<<
>>

3 «Сколько рабочих — столько предпринимателей»

Духовные защитники капитализма видят в распространении акций, превращении трудящихся в «собственников» наиболее надежный способ их социальной иммунизации от воздействия идей коммунизма.
Они рассчитывают на то, что «народные капиталисты», владеющие акциями, имеющие вклады на сберегательных книжках и другое имущество, будут ревностно защищать капиталистический строй, станут наиболее надежной его опорой. Так, Герман Абс, один из влиятельнейших представителей финансовой олигархии Западной Германии, председатель правления «Дейче банк», заявил, что «частнокапиталистическую систему в Федеративной Республике Германии невозможно будет сохранить вблизи от железного занавеса в течение длительного времени, если не удастся связать с этой системой несколько миллионов западных немцев как мелких акционеров». (Речь идет о пресловутом «железном занавесе», якобы отделяющем социалистические страны от капиталистических.) Обострение противоречий капиталистического общества в послевоенный период вызвало к жизни множество проектов, направленных на их ликвидацию. Растущие контрасты в распределении имущества привлекают к себе внимание всех слоев общества, выдвигаются в центр политической борьбы. Для достижения более «справедливого» и «разумного» распределения собственности в Западной Германии в период 50—60-х годов выдвинуто примерно 40 проектов по созданию собственности у лиц наемного труда. Эти проекты представляют собой различные варианты практического использования идей «народ ного капитализма». Возникла огромная литература, посвященная обоснованию тех или иных путей образования имущества у лиц наемного труда. Свое решение проблемы предлагают политические партии и профсоюзы, организации предпринимателей и отдельные капиталисты, католическая и евангелическая церковь, экономисты и социологи. Защитники капиталистического строя хорошо понимают опасность усиления классовой борьбы вследствие все увеличивающейся концентрации богатства в руках капиталистов.
Так, в 1962 г. в ФРГ широко обсуждалось памятное письмо Совета евангелической церкви «Имущественное накопление и социальная ответственность». В письме говорилось: «Капиталист, который за своими текущими выгодами не видит грядущих политических опасностей, связанных с односторонней концентрацией капитала, хоронит политические основы своего существования». Авторы письма требовали широкого рассеивания капитала путем выпуска «народных акций». Монополистический капитал с помощью законодательных актов государства пытается практически осуществить идеи «народного капитализма». Эти попытки преследуют цель заставить народные массы отказаться от действительно демократических и революционных преобразований отношений собственности. Западную Германию можно считать испытательным полигоном новейших методов «приобщения трудящихся к собственности». Здесь принята целая серия законов, которые призваны способствовать появлению «народных капиталистов». Это и законы о продаже в частную собственность государственных предприятий посредством выпуска мелких акций, и законы, устанавливающие налоговые льготы, выплату премий за вклады в сберегательные кассы, приобретение акций и других ценных бумаг, участие в капитале предприятия и т. д. Так, например, закон «О поощрении сбережений», принятый в мае 1959 г., вводил премии на сберегательные вклады при условии, что вклад не будет изыматься в течение пяти лет. Премия достигала 20% вклада, но ее лимиты устанавливались в зависимости от семейного положения вкладчика. Получить премию можно не только по обычным вкладам, но и в том слу чае, если средства использовались для приобретения акций, облигаций, закладных листов и сертификатов инвестиционных обществ. В июле 1961 г. в ФРГ был принят первый закон «О содействии образованию имущества у лиц наемного труда». В соответствии с ним предприниматель на основе соглашения с отдельными рабочими или с производственным советом фирмы мог направить средства, которые обычно использовались им для дополнительных социальных выплат, на образование имущества у рабочих, но не больше, чем 312 марок в год на каждого.
