<<
>>

Эмпирическая оценка. Заключение

Может ли закон социального центра притяжения рассматриваться как проверенная номотетическая теория1? Гмнгстен [Tingsten 1937: 230-231] утверждает, что 1) избирательное участие в пределах группы возрастает вместе с ее относительной силой и 2) предпочтение отдельной группой партии, которая в целом может рассматриваться как наиболее полно представляющая ее интересы, возрастает вместе с силой группы.

При этом исследователь подчерки- ва( г, что электоральное поведение зависит от социально- ншномического окружения индивида, поскольку поведение всегда связано с ценностями и поведением других индивидов и групп.

В поисках дальнейших систематических подтверждений закона социального центра притяжения мы можем обнаружить, что, хотя многие политологи упоминают закон Тингстена, очень немногие действительно проверяют его эмпирически. Ниже мы рассматриваем четыре различных исследования, в которых представлены эмпирические доказательства рассматриваемого закона.

Четыре эмпирических исследования

Проведенное Эриком Аллардтом исследование электоральной активности в Финляндии в промежутке между 1945 и 1954 гг. косвенно подтвердило закон Тингстена. Теоретический подход Аллардта был основан на гипотезе перекрестного давления, которую он операционализирует в двух эмпирически проверяемых утверждениях: а) «чем более изолированно группа отстоит от других групп, тем выше ее электоральное участие»; Ь) «чем больше контактов группа имеет с другими группами, тем ниже ее электоральное участие» [Allardt 1956: 15]. Первое утверждение относится и к данной работе. Аллардт анализирует сводные данные по четырем парламентским выборам в Финляндии, которые имели место в течение рассматриваемого периода. На основе этого анализа ученый сформировал три группы, состоящие из муниципалитетов с низкой, нормальной и высокой электоральной активностью, после чего описал характерные особенности муниципалитетов в каждой группе.

Полученные при этом результаты подтверждают два приведенных выше утверждения. Особенно интересна в данном смысле типичная социально-экономическая структура в муниципалитетах, которые принадлежат к группе с высокой активностью. Эти муниципалитеты часто являются однородными в социально-экономическом отношении (с доминированием или сельского хозяйства, или промышленности) и имеют одну преобладающую политическую партию [Allardt 1956: 53-71]. Даже при том, что Аллардт использует данные исключительно для верификации гипотезы перекрестного давления, он в то же самое время косвенно подтверждает закон социального центра притяжения. Там, где ученый указывает на нехватку перекрестного социального давления, он фактически рассматривает ситуацию социального преобладания в терминах Гингстена. Таким образом, рассматриваемое исследование показывает, что социальное преобладание а) поощряет однородное электоральное поведение и Ь) повышает электоральное участие.

Одним из немногих авторов, который однозначно использует работы Тингстена в качестве теоретической отправной точки, является Ёран Густафсон. Проведенное им исследование электоральной неустойчивости в Швеции к 1960-1970 гг. основывалось на предположении о том, что социальная среда является, или, по крайней мере, являлась, доминирующим фактором, влияющим на электоральное поведение. Теоретический подход Густафсона состоит из двух конкурирующих моделей: «модели давления» и «модели перехода».

Модель давления формулируется исследователем при рассмотрении перекрестного давления, предложенного Ла- зарсфельдом, Берельсоном и Годе, а также закона социального центра притяжения Тингстена. Согласно этой модели, между различными регионами страны существуют значительные различия в степени изменения политического поведения. Эти различия, как предполагается, вызваны социальной структурой самих регионов: преобладание создает социальное давление, которое, в свою очередь, приводит к однородному избирательному поведению. Следовательно, муниципалитеты с гомогенной социальной структурой должны продемонстрировать меньшие различия между двумя выборами, чем муниципалитеты со структурой, которая является гетерогенной.

При этом Густафсон соединяет социальную структуру с силой партий, принимая во внимание и социально-экономические переменные, и результаты предыдущих выборов.

