<<
>>

Всеобщность и проверяемость. Критика

  Всеобщность

Повторим, что Киркхаймер не предлагал гипотезу всеох- ватности как абсолютно надежный закон. Он был историче-

скии культурно определен, и Киркхаймер признавал возможность исключений по некоторым основаниям.

Было бы более справедливо сказать, что он подчеркнул то, что рассматри- нал как очень существенную тенденцию в развитии партий и Европе. Несмотря на последующие критические замечания, огромный интерес, произведенный его идеями, сам по себе является признаком той степени, до которой они помогли людям точно определить наблюдаемый процесс изменения. Как пишет Питер Мэйр, «невозможно отрицать реальности смены массовых партий или массовых интегративных партий более всеохватной моделью» [Май 1990: 119].

Проверяемость

Способ, которым сформулирована гипотеза, препятствует ее тщательной проверке. Киркхаймер выделял пять аспектов «всеохватной» трансформации, упомянутых выше. Но перевести их в эмпирические единицы непросто, и неясно, как они связаны друг с другом. В частности, среди тех, кто принял его аргумент, существует разногласие относительно того, имеют ли описанные изменения большее отношение к идеологии или к организации.

В первом систематическом обсуждении того, каким образом гипотеза могла бы быть «операционализирована» [Dittrich 1983], используемые показатели соответствовали не этим пяти аспектам, первоначально обрисованным в общих чертах Киркхаймером, а скорее пяти суждениям Уоли- неца, процитированным выше. Диттрих обсуждал возможности проверки этих пяти суждений и связанных проблем. Первое (избиратели становятся менее идеологизированными) можно было бы проверить с помощью лонгитюдных опросов, но намного сложнее проверить второе (партии признают это изменение). Что касается третьего суждения (партии уменьшают свой акцент на идеологии и ищут всеобщие проблемы), было бы необходимо разъяснить, что подразумевается под «уменьшением акцента на идеологии», хотя здесь можно исследовать партийные манифесты и программы.

И четвертое (отношения между партиями и их сторонниками изменяются), и пятое (другие партии подражают первой успешной «всеохватной» партии) суждения являются более трудными для перевода в исследовательские стратегии. В своем стремлении подчеркнуть идео логические аспекты гипотезы Диттрих последовал за Уоли- нецем.

Однако Мэйр [Mair 1990: 6] указывает, что четыре из пяти оригинальных аспектов Киркхаймера имеют отношение не к идеологии, а к организации, говоря, что «в общем, и прежде всего, всеохватная партия является организационным явлением». Но решение рассматривать ее прежде всего как организационное понятие не обязательно облегчает измерение или проверку. Другая недавняя попытка проверить тезис была предпринята Кроувелом в 1994 г. Кроувел использует не только собственные работы Киркхаймера, но и последующие комментарии, чтобы определить шесть измерений изменения партий в сторону всеобъемлющей модели, три из которых — сдвиг власти от рядовых членов к верхушке, профессионализация и изменение финансовой структуры — являются организационными. Он продолжает характеризовать ряд показателей организационного изменения, а именно: стагнацию или спад численности, уменьшение значимости партийного членства и увеличение важности государственного финансирования в доходах партий, все более капиталоемкий и профессиональный стиль проведения кампаний, рост количества профессионалов в центральной партийной организации и в структурах, поддерживающих парламентскую группу, незначительную роль членов партии в выборах партийного руководства и кандидатов в парламент и уменьшающуюся роль членов партии в разработке и реализации политики. Используя данные, относящиеся к 88 западноевропейским партиям, он заключает, что организационная трансформация партий в направлении всеохватности широко распространена и в основном касается социал-демократических партий, хотя модель также применима к партиям «зеленых».

Однако из-за двусмысленностей в оригинальной характеристике «всеохватной» партии остаются возможности для разногласия по поводу ее определяющих черт и наилучшего способа их измерения.

Как Мэйр написал в другой работе [Mair 1989: 258], проблема всех типологий партий состоит в том, что ни одна из них не является строгой: «Строгие критерии того, что составляет “всеобъемлющую” партию или “массовую” партию... установить нелегко». Та же самая проблема возникает, когда «всеохватная» партия сравнивается с «картельной партией», о которой говорится ниже.

11апример, в анализе Кроувела, который отчасти стремится оценить, как далеко партии развиваются во всеохватном или картельном направлении, растущая важность государственного финансирования рассматривается как характерная особенность не только «всеохватных» партий, но также и «картельных» партий. Эта запутанность мешает оценивать степень изменения или преемственности.