И рабочие и предприниматели получали в этом случае налоговые льготы и льготы по взносам на социальное страхование. Средства для формирования собственности рабочий мог положить в сберкассу как премиальный вклад, купить на них ценные бумаги, акции собственного предприятия, оформить их как заем предприятию. Всю созданную таким образом собственность запрещалось продавать в течение пяти лет. На таких же принципах можно было заключить и договор об участии в прибыли предприятия. Во второй закон, принятый в июле 1965 г., внесены некоторые новые положения. Так, право заключать договор об участии в прибылях и капитале получили и профсоюзы. Для создания фондов участия разрешалось использовать не только средства предпринимателей, но и часть заработной платы рабочих и служащих. В 1969 г. правительство ФРГ провозгласило и стало осуществлять «Программу неотложных мероприятий по содействию образования имущества у наемных работников». В соответствии с ней повышены премии по сберегательным вкладам, начат выпуск так называемых федеральных сберегательных бумаг — «народных облигаций». Кроме того, правительственная комиссия внесла на рассмотрение четыре проекта различных форм участия рабочих в прибыли и капитале предприятия. Аналогичные законы приняты и в некоторых других странах. Во Франции, например, первый декрет «О стимулировании ассоциации или заинтересованности трудящихся в предприятии» был издан еще 7 января 1959 г. На основе этого декрета между предпринимателями и трудящимися могли заключаться коллективные договоры о введении различных форм участия в прибыли, в капитале. Но добровольная ассоциация труда и капитала провалилась. Через шесть лет после принятия декрета, в марте 1965 г., лишь на 202 предприятиях были заключены соглашения о заинтересованности, которые охватили 104 тыс. человек — менее 0,8% общего числа работающих. Характерно, что профсоюзные организации не были инициаторами заключения таких соглашений. Монополистическому капиталу пришлось стать на путь принудительного внедрения социального партнерства.
Новый декрет «Об обязательной заинтересованности трудящихся крупных предприятий в результатах производственной деятельности» принят 17 августа 1967 г. В соответствии с ним на каждом предприятии, насчитывающем более ста рабочих, должен создаваться специальный фонд участия рабочих, в который направляется часть прибыли предприятия. Из этого фонда каждому работнику ежемесячно начисляется определенная сумма, которая, однако, не выдается на руки. Средства помещаются в акции и облигации данного предприятия или других компаний. Распоряжаться своими ценными бумагами рабочие могут лишь по истечении довольно большого срока — от 5 до 8 лет, получая все это время только проценты с «замороженного» капитала. Недвусмысленно высказался о сущности политики капиталистических государств, направленной на приобщение трудящихся к собственности, боннский министр Бланк в бундестаге 5 мая 1965 г., когда обсуждался второй закон о содействии образованию имущества у лиц наемного труда. «По мере того,— говорил Бланк,— как сглаживаются различия в потреблении между Востоком и Западом, различия в образовании собственности и имущества становятся все отчетливее... Эффективное содействие образованию собственности у наемных работников является одним из важнейших орудий в споре с Востоком. Мы должны применить это мирное оружие в соревновании двух мировых систем. Мы хотим с помощью этого закона уничтожить остатки пролетариата...» Вот как используются идеи «народного капитализма» в практической деятельности буржуазного госу дарства. Этими и подобными методами господствующий класс надеется погасить революционные устремления трудящихся. В Тезисах ЦК КПСС «К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина» подчеркивается: «В социальной области монополистический капитал пытается уступками и подачками маскировать усиление эксплуатации трудящихся, стремясь предотвратить наиболее опасные для буржуазии классовые потрясения». Образование собственности у лиц наемного труда имеет для современного буржуазного государства большое значение и по следующей причине.
