<<
>>

УБИЙСТВО ПРАРОДИТЕЛЯ

С присущей ему позитивистской осторожностью Фрейд представляет свою гипотезу убийства прародителя как эпистемологический «научный миф»1. Речь идет 0 «хорошо сконструированном бреде», подчиняющемся критерию, позволяющему оценитьинтерпретацию не в категориях истинного и ложного, ас точки зрения символической эффективности, проявляющейся при лечении негативными или позитивными терапевтическими реакциями, в перерождении, в появлении новых симптомов или нового материала2.

Для объяснения причин запрета кровосмешения Фрейд исходит из гипотезы Дарвина: изучая поведение высших обезьян, Дарвин пришел к выводу, что первоначально люди жили небольшими стаями, где ревность самого старшего и самого сильного самца служила препятствием повальному сексуальному сближению.

Этот матерый самец был единственным хозяином самок, и, чтобы сохранить свою монополию, он, по мере взросления своих сыновей, изгонял их из семьи. Никакие наблюдения над этой первоначальной стадией жизни общества не проводились, но данное описание соответствует наблюдениям и концепциям психоанализа и антропологии. В антропологии хорошо известны тотемные застолья, когда клан пожирает свое тотемное животное. В индивидуальной форме это действо запрещено, и, когда животное съедено, его начинают жалеть и оплакивать. Сценарий в первобытном племени каннибалов мог быть таким: «В один прекрасный день изгнанные братья соединились, убили и съели отца и положили таким образом конец существованию отцовской орде. Они осмелились сообща и совершили то, что было невозможно каждому в отдельности. Может быть, культурный прогресс, умение владеть новым оружием дали им чувство превосходства... Тотемическая трапеза, может быть, была первым празднеством человечества, была повторением и вспоминанием этого замечательного преступного деяния, от которого многое взяло свое начало: социальные организации, нравственные ограничения и религия» (Фрейд 3.
Тотем и табу. М.: Госиздат, 1923, с. 151).

Таким образом, люди объединились не ради выживания, а ради того, чтобы положить конец некоей монополии на наслаждение, из которой они были исключены. Убив самца-монополиста, они открыли для себя эффективность кооперации: теории общественного договора выдвигают гипотезу общественной жизни как фактора прироста силы, однако у Фрейда, в отличие от Гоббса, люди объединяются не по рациональному расчету, а убеждаются в эффективности объединения, когда сообща совершают преступление.

Убийство отца открывает им доступ к наслаждению, все они любили его и совместно пожирают его, тем самым как бы идентифицируются с ним, получив каждый какую-то долю сил жертвы — людоедская нежность убийцы к своей жерт- Ве’ наиболее разработанная версия которой воплощена в христианстве. Но силу

табу/Й!1:

Эта гипотеза была впервые выдвинута в книге «Тотем и табу» в 1911 г. См.: Фрейд 3. Тотем и М.: Госиздат, 1923.

Freud S. Constructions dans l'analyse (1937).

убитого превосходит еще большая сила — сила чувства собственной вины. Мертвый становится могущественнее, чем он был при жизни, и то, что им было запрещено самим фактом существования отца (свободный доступ к самкам), те_ перь сыновья-убийцы сами запрещают себе под воздействием «позднего послу-' шания», подчинившись Закону мертвого отца, того самого отца, который был< любим и убит ими. Поэтому виновность порождает сразу два табу: запрет на убийЯ ство тотема (эквивалент отца) и запрет на сексуальные отношения с женами пра-J родителя после их освобождения от его власти (что приводит к экзогамии). Комбинируясь друг с другом в структуре бессознательного, эти табу создают эдипов комплекс: запрет на половые отношения с матерью и убийство отца, чтобы за_ владеть матерью. Запрет кровосмешения, родственной сексуальной близости принуждает к экзогамии, предотвращающей воспроизводство структуры обладания, которая привела молодых самцов к объединению: «Половая потребность^ не объединяет мужчин, а разделяет их.