Вторая объяснительная модель, модель перехода, предполагает эффект «конца идеологии»: стойкая приверженность социальных классов к политическим партиям, как предполагается, со временем уменьшилась [Gustafsson 1974: 7-51].

Густафсон использует множественный регрессионный анализ, в котором результаты выборов на местном уровне составляют зависимые переменные, в то время как независимые переменные представляют местную социально-экономическую структуру. Далее ученый сравнивает спроектированные значения, выведенные с помощью регрессионных уравнений, с реальными электоральными результатами. При этом проводится детальный анализ разностей между ожидаемыми и наблюдаемыми значениями — для того, чтобы оценить, какая из предложенных объяснительных моделей верна.

Конечно, обе рассмотренные модели имеют некоторые основания, но модель давления представляется нам более сильной по сравнению с моделью перехода. С помощью модели давления может быть объяснена примерно половина изменений, тогда как модель перехода можно считать верной только в одной четверти случаев [Gustafsson 1974: 274-278].

Но могут ли результаты, полученные Густафсоном, рассматриваться как показатель, свидетельствующий в пользу закона социального центра притяжения? Мы думаем, что нет. Даже при том, что упомянутый исследователь рассматривает социальное давление, он использует закон Тинг- стена просто как отправную точку, а не как гипотезу, не предлагая эмпирической проверки закона на вышеуказанных условиях. Применяемый Густафсоном способ соединения политической и социальной структуры особенно проблематичен, поскольку связан с очевидным риском кругового замыкания причинных связей. Несмотря на явную ссылку на работы Тингстена как на теоретическую основу, Густафсон не дает нам веских свидетельств ни за, ни против закона социального центра притяжения.

В своем опубликованном в 1970 г. исследовании политического поведения в Великобритании Дэвид Батлер и Дональд Стоукс используют пример масштабного опроса. Приводимые ими данные взяты из материалов Национальных опросов общественного мнения, проведенных в 1963-1966 гг., в ходе которых было проинтервьюировано более чем 120 тыс. респондентов из 184 избирательных округов. Анализируя поддержку избирателями среднего и рабочего классов Лейбористской или же Консервативной партии, упомянутые исследователи обнаружили, что закон Тингстена вполне мог быть верифицирован — по крайней мере в плане связи между Лейбористской партией и рабочим классом.

Батлер и Стоукс сначала сравнивают политические предпочтения в горнодобывающих и прибрежных районах. И горнодобывающих районах в социально-экономическом плане преобладал рабочий класс: 89 % жителей были опреде- 1сны как рабочие, тогда как в прибрежных районах к рабочему классу можно было отнести 56 % населения. В горнодо- »ывающих районах 91 % рабочих заявили, что они поддерживают лейбористов, а в прибрежных районах аналогичный показатель составил лишь 48 %. В прибрежных районах консерваторы фактически опережали Лейбористскую партию с заявленной лояльностью в 52 % среди рабочих. Для среднего класса поддержка Консервативной партии против Лей- юристской партии в горнодобывающих районах составляла 64 % и 36 % соответственно. Это явно контрастирует с 93 % голосов, отданных за консерваторов, и 7 % — за лейбористов и прибрежных районах [Butler, Stokes 1970:144-145]. В своем анализе всех избирательных округов Британии Батлер н Стоукс приводят два графика разброса. На первом они ото- gt;ражают отношение избирателей среднего класса к доле под- (сржки консерваторов в пределах этого класса. Второй изо- | »ражает отношение избирателей-рабочих к доле поддержки юйбористов в пределах класса. Оба графика разброса нелинейны, хотя в случае с консерваторами график направлен вниз. В случае рабочего класса в отношении к Лейбористской партии показана еще более сильная связь: поддержка Лейбористской партии возрастает нелинейно вместе с чис- юиностью рабочего класса, когда его относительная доля пеличивается [Butler, Stokes 1970:146-148].

11ам представляется, что закон Тингстена в исследовании Бач лера и Стоукса получает четкое доказательство.