Рост масштабов производства, его технической вооруженности, современная научно-техническая революция требуют огромных капиталовложений. К этому побуждает и необходимость выстоять в ожесточенной конкурентной борьбе. Используя методы «народного капитализма», государство собирает средства для финансирования капиталовложений и предоставляет их в распоряжение монополий. Эта задача прямо выдвигается в качестве основной в политике содействия образованию собственности. Вот откровенное признание Шиллера, министра хозяйства ФРГ, содержащееся в одном из его выступлений, опубликованном в бюллетене Федерального ведомства печати и информации от 13 ноября 1968 г.: «Мы можем и должны достичь широкого рассеивания собственности, которое даст импульс к дальнейшим капиталовложениям предпринимателей». Откровеннее не скажешь. «Приобщение наемных работников к собственности» преследует лишь одну цель — заставить трудящихся еще больше обогащать монополии. Собранные буквально по крохам сбережения рабочих в массе своей образуют значительные суммы. Наряду с капитализируемой частью прибавочной стоимости и государственными средствами они служат накоплению капитала. В распоряжение капиталистов средства населения поступают через кредитную систему (вклады в сберегательные кассы, банки, страховые учреждения) и покупку ценных бумаг — акций и облигаций. В ФРГ, занявшей в кйпйтаЛйстйчёскбм Мйрё второе место по уровню промышленного производства, личные сбережения играли далеко не последнюю роль в расширении поля капиталистической эксплуатации. На их долю за период 1950—1964 гг. приходилась пятая часть средств, направленных на финансирование капиталовложений, на обновление и расширение капитала, занятого в хозяйстве. На рынке ссудных капиталов доля личных сбережений весьма значительна и за указанный период составила 45% всех накоплений. Движением ссудного капитала управляет финансовая олигархия, крупнейшие монополии. Чтобы вызвать необходимый им золотой дождь, используются налоговые льготы и премии из государственного бюджета для поощрения сбережений трудящихся.
В целях привлечения мелких вкладчиков и покупателей ценных бумаг применяются все более изощренные методы. «Программа неотложных мероприятий по содействию образованию имущества у лиц наемного труда», выдвинутая правительством в 1969 г., особый упор делает на поощрение покупки населением ценных бумаг. Газета «Франкфуртер альгемайне», сообщившая 16 января подробности о внесенных изменениях в премирование за сбережения, писала, что премии для одиноких, имеющих доход не выше 6 тыс. марок в год, и для семейных с доходом не более 12 тыс. марок повышаются по вкладам, предназначенным на приобретение собственного жилья, на 20%, по сберегательным вкладам— на 30, а вкладам, используемым для приобретения ценных бумаг,— на 40%. Но это еще не все. Чтобы стимулировать вложения в капитал, предполагается также разрешить заключение особых договоров, при которых премиальные сберегательные вклады с рассрочкой, т. е. равными взносами в течение нескольких лет, можно было бы использовать для приобретения ценных бумаг. Последним словом в экспериментах с «народным капитализмом» в ФРГ явились так называемые «народные облигации» — федеральные сберегательные бумаги. «Народные облигации» поступили в продажу во все банки, сберегательные кассы и кредитные учреждения с н&ч&ла 19б9 г. Номинальная стоимость облигаций — 100, 200, 300 и более марок. «Народные облигации» выпускаются на шесть лет, но их можно через год продать — государство гарантирует их приобретение. На облигации установлен повышающийся из года в год процент, что должно удержать их владельцев от продажи своей «собственности». Ежегодные выплаты увеличиваются с 4% до 8% и составляют в среднем 5,9%. Новый способ формирования собственности у трудящихся, шумно разрекламированный в ФРГ, означает в действительности не что иное, как накопление государственного долга. Знаменательно, что идея выпуска «народных облигаций» появилась на свет в 1967 г. В этот период экономика ФРГ находилась в состоянии кризиса, положившего конец разговорам о западногерманском экономическом чуде. Впервые за почти двадцатилетний срок снизилась номинальная и реальная заработная плата, а безработными стали свыше 700 