<<
>>

В поисках партнерского сожительства

Отношения России с Америкой развивались драматически неровно. Противоречия сменялись лобызанием; риторика о партнерстве — открытым пренебрежением; последнее — словесным потеплением, похожим на дружбу.

Ельцинская Россия с первых дней своего существования бросилась в объятия Америки в надежде за счет ущемления государственных интересов, унижения и преклонения получить у дяди Сэма миллиардные кредиты, войти в мировую цивилизацию, где для нас якобы приготовлены молочные реки и кисельные берега.

Однако такого наивного лукавства не получилось и Ельцина в «калашный ряд» не допустили. «Россия стала главной разменной картой американской геополитики... Новый мировой порядок при гегемонии США начал создаваться против России, за счет России и на обломках России» (36. Бжезинский).

Именно в то время было утеряно взаимопонимание между Вашингтоном и Москвой. Россия тогда была для

США не главным противником, но и не партнером. Исторический шанс наладить равное партнерство был упущен из-за пьяной ельцинской дипломатии братания и лобызаний, а также международного чудачества вместо серьезных переговоров по защите государственных интересов страны. Москва оказалась просто не способной предложить реалистическую программу развития отношений с Вашингтоном, предоставив инициативу целиком и полностью американской стороне. Равного сожительства не получилось. По недомыслию.

Провалилась вся внешняя политика Ельцина, ориентированная только в западном направлении. По скудоумию она была как хромая утка, поэтому иначе и быть не могло. Судите сами.

Фактическое признание ельцинской дипломатией непререкаемого лидерства Америки привело к тому, что американцы привыкли к вечно подчиненному положению России и стали ставить ее перед свершившимся фактом. В конце концов ельцинская дипломатия покорности обернулась тем, что США стали все меньше считаться с российскими государственными интересами.

Запоздалые попытки Москвы (после ухода в отставку американского министра иностранных дел России Козырева) изменить такой характер разрекламированного партнерства вызывали у Вашингтона лишь раздражение.

Позитивные изменения в российско-американских отношениях, хотя и медленно, но все же начали происходить с приходом к власти В. Путина в России и Дж. Буша-младшего в США. Однако эти изменения носили зыбкий характер и вызывали у нас неуверенность.

При этом дующие с Запада новые ветры предупреждали нас, что если имперские амбиции Америки возобладают, то впереди нас ожидает определенное осложнение. Предпосылки его просматривались. Это — заигрывание Москвы с Вашингтоном, доклад комиссии Рамсфелда с претензиями США подвергнуть ревизии международно-правовые основы деятельности в космосе, стремление додавить Россию по вопросу о нацио

нальной ПРО и похоронить Договор по ПРО 1972 г., публичные заявления некоторых высокопоставленных лиц о якобы российской угрозе интересам США, открыто проповедуемая позиция по вопросу расширения НАТО, откровенные попытки понизить статус России в международных делах.

Встречи президентов внешне проходили в наиграннопозитивном плане, но пока не в равном партнерстве. И трудно было определить, куда повернется вектор развития российско-американских отношений — к противостоянию и похолоданию или сотрудничеству на равных. До «черного вторника» реалии были таковы, что все происходящее больше настораживало, чем обнадеживало.

Москва заявлением президента В. Путина давала понять Вашингтону, что хочет нормальных и стабильных отношений с Америкой, в основе которых предлагалось иметь взаимопонимание и диалог с учетом интересов друг друга, конструктивность, неконфликтность. Россия не хочет «холодной войны» и гонки вооружений, так как это противоречит ее нынешней политике и идеологии, да и не под силу возможностям экономики.

Президент В. Путин многократно посылал сигнал Вашингтону о том, что Россия будет проводить внешнюю политику, лишенную всякого великодержавного шовинизма.

Мы настроены на развитие равноправных отношении со всеми государствами мира. Но, разумеется, Россия будет проводить независимую политику и будет занимать то место, которое она занимает по праву в международных делах, учитывая и геополитическое положение, и территорию, и военный потенциал, и экономический. Одним из основных партнеров для нас, конечно, являются Соединенные Штаты.

