<<
>>

Правовое государство и рынок

В качестве противопоставления патримониальному государству или рабовладельческой деспотии выступает дирижистское государство с ограниченными функциями, в том виде, в каком его желали бы видеть либеральные теоретики.
Участие государства в общественной жизни должно быть, по возможности, сведено к минимуму. Так как его вмешательство в рынок, даже ограниченное и мотивированное достойными уважения социальными целями, как, например, борьба с безработицей, может привести к установлению диктатуры. В историческом плане в качестве доказательства этому можно рассматривать зарождение нацизма, который мог появиться лишь потому, что либерализм был в Германии ликвидирован, а социализм открыл путь нацизму1. Между отдельными формами экономики, используемыми для того, чтобы достичь определенных целей, различие заключается лишь в степени их использования, так как все они препятствуют стихийному функционированию рынка. Будучи очень близок к Карлу Попперу и его противопоставлению «закрытого общества» «открытому обществу», Хайек показывает это противопоставление в качестве одной из форм, которую ему придал эпистемолог, т. е. как противопоставление между «обществом лицом к лицу» и «абстрактным обществом»; в первом из них поведения регулируются отношениями, устанавливаемыми знакомыми между собой людьми, которым известны взаимные потребности, тогда как во втором действия по отношению к чужакам подчиняются абстрактным правилам и безличным сигналам. Так, предприниматель в абстрактном обществе сообразует свое производство в соответствии е определенной системой цен, тогда как сельский ремесленник производит для клиента тот предмет, который ему был заказан. Громадное разделение труда в современном мире могло быть осуществлено лишь в результате безличных сигналов, которые исходят от рыночного процесса и указывают людям, как следует поступить, чтобы приспособить свою деятельность к событиям, о которых они непосредственно ничего не знают.

Современные общества основаны на гигантском разделении труда, которое требует абстрактного регулирования поведений: для определения размеров цены на рынке надлежит иметь информацию, позволяющую добиться рационализации поведений.

Таким образом, рынок представляется как система информации, принуждающая к рационализации и заставляющая индивидов выбирать, принимать решения, считать, предвидеть. Идея рынка как орудия цивилизации банальна, но существует разногласие между теми, кто видит в нем переходную форму экономики, и теми, для кого он представляется как наилучшая форма

' Обо всем этом писал Хайек в 1945 г.; в своей работе «На пути к рабству» он специально обращается к английским социалистам, чтобы подчеркнуть опасный характер дирижизма.

организации общественной жизни. Социологические теории, которые выдают за организацию общества, построенного согласно принципу или прин~~' пам (например, распределительной справедливости или коммунизма), протй востоят теориям, согласно которым, напротив, необходимо дать возможно существовать спонтанному порядку, возникающему из свободной игры рЫН нь,х сил. Согласно Хайеку, путать организацию как результат произвольного ствия и порядок как следствие индивидуальных поведений, взаимодействую!!! друг с другом, особо недопустимо: Организованные институты представля? собой искусственные объединения, внутри которых действуют определен ’ нормы и где обдуманные преобразования проводятся согласно соответствуй щим проектам. Организации соответствующим образом сконструированы^ " структивизм означает построение или перестройку общества по образцу, Пр» ложенному Декартом по отношению к природе, «хозяином и обладателем»^* торой должен стать человек (например, Ленин считал, что при социализме S щество должно представлять собой «большой завод», по возможности тейло$[ зированный). Асоциальный конструкционизм, который ставит перед собойцвзш действовать ради изменения или построения общества, как если бы оно rlftfti ставляло собой совокупность управляемых механизмов, путает две концепций «порядка», которые следует различать между собой. Порядок — это совокупно элементов, 0 которой МОЖНО делать прогнозы В соответствии С имеющейся:; формацией, когда достаточно обладать информацией о какой-либо части, чГ бы принимать соответствующие решения.

Но порядок может проистекать из рядочения, подобного тому, которое существует в армии, готовящейся К бое" J действиям, или же из спонтанных факторов практики. В этом случае порядок g никаетнезависимоотзнания людьми правил, регулирующихпорядок, отихст-- ления их изменить, но их поведение определяется этими правилами (обязатей ное условие функционирования рынка). Следовательно, планируемый ПОр- —

это спонтанный порядок1. Госплан/'Stock Exchange. Растущий вес организа,,- современном мире содействует созданию холистской иллюзии, согласно КОТ©' «Великое общество» представляет собой организованную общность, мегасубъе функционирование и действия которого могут быть запрограммированы. Вед кое общество — это сверхсложная реальность, в которой в результате различи® рода корректировок, проб и ошибок самовозникаетнепредсказуемый, рационалг* непредвидимый по своей глобальности порядок.