тыс. человек. В 1967 г. из-за роста безработицы, сокращения рабочего дня, уменьшения и отмены дополнительных социальных выплат, уменьшения выплат по аккордным системам доходы трудящихся упали приблизительно на 8 млрд. марок. И в это время ограбление народа с помощью государства выдается за один из действенных методов создания собственности у трудящихся! Выпуск «народных облигаций» представляет собой яркий образец того, как современное буржуазное государство перераспределяет национальный доход в интересах монополистического капитала. В практике применения идей «народного капитализма» широко используется лозунг: «Сколько рабочих — столько предпринимателей». Им неизменно руководствуется и буржуазное государство в своих попытках навязать рабочим различные системы участия в прибылях и капитале, превратить их в частных собственников. Какие же тайные и явные надежды капиталистов скрываются за этим пресловутым лозунгом? Прежде всего заметим, что идея сотрудничества труда и капитала, выраженная в нем, не столь уж нова, как кажется. Попытки сделать рабочих «равноправными» соучастниками, компаньонами капиталиста предпринимались и ранее. И уже один из самых первых известных в истории экспериментов с участием в прибылях, относящийся к 1842 г., с исчерпывающей полнотой дает ответ на поставленный вопрос. Инициатором эксперимента выступил французский капиталист Леклер. В статье журнала Французской коммунистической партии «Экономи э политик», в которой Леклер вспоминается в связи с законом об ассоциации труда и капитала 1967 г., говорится: «Этот опыт заслуживает того, чтобы на минутку остановиться на нем, ибо ему уже присущи все характерные черты последующей мистификации». Во-первых, с самого начала участие в прибылях, по признанию самого Леклера, преследовало цель «ликвидировать антагонизм, существующий между рабочим и предпринимателем». Во-вторых, ставилась задача усиления интенсивности труда, а следовательно, и роста прибылей. Как писал биограф Леклера, «самым большим его достижением была организация в его цехах системы участия, при которой, в результате добавления к обычной заработной плате доли прибылей, удается добиться лучшей работы, увеличивать прибыли...». Эксперимент Леклера обогатил его: он умер, оставив кругленькое состояние в 1200 тыс. франков золотом. Но, как говорил его биограф, «он умер бедным, поскольку то дело, которому он посвятил свою жизнь, не было завершено». В Германии свой леклер объявился в конце XIX в., но также не имел успеха. А вот результат одного из самых последних экспериментов в ФРГ, о котором сообщила газета «Вельт дер арбайт» в номере от 15 августа 1969 г. На годовом отчетном собрании акционеров общества «ХЕТАГ» — крупного машиностроительного объединения — было решено повысить основной капитал, выпустив новые акции и по весьма льготному курсу продав их персоналу предприятия. Каждый из 10 тыс. рабочих и служащих имел возможность купить две акции по цене на 20% ниже их курса, что давало выигрыш минимум в 60 марок. Вербовка будущих акционеров началась уже за две недели до выпуска акций. Повсюду на предприятии были развешаны плакаты: «Экономия в 60 марок», «Создание собственности», «Ценность акций зависит от вас самих». Последняя надпись наиболее примечательна: она вновь выражает леклеровскую идею заставить рабочих трудиться более интенсивно, внушив им мысль, что плоды их труда будут принадлежать им самим. Ведь чем лучше работает персонал предприятия, тем больше прибыль, выше дивиденды и соответственно курс акций. Эксперимент на «ХЕТАГ» роднит с опытом Леклера не только общая идея, но и столь же бесславный конец. Акции предлагались четыре недели, но удалось продать меньше 6% их количества. И очередное заседание наблюдательного совета акционерного общества вынуждено было записать в своем решении: «...