Что касается политики новой администрации в отношении России и наших взаимоотношений с Соединенными Штатами, то я думаю, не стоит ничего драматизировать. Всегда в любой стране, и США в этом случае не исключение, когда приходит новая администрация, происходит переосмысление политики.

Российские руководители дают понять, что позиция Кремля по вопросам сокращения стратегических ядер- ных сил близка к позиции США и что имеются реальные возможности сторонам выйти на конкретные договоренности. Можно найти компромиссы и по сохранению Договора по ПРО в том виде, как он был подписан в 1972 г. Россия выражает готовность к конструктивным переговорам по широкому кругу других вопросов, которые мешают нормальному развитию российско-американских отношений и укреплению доверия между Москвой и Вашингтоном. В Соединенных Штатах должны понимать, заявляют российские чиновники, что у нас нет принципиальных разногласий, нет причин для конфронтации, что нынешняя Россия — это страна с новыми ценностями, которые близки к западным.

Однако со стороны Вашингтона не последовало встречных шагов. В политике США долгое время было заметно зигзагообразное развитие — от обеспечения американских национальных интересов путем заигрывания до использования угроз, давления и нагнетания напряженности.

Как воспринимались тогда Америкой реальная действительность и российско-американские отношения?

Можно сказать, что и после ухода Ельцина с политической сцены российско-американские отношения развиваются по-прежнему путем стремления Вашингтона удерживать политическое руководство Москвы в русле американской стратегии.

Для этого используются все средства: экономические, политические, идеологические, военные. В частности, оказывается постоянное давление во всех сферах; заметны действия придержать развитие России на уровне региональной державы, ослабить и унизить ее; дестабилизировать обстановку в стране с помощью американских спецслужб, которые умело дирижируют многочисленными терактами в мире, поддерживают неугасающий военный очаг напряженности в Чечне.

Все эти действия Вашингтона подчинены одной цели — шагать к мировому господству под аплодисменты западных союзников и России, которая при этом обязана громче всех хлопать в ладоши, а если потребуется, то плясать хануку, как плясал Ельцин по указке американцев во время расправы над сербами и палестинцами.

Обратимся к видению Америкой современного международного мира и к фактам ее поведения на царском престоле.

В Вашингтоне никогда скромностью не страдали. Там официально твердили, что Америка оказалась единственной супердержавой мира, обладающая огромным отрывом от всех других государств. Ее превосходство в мировом сообществе является подавляющим во всех областях, и особенно в экономической и военной. Объективно созданы условия, когда США единолично могут распространять американские интересы на любой район планеты, не прибегая к военной силе, а лишь путем давления.

За океаном стала заметно пересматриваться стратегия. Первостепенными средствами для достижения господства в мире на ближайшее будущее были определены экономика, новые технологии, финансы, торговля и, разумеется, военная сила. При этом главным фактором, определяющим положение США в мире, становятся экономические успехи, соревнование между великими державами в области экономики. Роль других факторов: рост ядерных арсеналов, другого оружия массового уничтожения, многомиллионных армий, развязывание и ведение крупномасштабных войн, по оценке администрации Белого дома, может претерпеть некоторые изменения в сторону их ограничения.

Однако арсенал военной силы в необходимом количестве должен сохраняться и в определенных обстоятельствах может оказаться бесценным.

Особенно возрастает значение космических систем — наступательных и оборонительных — для ускорения качественной трансформации вооруженных сил США в вы

сококлассные современные силы, сбора разведывательной информации из космоса для зашиты национальных интересов и обеспечения конкурентноспособности экономики Америки, ведения в ближайшем будущем операций в поддержку своих национальных интересов.