С политической программой, которая основана на элементарной логике,, гике общества как организации, мы приходим к «военному обществу», и’ 1 скольку личная свобода требует отказа от желания сконструировать в духе п тона лучший из миров, следует ограничиться созданием общества наименып зла. Тем не менее Хайек не призывает к ликвидации государства. Напротив, gl считает, что оно должно выполнять две необходимые функции. Действительно, если следовать логике коллективного действия в том виде, в каком ее изло: Манкур Олсон (гл. V, с. 133), то следует считать, что рынок имеет пределы, кот1'

ГРечес,к^ планируемый ПОрЯДОК называется (ахи, что представляет собой строй фалан ^см.гЛ, е,2ЬИ), а спонтанный порядок называется козтоь. рЫе представляют собой нежелательные факторы структуры «спрос — предложение»: блага, которые не соответствуют платежеспособному спросу, не возникнут, даже если они общественно полезны. Государство должно создать определенные услуги, которые более уже не выполняются в индивидуалистском обществе (нйпример, помощь одиноким старикам). Но это вмешательство государства в социальную сферу строго ограничено: политическая власть должна вмешиваться лишь в том случае, если конкуренция неэффективна, а рынок бессилен.

Однако важнейшая роль государства, где оно незаменимо, — это создание во имя конкуренции и для общества, где она господствует, юридической базы. Государство должно быть правовым государством (КесЫз1аа1). Оно формулирует безличные и универсальные юридические правила, защищающие права граждан, и устанавливает кодекс рынка (запрещая, например, при применении санкций экстернализацию — перекладывание на все общество расходов предприятий — загрязнителей окружающей среды). Но Хайек не довольствуется тем, что призывает к ограничению суверенитета государства, он выступает также за радикальное преобразование отношений между парламентом и правительством, чтобы сохранить саму природу закона: поскольку правительство уступает требованиям клиентелы (в том числе ради успеха на выборах), необходимо отделить его каменной стеной от парламента как универсалистского законодателя, чьи законы не могут зависеть от случайных и местнических соображений.

Как бы то ни было, не может быть и речи о неограниченном политическом суверенитете: согласно Хайеку, эта идея зародилась при абсолютной монархии, из которой она просочилась в демократию, в то время как, напротив, следует считать, что власть должна быть ограничена тем источником, который ее породил. Именно поэтому он выступает против тех демократов, которые желают предоставить народу полный суверенитет: не всякое демократическое, по своему способу принятия, решение обязательно направлено на благо людей. Речь идет не об аргументе против демократии, а об аргументе против абсолютизации власти коллективно принятого решения.

Роль правительства, следовательно, должна быть осмыслена согласно технической модели, его функция сравнима с функцией технического обслуживания завода: задача состоит не в том, чтобы производить какие-либо особые услуги, а следить за тем, чтобы механизм, который регулирует производство благ и услуг, содержался в хорошем рабочем состоянии. Этот механизм, обслуживание которого обеспечивает правительство, используется людьми для удовлетворения их собственных целей; он требует соблюдения определенных правил, что является также обязанностью правительства, как и производство услуг, которые рынок не может обеспечить.

Таким образом, деятельность правительства имеет два аспекта: принуждение, необходимое для поддержания общего порядка, и выполнение его служебных функций, где оно является одной из многих организаций.

Либеральная политическая социология стремится уменьшить место политики, так же как государства, правительства и политических деятелей, в общественной жизни и отводит экономике основополагающую и цивилизаторскую роль. Существенное вмешательство государства в сферу рынка рассматривается как отставание в эволюции: историческая модель Хайека близка к модели Дарвина. 244

П1а.мрт что Дарвин внес в естественные науки соревновател няоКшД™ь™оторая до этого^рисутствовала у обществоведов.

Конкурентная борьба за политическую власть согласно Шумпетеру

Хотя он более сдержан, чем Хайек, в своих оценках эффективности рынс ной экономики, Йозеф Шумпетер предложил теорию демократии, которая : имствует свой принцип у рыночной логики. По его мнению, следует отказать от классических определений демократии, основанных на общем благе и во народа: он рассматривает ее как теорию соревновательного управления. О* является продуктом капитализма.