приходится выразить сожаление об отсутствии у персонала интереса к льготным акциям. Высокие расходы на агитацию и организацию продажи, которые не идут ни в какое сравнение с уровнем спроса, не позволяют рекомендовать повторение опыта в ближайшем будущем». Дополнительные выплаты в форме вознаграждения из прибыли или продажа акций по льготному курсу представляют собой уступки со стороны капиталистов, призванные смягчить социальный климат на предприятии. Одновременно капиталисты пытаются средствами, доступными им, разрешить проявляющиеся на капиталистическом предприятии противоречия между современными производительными силами и капиталистическими производственными отношениями. Дорогостоящее и сложное оборудование, применяемое на крупных предприятиях, требует работника с широкими и многосторонними знаниями, чувством ответственности, проявляющего интерес к работе и рациональному использованию техники и сырья. Наемный работник не обладает такими качествами. «...Сравнительная дешевизна или дороговизна этих средств эксплуатации,— подчеркивал К. Маркс в «Капитале»,— столь же безразлична для рабочего, как безразлично для лошади, дорогими или дешевыми удилами и уздой ею управляют» 1. Путем подкупа капиталисты пытаются воспитать преданных предприятию работников, пробудить в них интерес к работе и чувство ответственности за нее. Различного рода системы участия в прибыли и капитале преследуют именно эту цель. Однако, являясь орудием более изощренной и замаскированной эксплуатации, они не могут разрешить социальных антагонизмов. Выпуск «акций персонала» могут позволить себе лишь высокорентабельные и, следовательно, достаточно крупные предприятия, где социальные антагонизмы проявляются особенно остро. По свидетельству Мюнхенского института социальных отношений на предприятиях, в послевоенное время только 30 акционерных обществ выпускали акции, которые продавались или дарились персоналу. Пытаясь воспитать в трудящихся собственническую психологию, привязать их к предприятию и склонить к классовому миру, капиталисты нередко предоставляют значительные льготы при продаже «акций персонала». Но при этом приобретение акций ставится в зависимость от стажа работы на данном предприятии, размера получаемых годовых премий, которые определяются с учетом производительности работающего, его дисциплинированности, лояльности и т. д. Подобные условия покупки «акций персонала» превращают их в средство усиления эксплуатации наемных работников. Так, например, концерн «Хёхст» продавал своим рабочим акции по курсу 250 марок, в то время как их стоимость на бирже равнялась 700 марок. Фирма «Де- маг» и некоторые другие предприятия ввели продажу мелких акций в рассрочку. При этом дивиденд выплачивался еще до полной оплаты стоимости акций. Концерн «Маннесман» организовал продажу акций в рассрочку и для пенсионеров, покрывая таким путем расходы на оплату одной четверти всех заводских пенсий. Усиленная идеологическая обработка трудящихся, льготные условия покупки «акций персонала» нередко обеспечивают успех монополистическому капиталу в их распространении. Так, например, к началу 60-х годов на ряде западногерманских концернов число владельцев «акций персонала» достигало 40—60% общего числа занятых, хотя доля таких акций в общей стоимости акционерного капитала была весьма небольшой. Социальные знахари капиталистического общества, давая рецепты на избавление его от бедности трудя щихся масс, обычно исходят из того, что причина бедности в нежелании и неумении трудящихся постепенно накапливать имущество. Все дело в том, уверяют они, что у большинства людей не хватает твердости характера, чтобы ограничить свое потребление. Ведь тот, кто стремится стать капиталистом и получать прибыль, должен отказаться от многих удобств и удовольствий, экономить каждую копейку и терпеть лишения. Газета монополистической буржуазии ФРГ «Инду- стрикурир» писала 5 сентября 1963 г.: «Биографии известных предпринимателей и других людей, достигших успеха, позволяют легко доказать, что отказ от удовлетворения многих желаний также существенно содействовал образованию значительного имущества. Конечно, решиться на такой отказ труднее при небольшом доходе, но он возможен и в этом случае». Член правления «Дойче банк» Франц Ульрих, ежегодный доход которого составляет более 700 тыс. марок, также поучал своих соотечественников: «Пути к богатству разнообразны. Самый простой из них — экономить часть дохода». Таким образом, собственности, оказывается, не имеет тот, кто привык жить одним днем, потребляя весь свой заработок. Поэтому государству и предпринимателям надо создать у наемного рабочего стимул к образованию сбережений, привить к ним вкус