Что касается России, то, по оценке Вашингтона, геополитические перемены и сдвиги в мире оказались не в ее пользу. В экономическом плане Россия ныне ослабленная страна и разрыв между ею и ведущими державами мира за последнее десятилетие увеличился во много раз. Вот лишь некоторые подтверждающие примеры по состоянию на 30 марта 2001 г. (в американском представлении):

Россия находится на 71-м месте по уровню жизни и на 62-м месте в мире по качеству питания;

по объему промышленности страна отброшена на 45—50 лет, по уровню валового национального продукта на душу населения занимает 116-е место в мире, по социальным параметрам очутилась в группе отсталых и развивающихся стран;

масштабы российской коррупции оцениваются в 20 млрд долларов ежегодно, что составляет 50% государственного бюджета. Величина взяток государственными чиновниками составляет 4% ВВП в год или 30% всех продаваемых на внутреннем рынке товаров. Управленческий аппарат страны стал в 2,5 раза больше аппарата всего Советского Союза.

Арест Бородина в Нью-Йорке показал всему миру, что высшие эшелоны власти в России воспринимаются на Западе как насквозь коррумпированные и криминальные. При этом, как говорят за океаном, дело Бородина — лишь начало, которое может иметь продолжение, но с участием других более крупных категорий действующих лиц. В Вашингтоне подтверждают, что из нашей страны уплывают за рубеж более 20 млрд долларов ежегодно. В то же время внешний долг государства составляет около 180 млрд долларов.

Администрация президента Буша-младшего в 2000 г. откровенно заявляла о том, что она не считает Россию в центре американской внешней политики.

Для Белого дома Россия — это страна, смотрящая вспять. Ядерный арсенал — последний атрибут ее статуса великой державы. В Америке стоящие у власти удивлены тем, что российское руководство продолжает оперировать в рамках геополитического мышления прошлого века, считая себя геополитическим полюсом мира, хотя в сознании само глубоко сомневается на этот счет.

Руководители Кремля обязаны осознать громадную и растущую асимметрию между Россией и Америкой в силе, богатстве, взглядах и воззрениях на мир. Такое положение дел, считают на Потомаке, исключает отношения на равных и подогревает лишь подозрения. А зарубежные вояжи президента В. Путина с целью создания себе стратегических партнеров направлены на подрыв ведущей роли США в мире, отрыв Европы от Америки.

В вашингтонских деловых кругах высказывается мнение, что российская элита серьезно заблуждается в том, что Америка смотрит на мир через призму рос- сийско-американских отношений.

Американские авторы многих публикаций по тематике российско-американских отношений, разделяя видение официального Вашингтона относительно будущего России, высказывают некоторые рекомендации по их улучшению. В частности, российскому руководству предлагают отказаться от ельцинской непоследовательной и амбициозной дипломатии в пользу более прагматического подхода в отношениях при решении всех вопросов. Начать целесообразно с восстановления доверия, которое при Ельцине так сильно пострадало. Для этого необходимо найти взаимопонимание по главным вопросам отношений.

Наиболее беспокоящими проблемами двухсторонних отношений называют вопросы безопасности: нераспространение ядерно го оружия, ракет и ракетной техно

логии; создание новой системы стратегической стабильности; расширение НАТО на Восток: способы укрепления безопасности Европы.

Правящие круги Вашингтона считают, что в интересах восстановления доверия Россия должна по всем указанным выше вопросам изменить свой подход, отказаться от позиции «нет, никогда». Национальная ПРО и расширение НАТО произойдут в любом случае, что бы Россия ни делала. Но отвергать действия США по этим вопросам означает для России ухудшение отношений с Западом.

Такие жесткие, ультимативные высказывания в адрес России слышатся из-за океана. Они сродни устрашающим заявлениям президентов Г Трумэна и Рейгана Советскому Союзу: «разоружайся и становись на колени или равняйся на Вашингтон, его интересы, политику, идеологию!»

Известный мне лично честный и умный американский историк Стивен Коэн сегодня напоминает своим соотечественникам пророческие слова: «Когда-нибудь сегодняшние российские дети спросят, как вела себя Америка, что она чувствовала и говорила в эти трагические для отцов и дедов времена. И от того, что они услышат в ответ, во многом будет зависеть, как они будут строить свои отношения с нашими детьми и внуками»*.

