<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ КАК ПОРОЖДЕНИЕ ВОЕННОГО ДЕЛА (НА ПРИМЕРЕ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ)

Следуя гипотезе целостного структурирования общества на основе" способа Разрушения и учитывая допущенные при этом многочисленные упрощения, логично утверждать, что история греческого полиса является отражением изменений в военном деле.
Способ разрушения характеризуется определенным типом вооружений и возможностью их присвоения той или иной социальной группой

См.: 1УеЬегМ. Есопогше Ы эос^ё. С1ир. XVI, V. (экономическая собственность на оружие и умение им пользоваться не тоже). Конечно, о правомерности применения выражения «способ разруще1Г можно спорить, поскольку войны ведутся также и ради приобретения богаТп? Война — от грабительских набегов до колониальных завоеваний — нередко ляется для государства средством увеличения экономической мощи, а для ты общества — средством умножения богатства, как мы это видели на прим^ Афин. Но производство, даже если порой оно служит целью или функцией вг ны’ не является ее определяющей чертой: война направлена на уничтожение или на его подчинение под угрозой уничтожения. Ружье, используемое в гр тельской войне, позволяет захватить добычу, но оно тем не менее не тождщ венно охотничьему оружию. Лук воина лишь по форме сродни луку ОХОТНИК} Предположим, что владение определенными типами средств разрушения полагает определенные политические отношения. Если, по словам Маркса, водяной мельницы была эпохой сюзеренов и вассалов, а эпоха паровой маши эпохой капиталистов и пролетариев, то мы вправе заключить, что лошади и ник> соответствует аристократия, луку и стреле — пехотинец и демократия, а ному оружию — личная власть, президентская или авторитарная. Если ПоЛИТИ * кая организация ставит солдат в привилегированное положение в силу той пол^ ческой роли, которой она их наделяет, допустимо предположить, что изме, способе разрушения повлекут за собой преобразования в структурах власти, но это, по мнению Вебера, и происходит в греческом полисе.

Он считает, что _ древнегреческими полисами и итальянскими городами эпохи Возрождения 2

ИяГ

ся существенное различие: в первых гражданство определяется военными инт

сами, во вторых — корпоративной принадлежностью. Такой специфический с

афинского гражданина объясняется отведенной войне ролью, и, в порядке

ной связи — рискнем назвать ее диалектической, — место гражданина в жизни®

лиса, судя по всему, во многом определяется ролью войны в хозяйственной тельности;

Проследим историю Древней Греции по вехам «гоплитской Революции>>’ торая, как представляется, положила конец аристократической системе, нетрудно сделать на основе упрощенной схемы, в которой тип способа ния (тип средств разрушения и формы присвоения) соотносится с

разр> политич

кои системой.

Боевые колесницы в собственности государства

Кавалерия, принадлежавшая знати Лук и стрелы

Тяжеловооруженные пехотинцы — собственники оружия

^Пехотинцы, вооруженные;

Политический режим Деспотизм

Аристократия или выборная монархия Общество без государства Прямая античная демократия

Представительная демократия БОЕВАЯ КОЛЕСНИЦА В МИКЕНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Более тысячи лет до нашей эры микенское общество располагало мощной армией боевых колесниц, находившихся под военным и административным контролем царского двора. Благодаря расшифровке в 1952 г. Жозефом Вандриесом линейного письма Б, употреблявшегося для греческого языка приблизительно с XII в. до н. э., т. е. за пять веков до Гомера, в нашем распоряжении имеются документы, рассказывающие о микенской цивилизации. На Крите, в Кноссе, мифическом городе с построенным по приказу царя Миноса лабиринтом, было найдено множество глиняных табличек, чудом сохранившихся благодаря пожару. В огне пожара таблички подверглись обжигу, что и спасло их от разрушения. Такие же таблички были обнаружены при раскопках на Пелопоннесе, в Пилосе, городе царя Нестора. Большинство табличек представляет собой инвентарные записи, которые велись служителями царского дворца.