В классических теориях предполагается, что народ формулирует для себ точную и рациональную идею по каждой специфической проблеме и осуще^ ствляет ее на практике, избирая своих «представителей», которым поручае воплотить в реальность его волю. Таким образом, в классической теории соответствует следующему сценарию: избиратели наделены властью принимат решение в области тех или иных политических проблем, что является оснс ной целью демократий, которой подчинен выбор представителей. Шумпе предлагает поменять местами порядок элементов, подчинив урегулироват данных проблем выбору тех лиц, которым поручено воплотить в жизнь вол избирателей. Роль народа заключается в том, чтобы позволить формирован^ исполнительной власти с помощью выборного механизма, обладать право* назначать ее и отзывать. «Демократический метод представляет собой инст туциональную систему, которая ведет к принятию политических решений и| которой отдельные личности уполномочены законодательно оформлять эт^ решения в результате конкурентной борьбы за голоса избирателей».

Таким < разом, мы располагаем критерием, основанным на существовании эмпириче ски констатируемой операции — соревновательным выбором, четко идент фицируемым, чтобы отличать демократические режимы от недемократических. Согласно Шумпетеру, другое преимущество его определения заключаете в том, что подчеркивается значение политического штаба, т. е. группы люде# осуществляющей лидерство, господство, что соответствует структуре всех КС лективов, которые не могут действовать без «выработанной воли», способно# в частности, превратить латентную волю в реально существующую.

Подобно тому, как в экономике конкуренция никогда не может быть сое шенной, хотя постоянно присутствует, мы обнаруживаем ее в политической жизк при использовании методов конкурентной борьбы, убедительно доказавшей св право на существование: свободные выборы из числа свободных кандидатов. I существуют механизмы, искажающие конкуренцию. Так, начиная с силы, де- ' монстрируемой руководителем, чтобы воспрепятствовать всякой конкуренции (монополия через насилие), и до конкуренции чистой и совершенной (которой фактически никогда не бывает) в демократии имеется в наличии целая палитра ограничений. Шумпетер наделяет политическую конкуренцию способностью создавать другие свободы: свободные выборы требуют наличия свободы выражения своего мнения, свободы печати. Его концепция демократии ведет та* к отказу от той концепции, по которой партия представляет собой группу людей, ставящих перед собой цель содействовать соблюдению общественного интереса, «руководствуясь определенным совместно выработанным принципом». Партии могут выставлять на всеобщее обозрение программы, их характеризующие, однако речь идет не о чем ином, как об эквиваленте товарных знаков на продаваемых в универмаге изделиях, которые содействуют их успешному сбыту. Но товарный знак изделия не характеризует магазин, также как программа не характеризует политическую партию. «Партия — это группа людей, которые ставят перед собой цель действовать совместно в конкурентной борьбе за политическую власть». Все это объясняет тот факт, что различные партии могут иметь совершенно одинаковые программы. Таким образом, партии являются регуляторами конкуренции45.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме Правовое государство и рынок:

  1. 1.5 Основные концепции правового образования
  2. § 2. Основные моменты истории (периодизации) Русского государства и права
  3. § 4. Юридическое лицо н правовой нигилизм
  4. § 2. Права человека и формирование правового государства в России
  5. § 1. Причины и условия формирования социального государства
  6. 27.2. Формирование полицейского государства
  7. 30.2. Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина
  8. Правовое государство и рынок
  9. § 1. Государство, государственное образование, территориальная автономия и административно-территориальное деление
  10. § 1. Роль и место теории государства и права в системе гуманитарных наук
  11. 5. Соотношение общества и государства
  12. 1. Государственно-правовое воздействие на экономику
  13. § 4. Внутренние функции Российского государства
  14. ВОЗМОЖНОСТИ ПРАВОВОГО ВЛИЯНИЯ ГОСУДАРСТВА НА БИЗНЕС-ПРОЦЕСС
  15. 4. Реформы образования — важный аспект социальной политики современных государств
  16. 7.2.3. Социальное государство
  17. 7.3.2. Территориально-политическое устройство государств
  18. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА. ПОЛИТИКА, ИДЕОЛОГИЯ, ГОСУДАРСТВО. ГЕОПОЛИТИКА: КЛАССИЧЕСКАЯ И НЕКЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ
  19. ГЛАВА 1. Объективная необходимость правового сотрудничества государств в условиях глобализации
  20. ГЛАВА 4. Согласование национальных и интернациональных интересов в процессе правовой интеграции и адаптации