Я признателен С. Коэну за правду жизни и подтверждаю, что, похоже, теперь все возвращается на круги своя. Вновь раздаются требования из-за океана, чтобы другие государства приспосабливались к сильной Америке, а она, будучи ничем не связана, вправе действовать по своему усмотрению. Если, скажем, русские будут подстраиваться под Вашингтон, то отношения с Москвой можно укреплять и даже похваливать ее, если нет — можно оттолкнуть от себя Кремль, выставить его в унизительном положении, показать Россию страной слабой, побежденной. Так уже не раз было.

Таким образом, первичные шаги администрации Дж. Буша вызвали некоторое охлаждение в российско- американских отношениях. Если бушевская реальность в Вашингтоне чем-то и отличалась от прежней рейгановской, то в основном большей напористостью в попытках давления, навязывания своей воли и вовлеченностью в это малопочтенное занятие высших должностных лиц, а также международных организаций.

Создавалось твердое убеждение, что общий курс Вашингтона на ослабление России и подрыв ее изнутри сохраняется. Разнообразились лишь слова, политика не менялась. В этой связи примечательным явилось высказывание сотрудника Фонда Карнеги в Вашингтоне Томаса Грэхэма в адрес России: «Сегодня ваша страна оказалась позади не только ведущих стран Запада, но и стран, на которые еще недавно русские смотрели свысока: Китай, Индия или Бразилия. Возрождение страны отнюдь не неизбежно. Оно потребует больших жертв в течение длительного времени. Особенно со стороны олигархов, которые круто обогатились в последнее время за счет народа и продолжают высасывать последние соки из России. Так что на самом деле вопрос звучит так: «Хотят ли сами русские возродить свою страну?»

Вопросы печальные, но правдивые. От них не уйдешь, не спрячешься. Пора и нам, россиянам, спросить самих себя: можем ли мы, «богатая страна нищих людей», разорвать ельцинскую пуповину, выбраться из грязи и благоустроить Россию? Чего нам не хватает для этого?

Многого не хватает. Живем, как чухонцы, взирая с завистью на «сияющий град на вершине холма». А между тем человечество вступило в новую эпоху, на мировой арене которой, кроме США, выступают Европа, Китай, Индия, Россия, исламский мир. Все это — международные игроки, с которыми нам прежде всего предстоит сожительствовать, сотрудничать, конкурировать, соперничать, одним словом, жить бок о бок, лучше всего в мире и дружбе.

Для сожительства с указанными международными игроками в условиях ведения войны против терроризма нам требуется нечто большее, чем разноголосые речи. Нужны конкретные дела в области проведения мудрой внешней политики, активность как субъекта мировой политики, сохранение своей державности и самостоятельности.

Прежде всего России надо найти свое место, то есть совершенно ясно определиться, кто у нас друзья, а кто недруги. Допустим, чеченские боевики и террористы — враги. А Чечня? Например, Ельцин в Галифаксе 17 июня 1995 г. под пьяную лавочку провозгласил: «Чеченцы — это же бандюги, понимаешь... всех будем уничтожать». (НГ. 1995. 18 июня.) «Мы будем бить по домам, пока оттуда стреляют по нашим», — подстрекал бывший министр обороны.

Глупое заявление Ельцина — это наша позиция или нет? Конечно, нет. Боевики, террористы, наймиты любого происхождения — это враги, их надо уничтожать. Чеченский народ и Чечня в целом — это часть России, равный субъект нашей федерации, член российской семьи. Это наши соотечественники. Поэтому стонет и плачет на земле молитва: «Вразуми, Господи, Россию остановить эту преступную войну, которая длится более десяти лет и истребила многие десятки тысяч российских людей. Сотвори мирное содружество и покой в этом измученном регионе».

Кто еще у нас в друзьях? Беларусь, отдельные страны СНГ, Китай, Индия, Северная Корея, ряд государств Ближнего и Среднего Востока, некоторые из которых теперь оказались в зоне американской военной операции возмездия.