Из записей стало известно, что на дворцовых складах Кносса насчитывалось 400 колесниц (обозначенных особыми идеограммами, используемыми в данном виде силлабического письма) и 1000 пар колес. На ряде табличек можно прочитать длинный список тех, кто одновременно получил в пользование колесницу, лошадь и панцирь.

В микенской цивилизации боевая колесница была не единственным видом вооружения (велись морские сражения, возможно, с применением обычных кораблей), и использовалась она не только для ведения боевых действий. Сохранилась фреска с изображением двухженщин, отправляющихся на колеснице на охоту. Запряженная двумя лошадьми, она была предназначена для двух воинов. Деревянные колеса, укрепленные металлическими ободьями, были съемными. Из списков, которые являются своего рода «инвентарным учетом боевых единиц», мы узнаем, что военное формирование насчитывало приблизительно сотню колесниц. Снаряжение воина состояло из шлема, нагрудного панциря, наплечных и наручных лат, сделанных из кожи, ткани и металла. Он был вооружен копьем (древко с бронзовым наконечником) или луком со стрелами, а также мечом и щитом.

Гомер, повествовавший о далеких от него временах, описывает Нестора как предводителя войска колесниц, которые тот выстраивает в боевые порядки. Однако в Гомеровом эпосе о роли этого вида вооружения говорится скупо. Во время атаки развертывание такого формирования в боевой порядок было возможно лишь на открытой, непересеченной местности, что ограничивало использование боевых колесниц в Греции. Именно поэтому в «Илиаде» они выполняют прежде всего роль транспортного средства, которое дает возможность превращать «бронированную армию» в «возимую пехоту»: колесница прибывает к месту боя, возничий высаживает в разных местах воинов, которые пробиваются навстречу друг другу и возвращаются к маневрирующей поблизости колеснице. Нестор же рассказывает об одном из более древних видов тактического использования колесниц: «Если кто-то из вас может из своей колесницы поразить копьем вражескую колесницу, применяйте копье — это во сто крат лучше.

Именно так наши враги захватывают города и укрепления». Из описаний Гомера мы узнаем, что колесница выдвигала на первый план участников поединка — агона, о котором говорилось выше. Одновременно подчеркивается роль боевого товар*

щества, ярким примером которого являются образы Автомедонта и его СОр^

ников 11атР°клаи Ахилла. Конец боевого применения колесницы тем не ме"

не лишил ее привлекательности в глазах знати. Это был дорогой, сложный

вооружения, предполагавший разделение труда в обществе и высокий ПППА_ сионализм воинов. ро<И

Подробные записи о колесницах и деталях к ним на глиняных табличках, другие документы микенской цивилизации, свидетельствуют о важности ,3

ЖПЯТМиРРЬ'ЛГЛ тл л

МОЯ

не появились, и учет податей с сельских поселении, как и награждение

ми подарками, ведется в натуральном исчислении. Царь, окруженный сп в Ч никами-землевладельцами, индивидуальные и коллективные собственник!« также рабы образуют социальную структуру общества. В Пилосе насчитывай более 600 рабынь, либо занятых в сельском хозяйстве (главным образом на рашивании овец), либо работающих служанками в царском дворце. Разделе®

труда уже довольно высоко развито: имеются мастера по изготовлению

стрел, по производству косметических средств и т. д. Учет поголовья овец,' рый

и ведется не СТОЛЬКО ДЛЯ определения их численности, СКОЛЬКО В фискаль®

целях, свидетельствует о наличии огромных стад: на одной из табличек говор!—

ся о 19 ООО голов. На каждый округ заведена своя табличка, в которой указами!

имя владельца, имя чиновника, закрепленного за округом, общее количес*

голов, число овец, требуемыхдля уплаты налога, величина задолженности.

следовательно, идет не просто об инвентарных списках, а о тщательно танном, разрав

’ широко поставленном ежегодном учете, в котором участвовали п~~аМ

ДССл1я

писарей и который был обычной процедурой. Оружие также подлежит ^ Кузнецы, по-видимому, освобождены от уплаты налога, но в их обязанности

?л|

дит изготовление мечей и наконечников для стрел.

