<<
>>

История вопроса

  Профессор Кнут Даль Якобсен родился в Кристиан- санне в 1925 г. Он работал журналистом, прежде чем переехал в Осло, чтобы изучать политологию, и стал одним из первых обладателей магистерской степени по новой специальности.
Его магистерская диссертация на тему «Политика и управление: Иерархия лояльности среди госслужащих» была представлена к защите в 1955 г. Американские социологи Пол Лазарсфельд и Алан Бартон, которые находились в Норвегии в связи с реализацией плана Маршалла, вдохновили автора на дальнейшую работу. Якобсен проводил свои исследования в междисциплинарной научной среде, состоявшей из специалистов по юриспруденции Торстена Экхоффа и Торкела Оппсала, специалистов по социологии права Нильса Кристи и Томаса Матьесена, социологов Вильгельма Эуберта и Ингвара Лёхена, историка Йенса Сейпа и политологов Генри Валена, Стейна Роккана и Томаса Вюллера. Позже, особенно в период активной работы Юхана Ольсена, американская теория организации, основанная на традициях Герберта Саймона и Джеймса Марча, приобрела большое значение в научном мире. Именно в докторской диссертации Якобсена была впервые сформулирована теория централизации и сокращения активности [Jacobsen 1964], которая затем получила дальнейшее развитие в его работе 1966 г. и в последующих публикациях. В 1965 г. Якобсен стал первым профессором политологии в Норвегии. Получив кафедру государственного управления и теории организации университета в Бергене, в 1969 г. он уехал из Осло. Его увлекательная, уверенная, скрупулезная манера ведения научных исследований привлекла многих студентов и исследователей в так называемую Бергенскую школу. Якобсен проводил исследования в области управления в соответствии с историко-социологической традицией. Будучи опубликованными, эти исследования внесли определенный вклад в проблематику «государства всеобщего благосостояния» (welfare state). Более того, этот ученый способствовал проведению оригинального исследования роли развития науки и увеличения количества профессионалов для лидерских культур, для политического мышления, а также для развития всех типов организаций.

Якобсен работал в сфере социологии в Комитете по норвежским исследованиям (Hovedkomiteen for norsk forskning) и под держал введение курсов политических наук и административного управления на уровне старшей школы и колледжа. Кроме того, он являлся членом международного профессионального сообщества ученых. Между 1972 и 2000 гг. около 550 студентов защитили дипломы на степень магистра, а около 30 аспирантов получили докторские степени под руководством Якобсена. Именно таким образом известный раздел политологии — «Управление и теория организации» — уже на правах эмпирической науки стал важным источником знаний для широкой общественности и практическим руководством для органов государственного управления, организаций и предприятий. Кнут Якобсен скоропостижно скончался в 1999 г. в возрасте 74 лет.

Несколько идей, парадигмальных для системы представлений о централизации и децентрализации, содержится в теории бюрократизации Шмуэля Эйзенштадта [Eisenstadt 1959]. Ниже приводятся три наиболее значимые:

— Когда современное общество распадается на ряд конкурирующих коллективных участников, последние начинают бороться за влияние в государственном управлении. Конкуренция заставляет бюрократию разрабатывать свои собственные идеологические/нормативные основы, в попытке избежать попадания в сферу влияния какой-либо из борющихся сторон, В то же время бюрократия должна так приспособить к ситуации свои цели, структуру и культуру в целом, чтобы идти в ногу с новыми политическими явлениями, а также с целью приобретения и сохранения влияния (с. 307). Бюрократизация имеет место, когда властные модели и схемы принятия решений чиновничества распространяются на частную сферу деятельности. Примером этого является переход частных предприятий в государственную собственность или процессы, когда частные организации нанимают на службу собственных членов или когда университеты поощряют свои научные кадры становиться консультантами других организаций (с. 312). Дебюрократизация имеет место, когда частные организации, элиты или индивиды принимают на себя общественные задачи или роли целых общественных институтов.

Например, когда родители берут на себя управление государственными школами или когда частный капитал приватизирует государственные железные дороги, электростанции и телекоммуникации (с. 312).

Теория централизации и децентрализации проливает свет на взаимодействие между новыми классами и генерированием знаний. Разделение на классы создает множественность ценностей в политике. Новый блок специализированных знаний способствует пониманию способов, при помощи которых могут быть реализованы различные ценности. Таким образом, специалисты в определенных областях знания облекают позицию класса общества «в плоть и кровь» и разрабатывают специфически классовые, а также более общие (интегративные) модели действий. Генерирование знаний становится смыслом и движущей силой инноваций как внутри классов (например, в рамках промышленного и сельскохозяйственного капитала), так и в обществе в целом (в виде знания о демократической организации и в виде ситуаций, в которых отдельные профессионалы заслуживают доверия, несмотря на классовые и национальные барьеры). Профессионалы, благодаря возможности контролировать имеющиеся и генерировать новые знания, являются важными акторами в процессе приведения в действие политических решений органами государственного управления. Борьба между профессионалами за посты в органах государственного управления становится, таким образом, частью политической борьбы. При этом в рамках политологии было разработано учение о коллективных институтах и условиях участия в них всех желающих (например, взаимоуважение и доверие). Теория централизации и децентрализации проливает свет на напряженные отношения и постоянные перемещения между бюрократическими и политическими должностями, а также между социальными институтами и специфическими интересами в обществе. В современном мире классовая борьба и борьба знаний, каждая из которых является независимым процессом, постоянно переплетаются. Созданное таким образом сложное политическое пространство стало основой для перетекания власти между государством и обществом, между парламентами и бюрократиями.