А Соединенные Штаты? Ответ не однозначный. После «черного вторника» сложилась более благожелательная, чем прежде, атмосфера в российско-американских отношениях. Но США по-прежнему против многополярного мира, выступают за однополярный, требуя себе гегемонии, не в ладах с Китаем, Индией, с большинст

вом стран третьего мира, хотят построить себе противоракетную крышу.

В своей речи в конгрессе 20 сентября 2001 г. Буш даже ни словом не обмолвился о России, хотя речь вел о борьбе с международным терроризмом, то есть впрямую по нашей тематике. Мы напрашиваемся к ним в друзья, предлагаем свои услуги. Они не отвечают. Так кто же нам Америка? Вроде солнечно, все видно, но ничего не ясно.

После «черного вторника» и начала военной операции возмездия наступил момент истины. Начали перекраиваться прежние союзы. Враги объединяются, дружба распадается, формируются новообразования. Вопрос поставлен ребром: с кем ты, Россия, выступишь, кого поддержишь? От ответа на этот вопрос и твоих практических шагов зависит долгосрочное будущее России.

Известно, что президент В. Путин заявил о политике сближения России с Америкой, то есть готовности встать под команду США и НАТО. При этом высказывается надежда, что нам могут списать долги, семерка станет полной восьмеркой, нам, очевидно, помогут решить чеченский вопрос, найти компромисс по сокращению ядерных стратегических вооружений, могут признать Россию рыночной, отменят поправку Джексона—Веника и т. д.

Желания и надежды Москвы понятны. Однако, поставив на кон жизненные интересы страны, у нас вовсе нет уверенности, что желания окажутся сбыточными. Например, как можно, денонсировав Договор по ПРО, сохранить стабильность? Как в мафиозно-коррумпированной стране создать рынок? И вообще, что может получить Россия за то, что она пристроилась в фарватер американской политики?

Возникает много других проблем: в частности, придется отказаться от идеи о многополюсном мире. Встанет вопрос, как быть с А. Лукашенко, которого Буш обозвал последним диктатором Европы? Готова ли Америка изменить свое поведение по отношению к России на

равноправное? Как воспримут отдельные государства СНГ, Китай и другие страны изменение политического курса России?

Особенно вызывает беспокойство взаимоотношение с Китайской Народной Республикой. Правильно ли мы поступили после посещения техасского ранчо, сделав ставку на Америку, что повернулись спиной к Китаю? Ведь КНР уже сегодня реально превращается в мировую державу, не уступающую по своим глобальным возможностям США. Для России весьма важно иметь дружеские, союзнические отношения с Поднебесной. Похолодание или напряженность в российско-китайских отношениях вредит интересам и Пекина, и Москвы.

Если учесть, что политическая погода в мире формируется в четырехугольнике США, Европа, Россия, Китай, то треугольник Китай, Америка, Россия может оказаться международным барометром нового тысячелетия. Многие политологи предсказывают, что в XXI веке не исключено возникновение соперничества Америки и Китая, исход которого трудно предвидеть. Россия, сделав ставку на США, тем самым развязывает руки Поднебесной. Разве это не угроза?

А если Америка и Китай пойдут на стратегический сговор за передел мира. Что тогда? Тогда вполне вероятно, что по воле США Россия может оказаться в зоне интересов Китая (особенно Сибирь и Дальний Восток). Кто нам даст гарантию или страховой полис от такого сценария? Видимо, самим надо думать. Иначе военнополитическая обстановка в мире может ускользнуть из- под контроля и стать непредсказуемой.

В сложной нынешней ситуации новая расстановка фигур на международной арене после 11 сентября требует от российского руководства глубокого осмысления и определения, где находятся наши жизненно важные интересы, определяющие судьбу развития страны на долголетия.