Им выдается сырье, брс

которая является привозным металлом. Эта архаическая «экономика» нап0д

нает экономику Дагомеи XVIII—XIX вв., говоря о которой мы вернемся к понятию (см. ГЛТУШ, с. 239).

Использование боевой колесницы в микенской цивилизации связано с личием сложной, разносторонне развитой экономики и достаточно КруПН0? и мощного централизованного государства, в котором воины, владеющие эт^ видом оружия, хотя и пользуются привилегированным положением, подчи1Д единой власти. Это подтверждают сравнительные исследования. В потамии колесница, известная уже в IV тысячелетии до н.э., не относите* числу вооружений, применяемых постоянно, так как в условиях большого ске ления городов-государств на ограниченном пространстве велись главным разом осадные войны. Однако она сыграла решающую роль в эпоху ассири| ского возрождения, позволив армиям города Ашшура, благодаря их мобили ’ одерживать победы в XIV—XIII вв. до н. э. Ее функция не остается „мш

изменной- •

совершенствуясь и становясь тяжелее, из орудия осуществлен^ Дальних набегов она превращается в орудие прорыва, раскалывающее ВраЖе*

кот

^,е порядки во взаимодействии с пехотой — главной действующей силой в сражении. Помимо выполнения военной функции, колесница определяет весь уклад месопотамского общества, на которое она оказывает всеобъемлющее социальное воздействие, уже отмеченное выше для микенской цивилизации: складывается тип мануфактурного производства, в котором разделение труда основывается на кооперировании усилий различных ремесленников — столяра кузнецов, кожевенников, а также происходит централизация средств, вызванная огромными расходами. Нередко производство колесниц для двора вручается городам и поселкам, куда за ними приезжают специально уполномоченные чиновники. Центральная власть, оставаясь собственником, распределяет их между воинскими формированиями, пограничными отрядами и городской полицией. Боеспособность колесниц поддерживается на специальных складах оружия.

Сложная и дорогостоящая военная техника требует бюрократической государственной власти, которая осуществляет полный контроль над вооружением, ведет его учет и распределение.

В результате формируется знать, поддерживающая гегемонистский режим, централизованный контроль над обществом. Возможно, слишком смелой покажется в данном случае аналогия с современным государством, которое, стремясь к обладанию ядерным оружием, устанавливает контроль над технико-экономической инфраструктурой для обеспечения себя необходимыми средствами. Конечно, подобная централизация механически устанавливает тот или иной тип политического режима. Современные технологические структуры великих ядерных держав допускают самые различные политические системы — от Советского Союза Сталина до Соединенных Штатов Клинтона. Вопреки предположению К. Касториа- диса относительно превращения СССР в стратократию (режим, при котором армия — по-гречески з1га1оз — составляет правящее ядро общества), обстоятельства крушения коммунистического строя неоспоримо доказали, что власть принадлежала партии.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ КАК ПОРОЖДЕНИЕ ВОЕННОГО ДЕЛА (НА ПРИМЕРЕ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ):

  1. Глава 1 Столетний мир
  2. ГЕГЕЛЬ. ВЕХИ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ
  3. 2.2. Основные подходы к историческому прогнозированию: исторические сравнения и аналогии
  4. ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ КАК ПОРОЖДЕНИЕ ВОЕННОГО ДЕЛА (НА ПРИМЕРЕ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ)
  5. Лекция 4: Греция в архаический период и создание классического греческого полиса
  6. 18. Р.Г.Скрынников. У истоков самодержавия.
  7. 5. СМЕРТЬ И СМЕХ
  8. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В ГРЕЦИИ
  9. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  10. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  11. ГЛАВА 3 Имперское измерение
  12. Рим и Египет
  13. I. Психологические операции в современной войне.
  14. 4. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.
  15. В поисках мифа
  16. Параграф 8. Причины установления гегемонии
  17. 7.5. Демократия и внешняя политика