Временами подобные перемещения можно квалифицировать как консервативные, а иногда — как инновационные по своей природе. То есть в одних случаях эти сдвиги осуществлялись классовыми силами, в то время как в других — их можно приписать силе знания, направляемой профессионалами и чиновниками. Рассматриваемая теория в состоянии зафиксировать некоторые черты гибкости, а следовательно, и прочности демократических государств. Главным вопросом для Якобсена были отношения между политическими институтами и классовыми интересами в демократическом обществе.

«...То, что для меня является сомнительным и проблематичным в моральном и политическом смысле, относится к последствиям передачи знаний, когда она выходит за рамки простой их передачи. Спорный вопрос заключается в классовых последствиях избранной формы передачи знаний...» [Jacobsen 1964: п].

Якобсен изучил познавательные модели, разработанные в трех основных профессиональных областях. Представители типичных классических профессий (например, юристы и священники) заботились о том, чтобы устоявшиеся ценности соответствовали практической деятельности. Идеальной при этом виделась единая устойчивая иерархия, управляемая элитой (патриархами), которая объединяет все общество (все живут под единым Богом и подчиняются одним законам, выработанным на основе традиционного набора ценностей). Представители технических профессий (например, врачи, инженеры и военные) при этом организовывали процессы, направленные на эффективное достижение конкретных целей. Представители же общественных профессий, такие, как экономисты, социологи, специально подготовленные социальные работники и политологи, появившиеся вместе с социально ответственным государством (государством всеобщего благосостояния), выполняли функцию упорядочивания, периодически подсказывая, как государство может вмешиваться в жизнь общества для достижения политических целей. Якобсен показал, что профессиональные группы важны как для разработки политических программ и решений, так и для их операционализа- ции и реализации.

Это стало возможным, когда профессиональные группы накопили сумму знаний, соответствующую статусу слабых слоев общества, обозначив методы увеличения доли политической власти этих новоиспеченных слоев, а когда демократическая конституция была принята, потребовали достойного места в иерархии. В ответ на это положение устоявшееся общество и его элита обычно усиливают сопротивление, укрепляя бюрократию и требуя от нее верности властным элитам. При более высоком уровне уверенности в себе слабые слои будут стараться увеличить свое представительство в парламенте. Если им это удастся, их лидеры будут требовать парламентского контроля над чиновничеством и даже радикальной реорганизации бюрократии. В этих условиях мы сталкиваемся с двойной централизацией власти: централизацией власти в самой бюрократии вокруг устоявшихся элит и централизацией власти в парламенте, по мере того как новые подвижные, прежде считавшиеся слабыми, слои получают там места. Таким способом новые ценности прокладывают себе путь в политику и даже в систему государственного устройства. Соответствующим

профессионалам было оказано содействие, административные системы были перенастроены и направлены на внедрение новых ценностей. Бюрократию заставили принять политическое лидерство, а новое знание использовалось для ее реорганизации.

В периоды децентрализации политико-административный процесс проходит иначе. После установления нового режима борьба вокруг ценностей в обществе идет на спад. Прежние управленцы побеждены, и их голоса больше не слышны. Государственное управление реорганизовано, и прежние маргинальные профессионалы занимают ведущие посты в модернизированном государственном управлении. В такой обстановке производство новых знаний и нововведений становится менее важным. Власть профессиональных чиновников расширяется. Власть парламента ослабляется. Децентрализация означает распространение образа мысли и действий, которые соответствуют принципу «цель оправдывает средства». Новый процесс мобилизации может возникнуть только тогда, когда ценности, лежащие в основе власти автономной бюрократии активно оспариваются.

«В ситуации, когда существует политическая согласованность и структура ценностей прочна, в центре внимания оказывается дихотомия “цель-средства”, и специалист, привычный к этой зависимости, а также его оценки и суждения, будет востребован просто потому, что он специалист. И наоборот, его репутация как специалиста сильно пострадает, как только эти фундаментальные ценности подвергнутся сомнению в его области знаний. Специалист, оперирующий отвергнутыми ценностями, играет весьма незначительную роль» [Jacobsen 1964: 13].

Теория централизации и децентрализации как отдельный предмет эмпирического академического исследования внесла свой вклад в изучение организаций и государственного управления. Она объединила теорию организации, социологию права и ролевую социологию, историю и политологию. Бюрократии и профессиональные сообщества представляют собой живые институты с определенным политическим влиянием. Теории организации пролили свет на внутреннюю жизнь этих институтов. Социология права и криминология исследовали методы, при помощи которых установленные законы стимулировали и устанавливали ограничения, и даже более того — как эти законы провели разделительную линию между нормой и отклонением от нормы, между законным и криминальным. Историческое исследование дало возможность составить представление об условиях доминирования и подчинения и выдвинуло на первый план вопрос о силах, ресурсах и времени, необходимых для принятия новых ценностей. Политическая же наука предоставила понимание деятельности официальных институтов: степени их мощи, косности, разрушений, неразберихи и двусмысленности, способных ослабить и подготовить их к переменам. Якобсен внес свой вклад в этот интерпретационный поворот в политологии. Распределение интерпретаций реальности и различных внутренних отношений — вот что теперь стало определять «структуры» общества. Таким образом, политическая структура (как объяснение действия) получила следующее определение:

«То, что я вкладываю в понятие политической структуры, есть отношения к технической реформе и к степени, природе и формам деятельности администрации среди клиентел и политических органов» [Jacobsen 1964:10].

<< | >>
Источник: под ред. С. У. Ларсена. Теория и методы в современной политической науке: Первая попытка теоретического синтена. 2009

Еще по теме История вопроса:

  1. Деонтология истории
  2. История вопроса
  3. Любительская лингвистика как орудие перекройки истории
  4. ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА
  5. История вопроса
  6. История вопроса
  7. История вопроса
  8. История вопроса
  9. История вопроса
  10. История вопроса
  11. История вопроса
  12. История вопроса