Что показала война в Афганистане? Она раскрыла некоторые замыслы Америки. Похоже, что здесь реша

лась судьба нового мирового порядка на Среднем и Ближнем Востоке, проблема получения контроля над мировыми энергоресурсами (нефтью), а также выбор пути дальнейших действий США. Но здесь же находятся важнейшие государственные интересы России (экономические, политические, военные и др.). Для нас важно не потерять свое влияние и многосторонние связи в республиках Средней Азии, так как сюда рвутся Соединенные Штаты, чтобы сделать свое влияние подавляющим в подбрюшье России.

Сегодня война в Афганистане, длившаяся много лет, завершилась победой США при поддержке войск Северного альянса и в какой-то мере России. Дальнейшие события развиваются в том направлении, что весь этот регион и сам Афганистан в первую очередь, скорее всего, окажутся под влиянием Вашингтона. Разговоры о том, что Америка может поделиться с Россией и учтет ее интересы — не более чем иллюзии. Над этим регионом, видимо, возникла тень Косова, ставшего ныне крупнейшей военной базой США в Европе.

Учитывая нынешнюю ситуацию, России в Афганистане почти ничего не светит. Положение там будут контролировать США, которые обустраиваются в регионе надолго. Теперь Америка будет контролировать подходы к нефтяным и газовым ресурсам Каспийского моря и пути доставки этих ресурсов через Афганистан на мировой рынок. Дело идет к тому, что все вернется на круги своя и Россия скоро вообще не понадобится США даже под ширмой антитеррористической операции.

Что остается делать России? Главное — уберечь свою государственную независимость и суметь отстоять свои национальные интересы. Не следует забывать, что во власти США сегодня господствуют те силы, которые способствовали развалу Советского Союза, и заигрывать с ними или чем-то запугивать — пустое дело.

В нынешней Америке никакого уважения к международным обязательствам по отношению к России не испытывают. Нравы на этот счет у них суровые. Очевидно,

и нам нет необходимости быть послушным партнером американской политики в антитеррористической войне. Эта война, ведущаяся под флагом борьбы с международным терроризмом, все более наглядно выливается в борьбу кучки богатых стран Запада с громадным большинством человечества, которое является объектом эксплуатации богатейших государств.

Нужно ли России втягиваться в грядущие столкновения между богатым Севером и беднеющим Югом?

Российской стратегии и дипломатии более выгодно встать на защиту международного права и вести линию на этот счет неагрессивно, жестко, аргументированно, доказательно. В этом случае мы можем найти себе многих союзников.

Пусть сегодня стремление России к самостоятельной политике не импонирует американской стратегии глобализма. Но у России имеется преимущество. Ее роль в системе безопасности Евразии нельзя не видеть. Америка может еще сама напрашиваться в партнеры к России не только в плане российско-американских отношений, но и в плане утверждения нового миропорядка.

Дело в том, что в настоящее время США очень беспокоит Китай. Бывшие американские президенты, предшественники Дж. Буша, в том числе его папа, фактически упустили Поднебесную, не занимались ею. Они только сегодня обнаружили, что КНР уже не региональная, а глобальная сверхдержава и требует к себе особых подходов. Откровенно говоря, американская НПРО задумана не против стран-изгоев, а нацелена на сдерживание в первую очередь ракетно-ядерного потенциала Китая.

И еще неясно, как поведет себя КНР в ответ на НПРО. Не станет ли звездная мечта президента Буша важным мобилизующим стимулом для Китая, не начнется ли в этой связи американо-китайское соревнование?

Вот где Россия может сыграть своеобразную роль «балансира» и лидера международных сил против уста

новления однополюсного мира, достижения партнерского сожительства в Евразии и нормальных отношений каждого государства в этом треугольнике.

В Вашингтоне эту ситуацию понимают по-своему и, видимо, под воздействием треугольника задумали сделать поворот в российско-американских отношениях в сторону сотрудничества в своих интересах.