Критика

Проблемы, упомянутые выше при проверке «всеохватной» гипотезы, могут рассматриваться как часть более широкой критики. Во-первых, другие авторы задавались вопросом, как или до какой степени изменения, описанные Киркхаймером, происходили фактически. Как уже предполагалось, ответ будет частично зависеть от того, как каждый осмысливает переход к «всеохватности». Киркхаймер дает пять критериев, не оценивая их и не разрабатывая связей между ними. Как мы увидели, это, в частности, вызвало рост споров относительно того, идеологические или же организационные аспекты имеют наибольшее значение. В попытке преодолеть эту проблему Уолинец [Wolinetz 1991: 116] предложил сосредоточиться не столько на идеологических и организационных особенностях, сколько на «изменяющихся способах обращения партий к избирателям и на том, насколько это затрагивает способы, которыми они соединяют граждан и правительства».

Как мы видели, сам Киркхаймер признавал существование ограничений процесса, посредством которого партии развиваются в направлении всеохватности. Однако он предполагал, что первыми партиями, которые изменятся, будут массовые интегрированные партии. Все же на практике может случиться так, что сначала изменятся более консервативные или «буржуазные» кадровые партии.

Кроме того, Уолинец [Wolinetz 1991] указывает, что немецкая и итальянская христианско-демократические партии, которые Киркхаймер приводил в качестве примеров, не были изначально массо выми партиями.

В работах Киркхаймера подразумевается также, что процесс превращения партии во «всеохватную» необратим. Но это предположение ставится под сомнение подъемом тэтчеризма в британской Консервативной партии или даже поворотом вправо американской Республиканской партии при Рональде Рейгане.

С годами ограничения «всеохватной» гипотезы стали все более очевидными. Уолинец [Wolinetz 1991] утверждает, что массовые партии развивались в нескольких различных направлениях. Мы должны рассматривать всеохватную модель как одну из нескольких альтернатив — в других обстоятельствах массовые партии могут развиться в программные или проблемно-ориентированные и просто оппортунист- ские партии. Будет ли избран путь развития «всеохватной» партии, будет зависеть, в числе прочего: от того, насколько, как думают лидеры, такое развитие необходимо, чтобы служить их амбициям и взглядам; от природы внутренней структуры партии — и в особенности от роли фракций или членов в сопротивлении изменению; от структуры партийной системы как политического рынка, на котором партии конкурируют за голоса. Например, если это будет многопартийная система, в которой партии имеют тенденцию самоопределяться относительно конкретных проблем, то потенциальная «всеохватная» партия будет ограничена потребностью наблюдать за борьбой с более «крайнего» фланга.

Уолинец, наконец, заключает, что, несмотря на первоначальную полезность, пригодность «всеохватной» гипотезы теперь в значительной степени исчерпана. С другой стороны, Катц и Мэйр [Katz. Mair 1995] утверждали недавно, что «всеохватная» партия и политический анализ, сосредоточенный на ней, отстают. Подход, который различал и массовые партии, и «всеохватные» партии, был прежде всего сосредоточен на отношениях между партиями и обществом, пренебрегая отношениями между партиями и государством.

Катц и Мэйр отмечают увеличение важности нового типа

картельной партии». Это партии, которые имеют тенденцию вступать в скрытые соглашения друг с другом и тесно связаны с правительством. Таким образом, выдвигается пересмотренная версия «всеохватной» гипотезы с ее неявно эволюционным подходом, в соответствии с чем «всеохватная» партия видится не заключительной стадией в процессе изменения от кадровой партии через массовую членскую партию, но является самостоятельной предпоследней стадией перед появлением четвертого воплощения - «картельной партии».

Следует отметить, однако, что аргумент Катца и Мэира, наряду с его эволюционным подтекстом, был также подвергнут критике. Коле [Koole 1996] не соглашается с неявным предположением, что у каждого периода есть свой собственный тип партии, который лучше всего согласуется с соответствующими изменениями в «окружении» партии. Как и Уолинец, он защищает развитие типологии различных видов партий, которые существуют одновременно, сопровождаемое исследованием того, почему некоторые партии развиваются в одном направлении, например во «всеохватные» партии, а другие — в другом. 

<< | >>
Источник: под ред. С. У. Ларсена. Теория и методы в современной политической науке: Первая попытка теоретического синтена. 2009

Еще по теме Всеобщность и проверяемость. Критика:

  1. Всеобщность и проверяемость. Критика
  2. Всеобщность и проверяемость. Критика
  3. Всеобщность и проверяемость. Критика
  4. Всеобщность и проверяемость. Критика
  5. Всеобщность и проверяемость. Критика
  6. Всеобщность и проверяемость. Критика
  7. Всеобщность и проверяемость. Критика
  8. Всеобщность и проверяемость. Критика
  9. Всеобщность и проверяемость. Критика
  10. Всеобщность и проверяемость. Критика
  11. Всеобщность и проверяемость. Критика
  12. Всеобщность и проверяемость. Критика
  13. Всеобщность и проверяемость. Критика
  14. Всеобщность и проверяемость. Критика
  15. Всеобщность и проверяемость. Критика
  16. Всеобщность и проверяемость. Критика
  17. Всеобщность и проверяемость. Критика