<<
>>

Законы и теории в политической науке:порожденные политикой и независимые от нее

Оглавление отражает важность идеи, согласно которой соответствующие законы и теории действуют независимо от индивидуальных политических решений. Например, никакое правительство или другая политическая организация не принимали решения о том, что «третий мир» должен стать зависимым от богатого мира (теория зависимости, глава 30) или о том, что государства мира должны стремиться к единой форме (теория конвергенции, глава 29).

Точно так же никакой парламент не выносил решения об «отвердении» партийных систем в том состоянии, в каком они были на момент введения нсеобщего избирательного права (теория отвердения, глава 2), или о подготовке либеральными демократами основания для олигархий в борьбе за равные и всеобщие политические права для всех граждан (железный закон олигархии, глава 20).

Говоря о законах и теориях в политической науке, мы долж- пм всегда принимать во внимание, что они обращаются к процессам, которые происходят вне зависимости от политических I нм пений и политических организаций/идеологий, но в то же мрсмя последние фшурируют в качестве элементов теоретической конструкции Следующей иллюстрацией этого важного момента является разграничение, которое мы проводим между ! сориями и законами, используемыми, с одной стороны, для | и gt; вменения, а с другой — для ар1ументирования и обоснования lt;!¦('• инструментально). Самый типичный случай инструментального применения теории — использование коммунистами (в том числе самим Марксом) марксистского исторического закона (глава 25) для легитимации применения насилия в классовой борьбе. При этом они действовали в соответствии с тем, что предрекал закон, а затем, посредством деятельности революционных активистов (волюнтаризм),— содействовали сокращению сроков совершения революции относительно «естественного» процесса «вызревания» революции под влиянием развития производительных сил.

Схожим образом мы можем представить, что при введении различных типов пропорциональных избирательных систем закон Дюверже о формировании двухпартийной системы (глава 4) может быть использован в качестве инструмента для обоснования математически более справедливого способа распределения парламентских мест между определенными социальными группами в зависимости от их пропорциональной силы на фактических выборах.

В своей книге «Неэквивалентный обмен» Аргири Эммануэль показал (с. vii-xiii), как теория сравнительного преимущества была использована инструментально для оправдания либерализации мировой торговли. Рассматриваемая теория была впервые выдвинута Дэвидом Рикардо, который объяснил, что если две страны выпускают товары, к производству которых они наиболее приспособлены, то обе извлекут выгоду из такой специализации и обмена товарами. Если бы Португалия продолжала производить вино, а Англия — промышленный текстиль, то обе страны извлекали бы из этого выгоду. С точки зрения краткосрочной перспективы утверждение было обоснованным, но в долгосрочной перспективе оно оказалось пагубным для страны, которая производила технологически наименее передовые товары (Португалии). В итоге Англия стала неизмеримо более передовой в технологическом отношении, в то время как Португалия с ее «отсталыми» товарами осталась позади. Таким образом, анализируемая теория верна лишь при определенных условиях (короткие периоды времени, определенные товары, параллельное развитие других отраслей промышленности и т.д.), но на международном уровне ею сильно злоупотребляли для оправдания неравной конкуренции, что помогло увеличить разрыв между богатыми и бедными странами

В спорах о научных основаниях политической науки иногда можно услышать мнение, что мы должны «сломать законы/теории, чтобы изменить тенденции развития». Эта же мысль проскальзывает в деконструктивистских и постмодернистских идеях, которые предлагают изучать вербальные высказывания с целью демонстрации как преднамеренной, так и непреднамеренной власти, а также факторов эксплуатации, содержащихся в них.

Чтобы высказывания, пропагандирующие «слом» законов, приобрели какой-то смысл в нашей области, они должны интерпретироваться как допущение того, что условия, отличные от тех, что дают начало наблюдаемым нежелательным результатам, должны создаваться политическими средствами. Для установления условий, при которых возникают нежелательные результаты действия законов, необходим анализ, и, кроме того, должна быть выработана политика, которая устраняет эти нежелательные результаты или вызывает другие, более позитивные. В книге Карла Поппера «Нищета историциз- ма» [Popper 1986: 64-70] мы находим ложное утверждение, что вредные и нежелательные (а также непреднамеренные) последствия политических процессов могут быть предотвращены с помощью т. н. постепенной инженерии. Согласно I lonnepy, упомянутым последствиям (которые могут быть проанализированы посредством законов и теорий) можно противодействовать, пока осознание желания избежать их позволяет попутно «корректировать» развитие с помощью мелкомасштабных реформ. Это, конечно, достойная восхищения цель в той степени, в какой она могла бы уменьшить насилие и уровень депривации в обществе, но с точки зрения философии науки это — ложный путь. Тем не менее многие ведущие политики во всем мире с энтузиазмом восприняли gt; гу идею и, используя данную аргументацию, пытались воспрепятствовать широкомасштабному планированию в послевоенный период. Классический контраргумент идее «постепенной инженерии» был приведен в статье, описывающей, как внедрение железного топора в первобытном обще- lt;• I ве произвело коренную ломку всей культуры, поскольку производство, использование каменных топоров или владение ими были взаимосвязаны с важными ритуалами и т.п. Го, что первоначально воспринималось как незначительное изменение, оказалось революцией [Sharp 1974].

Поэтому для читателей, которые намереваются работать над рассматриваемыми темами на различных уровнях, важно принимать во внимание вопрос о политических целях и интерпретациях специалистов. Теории нельзя просто использовать инструментально, как если бы они были практическим руководством для политических действий. Конечно, законы и теории «живут своей собственной жизнью», но все же анализировать их абсолютно необходимо, чтобы понимать практическое воздействие на нашу жизнь тех условий, при которых они вступают в силу, а также различные их последствия. В то же время мы должны помнить, что социальный контекст, в котором теории создаются и «открываются вновь» («феномен феникса»), может быть непредсказуемым и крайне важным. Исследование и теоретизирование в политической науке не происходит в политическом и социальном вакууме. 

<< | >>
Источник: под ред. С. У. Ларсена. Теория и методы в современной политической науке: Первая попытка теоретического синтена. 2009

Еще по теме Законы и теории в политической науке:порожденные политикой и независимые от нее:

  1. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  2. ГЛАВА 8 КОНСЕРВАТИВНО-БУРЖУАЗНОЕ ТЕЧЕНИЕ И ЕГО ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ
  3. § 4.Психоанализ и науки о человеке
  4. II. Гражданское общество и «цивильное» гражданство
  5. 2. Эклектика в методе — нигилизм и волюнтаризм в теории
  6. ГЛАВА 8 А.Смирнов Справедливость (опыт контрастного понимания)
  7. Идеология в глобализирующемся мире
  8. Глава 3 О пользе и ущербности универсальных ценностей
  9. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  10. § 11. Консервативный проект в области образования и науки
  11. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  12. ТЕОРИЯ РИТУАЛА В ТРУДАХ ВИКТОРА ТЭРНЕРА
  13. Глава П ПЕДАГОГИКА КАК НАУКА
  14. Определение, происхождение и эволюция политических партий