<<
>>

ПРЕОДОЛЕВАЕТ ПРИРОДНУЮ РАЗОБЩЕННОСТЬ ЛЮДЕЙ

Платон обосновывает возникновение общественной жизни и го дарств с меньшей категоричностью, чем Аристотель. Человек Плато??йли~госУ“| нее, в данном случае Протагора, есть животное, обладающее пот Т°Ч"я

чтобы удовлетворять их, он тяготеет к общественной жизни, но перед ТЯМИ,Ц разрушения группы вынужден построить для нее город.

Можно считать, ^т8°3 _ носительная) хрупкость человеческой социальности приводит к усилению рта пощдчес^горщодства (другой диалог о социологии Платона см.: гл. VI,

Софист Протагор в одноименном диалоге Платона излагает миф о происхождении человеческого рода. При создании видов живых существ Зевс поручил двум &ыеьям’ Эпиметею и Прометею, распределить между ними качества, необходи- для выживания; придерживаясь простых правил экологии, Эпиметей, которому Прометей предоставил свободу действий, одним дает силу, другим — ско- Яучаета маленьких животных наделяет норами либо крыльями. Каждый вид по-!

оружие, например рога, или защиту, например раковину. Так возникает равновесие между видами животных. Но когда Прометей проверил проделан-

ш. Человек — политическое животное

57

ную работу, то увидел, что Эпиметей ничем не наделил человека: из всех животных он один остался голым, безоружным, без орудий труда. Чтобы помочь людям выжить, Прометей крадет огонь у Гефеста и ловкость у Афины. Как мы отмечали выше (гл. II, с. 24), человек сможет теперь удовлетворять свои потребности не с помощью инстинктов, которые создают лишь врожденные навыки, а с помощью институтов, с помощью ухищрений, отвечающих требованиям выживания. Изобретательность становится природой человека.

Входит ли в эту природу политика? Нет. Прометей смог дать людям средства, необходимые для жизни, но политика ускользнула от него. Она была в ведении самого Зевса и была спрятана в акрополе, который охраняли грозные стражи. Искусство богов, политика не была передана людям вместе с другими средствап ми выживания.

Но если политика не стала даром Прометея, то как же она появилась? Получив ресурсы, необходимые для существования, люди стали поклоняться богам, которые «допустили» их к участию в своей судьбе. Затем появляются членораздельная речь, а также различные технические средства. Но люди оставались разобщенными: они не жили в городах и оказались даже слабее животных, так как, не владея искусством политики и одной из ее составляющих — искусством войны, не могли справиться с ними. (О связи войны И ПОЛИТИКИ см. гл. VII.) Люди иногда собирались вместе, но им не удавалось жить сообща, они снова расходились и гибли. Поэтому Зевс, желая спасти людей, послал Гермеса передать им стыд (а!с1о) и правду (сИкё), чтобы существовали в «городах гармония и связи, порождающие дружбу». Следовательно, политика отнюдь не первична в становлении человечества, а есть более поздний дар богов, сделанный ими потому, что другие общественные связи были недостаточны, для собирания людей в города (и предоставления им тем самым средств выживания). Ни религия, ни язык, ни труд недостаточны, чтобы обеспечить существование прочных общественных связей. Для воцарения дружбы (которую следут понимать здесь как противоположность враждебности), позволяющей преодолеть разобщенность, городдолжен руководствоваться принципами взаимности и уважения друг к другу. Искусство политики выступает не столько как техника руководства, сколько как искусство выстраивания общественных отношений. Необходимость политики для выживания человечества подчеркивается твердым решением Зевса избавиться от тех, кто не способен приобщиться к стыду и правде: Гермес получает приказ убивать таких людей. Жизненно важный характер политики придает ей, таким образом, некий священный смысл.

Кстати, из такого происхождения и предназначения политики Протагор выводит свое обоснование деятельности институтов, таких, например, какие существовали в Афинах и гарантировали всем гражданам политические права. Для того чтобы город, цель которого — преодоление разобщенности, мог существовать, в отличие от специальных знаний (архитектура или медицина), все должны быть приобщены «к политическому достоинству» (т.

е. иметь возможность высказывать свое мнение относительно стыда и правды). Итак, политическое искусство — это искусство, позволяющее обеспечить примат единства над разобщенностью, единственного над множественным. Но Протагор не делает из этого вывод, что политика должна быть делом одного-единственного человека, напротив, онадолж-

на быть общим делом. Пусть все имеют возможность вмешиваться в дела _

г города

пусть множественное заботится о единственном — таково его требование. ^

гор считает, что это необходимое каждому качество — политическое достоинств

^в^илу своего характера привносится в природу человека, который перВОН

был его лишен, и что, не будучи врожденным, оно может быть <- г г „ 3 3 р , приобреп

но благодаря обучению. Следовательно, в политической мысли софистов, Б ТГ

виде как ее излагает Протагор, мы находим одновременно утверждение относ

тельно жизненно важного характера политических связей, утверждение птнг>^1,

тельно вторичной природы этих связей, ведущее к теориям общественного ДОГфв!