Приве- юпная нами третья формулировка закона — «с возрастанием преобладания социального класса в локальном окружении он становится все более однородным при выборе партии» — вполне может рассматриваться как подтвержденная Батлером и Стоуксом.

Четвертым исследованием, относящимся к рассмотрению закона социального центра притяжения, является проведенный Ингемаром Вёрлундом анализ изменений в природе поддержки шведской Социал-демократической партии между 1921 и 1940 гг. Вёрлунд использовал сводные данные на муниципальном уровне, проверяя связь между количеством голосов, отданных за социал-демократов, и долей индустриальных рабочих в муниципалитетах, но при этом не смог обнаружить свидетельства какой-либо нелинейной зависимости между упомянутыми переменными. Напротив, он обнаружил, что в относительном выражении сила Социально-демократической партии в муниципалитетах с меньшим количеством индустриальных рабочих превышала силу поддержки партии в муниципалитетах с большим количеством рабочих [Worlund 1990:49-57]. В таком случае закон Тингстена не подтверждается данными Вёрлунда, поскольку им была установлена только линейная зависимость между социально-экономическим контекстом и голосованием за социал-демократов.

Пересматривая Тингстена

Мы выяснили, что, несмотря на частые ссылки на Тингстена, систематические эмпирические доказательства его закона представляются редко. Чтобы больше узнать о так называемом эффекте притяжения, мы сделали попытку перепроверить оригинальные данные Тингстена, представленные информацией по пятидесяти пяти избирательным округам на выборах нижней палаты в Стокгольме в 1932 году.

Корреляции, обнаруженные между долей рабочих и двумя зависимыми переменными (г Пирсона), следующие:

Голосование за социалистов

Явка среди рабочих

Доля рабочих

0,98

0,65

р =0,000

р =0,000

Приведенная таблица представляет собой простую матрицу корреляции для трех переменных: относительной доли рабочих среди всех избирателей, электоральной явки среди рабочих и доли голосов, отданных за социалистов.

Доля рабочих — независимая переменная — обладает высокой степенью корреляции с двумя зависимыми переменными (/gt; 0,000). Кроме того, чрезвычайно высока (0,98) корреляция между долей рабочих и голосованием за социалистов.

; )го означает, что закон Тингстена недействителен: между двумя упомянутыми переменными нельзя найти нелинейную связь. Впрочем, из-за более низкого коэффициента корреляции все еще существует возможность того, что явка избирателей среди рабочих будет соответствовать нелинейной регрессионной модели в отношении независимой переменной. Чтобы проверить это, мы представили случай Тингстена в форме графика разброса. График разброса, который показывает почти совершенно линейную связь между долей рабочих и голосованием за социалистов, приведен ниже. Кроме того, мы составили регрессионные уравнения, отобразив линии, соответствующие регрессионной модели, на графиках разброса.

О чем говорит нам подобная перепроверка данных Тингстена? Она означает, что доказательства, на которых Тинг- стен основывал свой закон социального центра притяжения, не могут в достаточной степени подтвердить его. В оригинальных данных не обнаруживается никаких нелинейных взаимосвязей, вызванных социальным преобладанием. Однозначные линейные корреляции поддерживают лишь альтернативную гипотезу относительно простой зависимости между социально-экономическим фактором и выбором партии. Соответственно закон социального центра притяжения должен все еще рассматриваться как простая гипотеза.

Чтобы с определенной степенью уверенности подтвердить или опровергнуть утверждение Тингстена, его необходимо проверить на большом объеме сравнительных данных.

Заключение. Работы Тингстена цитировали многие, но эмпирически рассматривали лишь некоторые. Существующие эмпирические доказательства указывают в различных на-

у = 1,3884х- 18,693 R2= 0,9594

Голоса социального класса III как процент от общего кол-ва процентов

Рис. 15.1. Соотношение голосования за социалистов среди рабочих и избирателей в целом

у = -0,0103х2 + 1,584х + 13,584 R2= 0,5263

Голоса социального класса III как процент от общего кол-ва процентов

Рис. 152. Уровень явки среди рабочих в отнсзшении к числу рабочих среди избирателей

правлениях. Предшествующие исследования не дают определенного доказательства обоснованности суждений рассматриваемого исследователя.