Если братья заключили союз для того чтобы одолеть отца, то по отношению к женщинам каждый оставался соперником другого, каждый, как отец, хотел овладеть ими для себя, и в борьбе всех против ! всех погибла бы новая организация. Но самых сильных, кто мог бы с успехом! взять на себя роль отца — было несколько. Таким образом, братьям, если они! хотели жить вместе, не оставалось ничего другого, как, быть может, преодолев серьезные разногласия, установить запретна инцест, благодаря которому все они! одновременно отказались от желанных женщин, ради которых они прежде все го и устранили отца. Они спасли таким образом организацию, сделавшую их, сильными и основанную на гомосексуальных чувствах и проявлениях, которые могли развиться у них во время изгнания». (Там же, с. 165.)

Первоначальная типичная форма человечества, возникшая вслед за убийством тирана-прародителя (Urvater), характеризуется тем, что люди живут в рамках ограничений, связанных с тотемной системой, и представляют собой ассоциацию, в которой все пользуются равными правами. Братство и равенство действительно являются двумя столпами общества, но это братство в преступлении и равенство в запрете кровосмешения1.

Тезис о том, что человечество как таковое возникло в результате объединения людей, связанных виной за совместно совершенное преступление, настолько важен для Фрейда, что он не колеблясь объявляет его «наследственным ядром» бессознательного. Формулируя это по-другому, т. е. не отрицая существования и полезности подавления стремлений, Фрейд отдает структурный приоритет понятию «сдерживание в себе», что соответствует не экзогенному механизму, а механизму, связанному с самой динамикой стремлений и желания: как пишет Лакан в своем «Телевидении», семья и общество зарождаются из этого сдерживания, а не наоборот. И именно в этом состоит расхождение между фрейдовскими теориями и «психоаналитическими» теориями, пронизанными социологизмом Н. Элиаса, Г. Маркузе, Бурдье и т. д.

Теория убийства прародителя позволяет понять механизм функционирования организованных масс: Государства, Церкви, Партии; см. гл. VI. С. 183—190 В мире североамериканской преступности контрактом называется заказное убийство. Фрейдистский общественный договор ближе к этой модели, чем к модели передачи индивидуальной воли всемогущему вождю, который принесет мир, порядок и процветание. Если группа юнцов — убийц своего отца, которые отныне подчинены его неоспоримому авторитету, поскольку это авторитет того, кто мертв и любим, воплощает изначальную форму общественной жизни, то она показывает также всю хрупкость этой формы, поскольку братство и равенство субъектов в общественной жизни (Gesellschaft) появились в результате совместного (gemein) убийства, от которого они унаследовали чувство общей вины.

<< | >>
Источник: Кола Доминик. Политическая социология/ — М.: Издательство «Весь Мир», «ИНФРА-М». —XXII, 406 с. — (Серия «Университетский учебник»).. 2001

Еще по теме УБИЙСТВО ПРАРОДИТЕЛЯ:

  1. ВОПЛОЩЕНИЕ ПРАРОДИТЕЛЕЙ-ТВОРЦОВ
  2. § 3. Убийство (Mord)
  3. Убийство Бутурлина
  4. ФИЛОСОФИЯ УБИЙСТВА
  5. Убийство Тиме
  6. СВИДЕТЕЛЬСТВА УБИЙСТВА
  7. УБИЙСТВО ДИВНОЕ И НЕЗНАЕМОЕ
  8. УБИЙСТВО РОДИЧА - ЧАСТИЧНОЕ САМОУБИЙСТВО
  9.    Убийство Верещагина
  10. Убийство Грибоедова
  11. Убийство в Ипатьевском переулке
  12.    Убийство «Святого черта»
  13. Убийство «Святого черта»
  14. Заговор и убийство Павла I
  15. Убийство по национальному признаку
  16. УБИЙСТВО ЛЯО ЧЖУН-КАЯ