вора, и утверждение, согласно которому политическое достоинство может

пере

даваться посредством воспитания, что противостоит элитистским теориям, писывающим РРИ

политическую компетентность индивидам, наделенным осооы|

качествами наследственного характера.

СУЩЕСТВОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛА ОТУНИЧТОЖЕНИЯ (АВГУСТИН, ЛЮТЕР)

Если Пвотагор рассматривает создание города как появление института, , «_ печивающего обес!

выживание человечества, для которого он является условием г

можности существования общества, то христианская традиция, если не счита

тех ее носителей, которые испытывали на себе влияние Аристотеля, видит в

роде средоточие зла. Самый первый миф об этом — это миф о Каине, кото *

будучи основателем города, убивает своего брата, пастуха Авеля. Эта драмгРЫ

природную склонность человека к насилию; подобную драму . ш

тин усматривает в основании Рима и убийстве Рема Ромулом. Libido » . У 3 F J aommane

(что можно перевести как воля к власти) заложено в сердце чепгтрь-я Гпа^ 4

TwiUbCj4.d-I раЖДЯНИЦ;

на, изгнанного из града Ьожия, где мирно царствует взаимная любовь.

В этой перспективе, если признается необходимость отказаться от

немедленного создания на земле града Божия — а Лютер считает, что фанатИдЩ

свойственна именно эта идея, — нужно осмысливать град земной, л

’ J F ’ политичес^*

кие связи, государство в логике наименьшего зла. По мнению немецкого ,

матора, зло настолько владеет людьми, что они могут продолжать ИСТребля-Я

друг друга вплоть до полного исчезновения человечества, и помешать этому

жет только политическое принуждение. Существование политической

, власти

монополизирующей насилие (так определяет государство на современном

версальн^беР), соответствУет естественному праву всех людей, имеЮщеМу Hii

У значимость и для христиан, и для турок. Поэтому мятежники, В0(Д

стающие против государственной власти, т. е. не преступники, а те, кто хоче

уничтожить государство как таковое (и тем самым оградить преступников от|1|

наказания), представляют собой самую большую опасность. Их истребление

конно и необходимо. При этом Лютер считает, что долг правителей состоит .f'!|

том, чтобы уничтожать банды фанатичных грабителей-иконоборцев, которые,;

если дать им свободу действий, разрушили бы государство и тем самым уничто-’ жили бы само человечество. Итак, Лютер вслед за Августином связывает необходимость государства (или гражданского общества) с общим положением человека, обреченного на зло вследствие грехопадения. Тем самым политическая власть наделяется сверхлегитимностью. Даже плохой политический режим предпочтительнее отсутствия политического режима. Августин Блаженный полагает, что, если Август лучше Нерона, то Нерон предпочтительнее отсутствия политической власти: несмотря на то, что его libido dominandi приводит к крайней жестокости, он может тем не менее обеспечить относительный мир — земной, но реальный (см. с. 287). Аналогичный подход свойственен Лютеру.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме ПРЕОДОЛЕВАЕТ ПРИРОДНУЮ РАЗОБЩЕННОСТЬ ЛЮДЕЙ:

  1. Редукция родовых и индивидуальных характеристик людей к природным факторам
  2. § 14. Природные компонентыи природно-территориальные комплексы (ПТК).Ландшафты
  3. ЗАГРЯЗНЕНИЕ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ. ИСТОЩЕНИЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  4. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ И ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ
  5. § 12. Природные ресурсы. Ресурсобес1еченность ипрогнозирование состояния природных ресурсов
  6. В умах людей
  7. Сотворение людей богами
  8. 1. Поведение людей и право
  9. Понимаете ли вы других людей?
  10. Знания первобытных людей
  11. 4.3. Специфика межнациональных отношений людей
  12. Сколько людей, столько и ракурсов
  13. ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ БЕЗДОМНЫХ ЛЮДЕЙ
  14. Организация полушарий у людей искусства
  15. 7. Повседневная жизнь советских людей
  16. «ЗЕМЛЮ ИЗЪЯТЬ, ЛЮДЕЙ - ВЫСЕЛИТЬ!»
  17. Как представлять людей друг другу
  18. 3 ПСИХОЛОГО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ РЕГУЛЯТОРЫ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЮДЕЙ
  19. Нормальные взаимоотношения людей — тонкая материя