Кроме того, указывая на высокое значение линейной за- имсимости, мы показали, что оригинальные доказательства, представленные Тингстеном, строго говоря, не являются правомерными в качестве доказательств закона: в исходных донных, приведенных ученым, социальное преобладание иг вызывало экспоненциальной однородности в электоральном поведении. Однако это не дает нам права развенчивать Тингстена. Просто существует определенная потребность к новом исследовании, которое было бы сосредоточено на проверке рассматриваемого закона при помощи достаточных эмпирических данных, специально собранных для этой цели.

В дальнейшем исследовании необходимо уделить особое внимание разграничению социальных и географических контекстов, в которых разыскиваются потенциальные эффекты закона Тингстена. При этом крайне важно обнаружить достаточное «соответствие» между социо- географическим контекстом и уровнем анализа электоральных данных. Кроме того, следует выполнить многократные проверки с применением различных количественных критериев к «социальному преобладанию». При этом необходимо проверить идею о существовании критических порогов для уровня, на котором социальное преобладание является действенным. Так, на определенном уровне влияние социального преобладания на электоральное участие и выбор партии может быть незначительным, отсутствующим и даже отрицательным. Однако выше этого уровня влияние может быть очевидным. В результате регрессионный анализ, выполненный на различных уровнях преобладания, может выявить немало интересных моделей.

Кроме того, нужно попытаться поместить точку зрения Тингстена в надлежащий социально-исторический контекст. Если модернизация и распространение глобальных коммуникационных технологий действительно изменили политическое значение местного контекста, то, конечно, было бы интересно понять, демонстрируют ли одни и те же районы различные модели в различное время. Также было бы весьма любопытно провести параллельную

проверку в ряде стран, находящихся на различных уровнях социально-экономической модернизации.

Пока результаты таких исследований недоступны, слишком рано выносить категорическое решение относительно того, является ли закон Тингстена примером социального постоянства или просто «одной из тех хороших идей, которые работают не очень хорошо».

Литература

Allardt 1956: Allardt Е. Social struktur och politisk aktivitet. Helsingfors, 1956.

Butler, Stokes 1970: Butler D., Stokes D. Political Change in Britain. London, 1970.

Gustafsson 1974: Gustafsson G. Partistyrka och partistyrkeforskjut- ningar. Lund, 1974.

Lazarsfeld, Berelson, Gaudet 1968: Lazarsfeld P., Berelson R., Gau- detH. The People’s Choice. New York, 1968.

Svasand 1999: Svhsand L. Kryss-press hypotesen // Teori og metode i samfunnsfaga / red. S. U. Larsen. Oslo, 1999.

Taylor, Johnston 1979: Taylor P., Johnston R.J. Geography of Elections. London, 1979.

Tingsten 1937: TingstenH. Political Behavior. London, 1937.

Worlund 1990: Worlund I. Kampen om det ideologiska rummet. Umea, 1990.

<< | >>
Источник: под ред. С. У. Ларсена. Теория и методы в современной политической науке: Первая попытка теоретического синтена. 2009

Еще по теме Эмпирическая оценка. Заключение:

  1. Эмпирическая оценка. Заключение
  2. Эмпирическая оценка. Заключение
  3. Эмпирическая оценка. Заключение
  4. Эмпирическая оценка. Заключение
  5. Эмпирическая оценка. Заключение
  6. Эмпирическая оценка. Заключение
  7. Эмпирическая оценка. Заключение
  8. Эмпирическая оценка. Заключение
  9. Эмпирическая оценка. Заключение
  10. Эмпирическая оценка. Заключение
  11. Эмпирическая оценка. Заключение