Из анализа этноса вытекает, таким образом, что это понятие, слабо разработанное в научном отношении, но ставшее широко распространенной политической реальностью, не может служить для объяснения формирования другой политической реальности, прототипом которой оно якобы являлось, в частности государства-нации. Более того, общества без государства оказываются почти полностью зависимыми от обществ, где государство существует. Кроме того, функционирование сегментарных обществ представляет собой аналогию структуры международных отношений, когда в ней формируются группы стран.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме МОДЕЛЬ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ:

  1. Значение испанских событий для международных отношений
  2. Глава V ПРИМЕРЫ МОДЕЛЕЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ
  3. Глава IV МЕТОДИКИ ПОСТРОЕНИЯ И АНАЛИЗА МОДЕЛЕЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ
  4. 27 ' Ч а с т ь IV МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  5. 5.3. Модель международного конфликта «морфологический ящик»
  6. Международные отношения в Европе
  7. 12.1. Международные отношения в Европе
  8. 5.1. Феноменологическая модель слежения за международным конфликтом и прогнозирование его развития
  9. ОБЩЕСТВА БЕЗ ГОСУДАРСТВА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  10. 5.2, Индикаторная модель слежения за международным конфликтом и прогнозирование его развития
  11. Лекция 62. Международные экономические отношения
  12. ГЛАВА I. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ТЮРКСКИХ ГОСУДАРСТВ В VI ВЕКЕ
  13. Глава I ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  14. 26. «Новое политическое мышление» в международных отношениях