На встрече Дж. Буша с В. Путиным в Любляне (17— 18 июня 2001 г.) американцы сделали конкретные предложения на этот счет: отказ от концепции гарантированного взаимного ядерного уничтожения; развертывание американской НПРО в обмен на создание в грядущем взаимоприемлимой стабильности и безопасности; совместное предотвращение потенциальной экспансии Китая; поворот России в сторону мирового сообщества развитых демократических стран в качестве равноправного партнера.

Сложная складывается ситуация. С одной стороны, Россию настойчиво тянут в американский военный альянс, хотят привязать ее к своей колеснице, стравить с арабскими странами и даже толкают против Китая. С другой — идет политический раздрай внутри страны между сторонниками президента и представителями ельцинской «семьи», агентами влияния ЦРУ и местными глобалистами, патриотически настроенными государственниками.

В этой сложной внешней и внутренней обстановке, когда разыгрывается военная драма на Среднем и Ближнем Востоке, когда в формулу российско-американских отношений вплетается Поднебесная, когда формируются контуры и направления будущего, вектор поведения президента России В. В. Путина вновь указал на Америку, на ее интересы, ее политику, идеологию, планы войны с международным терроризмом.

Для того чтобы стать главным союзником США в борьбе с международным терроризмом, президент В. Путин во время визита в Вашингтон (12—15 ноября 2001 г.) стремился укрепить взаимное доверие. В его лек

сиконе преобладали партнерские изречения: «Мы с тобой, Америка», «У нас теперь теплые приятельские отношения», «Мы стали друзьями», «Возросло желание сотрудничать друг с другом» и т. д.

Наряду с доверием и признанием строить новые отношения, В. Путин проговаривался иногда о политических обещаниях: «Мы готовы к расширению НАТО настолько далеко, насколько готова на это НАТО. Разумеется, с учетом национальных интересов России». (Техас, 15 ноября). А куда собственно «далеко» расширяться НАТО, ведь «дальше» уже видны границы России? Остается последняя грань: открыть парадную дверь натовского сообщества для самой России.

В зарубежной и российской печати появились со- общения, что президенты США и России полностью доверились друг другу. Поэтому настал качественный перелом в российско-американских отношениях, основанный на совместных целях и действиях против общего врага. Чувствовалась радость, что теперь-то США окажут помощь в развитии и завершении демократизации нашей страны и наведению порядка в ее экономике. В итоге Россия, благодаря политическому и дипломатическому весу, может стать крупной экономической державой.

Возможно, такие планы вынашивались и надежда на их реализацию сохраняется до сих пор. Однако президент Буш на всякий случай напоминает, что «различные коалиции формируются для различных целей». В переводе на русский язык это означает: мы тебя, Россия, использовали в Афганистане, получили, что хотели, а дальше — дело твое. При таком партнерстве нельзя исключать сценарий, когда вся эта происходящая ныне во- енно-политическая драма возьмет да обернется не в нашу пользу: опасным соседством в Средней Азии, а также с запада и севера страны.

Казалось бы, подобные предупреждения Дж. Буша должны настораживать. Но несмотря на нежелание США признать равный статус России в кругу западных

держав, мы от своих устремлений не отказались, подтвердив это во время теракта в Москве в октябре 2002 г. Президент В. Путин тогда заявил, что теракт в Москве — это акция международного терроризма. Поэтому Россия будет действовать, как прежде, в одной связке с Америкой в антитеррористической коалиции.

А может быть, такая политика ложная? Ведь разгул преступлений в нашей стране принял масштабный характер и дай-то бог нам с ними справиться. Что касается Америки, то для нее борьба с международным терроризмом — это ширма войны США за установление мирового господства. Не пора ли нам, россиянам, дистанцироваться в этом деле от Америки? Может быть, в качестве примера в данном случае ориентироваться на мудрую независимую политику Китая, который не повязан ни в каких антитеррористических союзах, а авторитет его среди стран мира только крепнет.

Думается, что для пользы укрепления будущей российской державности нам было бы выгоднее защищать в первую очередь свои собственные национальные интересы, обустраивать страну на российских традициях, на российской культуре, интеллекте, стратегически выгодном пространственном положении, на основе наших несметных природных богатствах.

Нужно ли нам втягивать Россию в бесконечную войну вкупе с Америкой с неуловимым (порой сомнительным) международным терроризмом? Не превратится ли в этом случае сближение России и США в особые отношения между ними?

Учитывая, что политический выбор нами сделан, любой здравомыслящий человек понимает, что подобные действия руководства страны появляются не на пустом месте. Значит, все продумано, взвешено. Партнерское сожительство выверено. Теперь шагаем мы за богатой Америкой. Осталось только узнать — куда и зачем шагаем?

Первые шаги сделаны — Афганистан. А потом? Возможно, Ирак, Иран, другие страны Среднего и Ближнего Востока. А может быть, Кавказ? Президент Буш объ

явил 2002 г. — годом войны. Зная американцев, смею утверждать, что люди они упёртые, слов на ветер не бросают. У них тоже все просчитано, и операция возмездия будет продолжаться.

Если Россия станет встраиваться в хвост агрессивной американской политики, то ее дела окажутся бесперспективны, опасны, невыгодны для нас с точки зрения государственных интересов. Ведь наш двуглавый орел смотрит на Запад и Восток. Мы граничим со всеми центрами силы. Поэтому Россия не может смотреть только в одну сторону — за океан. Ситуация требует, чтобы Россия развивала добрососедские отношения (экономические, военно-технические, культурные и др.) с Китаем, Индией, арабскими странами. И в этом деле никто не должен навязывать нам формулу нашего поведения.

Правда, некоторые отечественные политики почему- то утверждают, что лучше следовать за богатой Америкой. Это надежнее. Однако не надо спешить. Здесь, как говорится, бабушка надвое сказала. Если сожительствовать с Америкой на равных — это хорошо, торговать и сотрудничать на равных — хорошо, иметь равное партнерство — тоже хорошо.

Но как бы мы ни навязывали свою лояльность США, они не хотят иметь дело с Россией на равных. Они видят в ней подсобного работника, вассала. За верную службу в Вашингтоне могут отблагодарить: например, пообещать помощь, пригласить на ранчо, дружески похлопать по плечу и не более.

О чем это говорит? Разумеется, о том, что наши благоуханные отношения с Америкой виртуальны. Мы просто пытаемся выдать желаемое за действительное и под впечатлением подобных настроений подыгрываем американцам в достижении их супермировых целей.

Между тем, как отмечают прогрессивные западные политики[§§§§§§§§§§§§§§§§§§§], в глазах Вашингтона Россия по-прежнему

не имеет того политического веса, о котором говорят российские СМИ. Администрация Буша продолжает считать Россию в экономическом плане отсталой страной с валовым национальным продуктом втрое ниже, чем у Бельгии. В военном отношении Российская армия находится на грани развала. Она не в состоянии обеспечить свою безопасность, у неё не хватает денег даже на содержание своего ядерного потенциала. Поэтому Белый дом не считает Россию равным партнером и не пойдет ей ни на какие уступки.

Так видятся российско-американские отношения со стороны. К сожалению, подобные видения в ряде случаев не лишены оснований. Это, в частности, показала встреча В. Путина с Дж. Бушем в Москве (май 2002 г.). Подписанное между ними соглашение о взаимном сокращении ядерных арсеналов создает лишь видимость равенства между двумя странами.

Впереди маячат сложные ситуации по всем азимутам. Поэтому представляется, что России пора перестать мотаться из стороны в сторону и на неведанных дорогах искать неведомые пути развития. Необходимо сформулировать конкретные национальные интересы и определить собственную стратегию их обеспечения с долгосрочным характером. Особенно это важно сделать теперь, когда идет американский глобальный «джихад» и фактически начался новый передел мира.

<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Провокации против России. — М.: ОЛМА- ПРЕСС Образование. — 637 с.. 2003

Еще по теме В поисках партнерского сожительства:

  1. Тупики и угрозы глобализации
  2. В поисках партнерского сожительства