и помешать расходовать накопленные средства на личное потребление. Теоретическое обоснование законов и многочисленных проектов образования собственности у трудящихся на основе их сбережений представляет собой современный вариант старой как мир сказки о бедных и богатых. В этой сказке рассказывается о том, что еще в незапамятные времена жили-были трудолюбивые, разумные, бережливые люди и лентяи, оборванцы, прокучивающие все, что у них есть. Первые, естественно, накопили богатство, а у последних в конце концов ничего не осталось, кроме рабочих рук, которые они должны продавать владельцам средств производства, чтобы заработать на жизнь. Этот исторический анекдот, иронически замечает К. Маркс в «Капитале», играет в буржуазной политической экономии приблизительно такую же роль, как в религиозном учении рассказ о грехопадении 33 Адама. Правда, библейская легенда повествует о том, как люди были осуждены добывать хлеб в поте лица своего, история же экономического грехопадения рассказывает, как могли появиться люди, совершенно не нуждающиеся в этом. «Со времени этого грехопадения,— говорит К. Маркс,— ведет свое происхождение бедность широкой массы, у которой, несмотря на весь ее труд, все еще нечего продать, кроме себя самой, и богатство немногих, которое постоянно растет, хотя они давным-давно перестали работать» 2. Сказки о прилежном богаче и неразумном, нерадивом бедняке требуются защитникам капитала и сегодня так же, как и более ста лет назад, во времена Маркса. Эти сказки нужны для того, чтобы убедить трудящихся, что, не уничтожая капиталистической частной собственности на средства производства, можно якобы сделать всех рабочих предпринимателями. Как справедливо заметил К. Маркс в «Капитале», «раз дело касается вопроса о собственности, священный долг повелевает поддерживать точку зрения детского букваря как единственно правильную для всех возрастов и всех ступеней развития» 3. Признавая необходимость смягчить социальные контрасты, капиталисты стремятся наделить рабочих жалкой собственностью за их же счет. Организации западногерманских предпринимателей стараются отклонять те проекты образования собственности у наемных работников, которые не предусматривают использования для этих целей сбережений или заработной платы трудящихся. По словам Пауля Мертенса, представителя одной из организаций предпринимателей, «собственность не следует дарить, она должна быть приобретена, и притом приобретена трудом или на сбережения». Сбережения рабочих — это часть отложенной ими заработной платы. Может ли эта часть быть настолько высокой, чтобы позволить рабочему стать крупным собственником? В основе заработной платы рабочего при капитализме, как известно, лежит стоимость рабочей силы, определяемая стоимостью средств существова ния. Очевидно, что сбережения означают не что иное, как недопотребление. И уже в силу этого они не могут непрерывно увеличиваться, достигая значительных размеров. Но сколько все-таки имущества может накопить трудящийся человек, воспользовавшись, скажем, западногерманским законом о содействии образованию собственности? Вот расчеты, приведенные в книге «Экономический рост, образование собственности, стабилизация», изданной в ФРГ в 1966 г. Оказывается, что если рабочий ежегодно в соответствии со вторым законом об образовании имущества станет обращать 312 марок на приобретение собственности при условии, что премия составит 22%, а ставка процента 5%, то через 20 лет в его распоряжении будет 15,57 тыс. марок, а через 40 — 64,8 тыс. марок. При этом собственные взносы рабочего в этих средствах составят соответственно 10,83 тыс. марок и 39,57 тыс. марок. За 20 лет упорного труда собственность рабочего увеличится примерно на величину его годовой зарплаты. Причем эти средства он сможет накопить лишь в том случае, если не будет расходовать на текущие нужды ни взносы, ни премии, ни проценты. Нетрудно представить, каким огромным и все возрастающим будет разрыв в накоплении имущества у такого примерно бережливого рабочего и капиталиста, который, не ограничивая своего потребления, получает в год сотни тысяч и миллионы марок. Эксплуататорскую сущность и демагогический характер политики образования собственности у лиц наемного труда, ее неспособность разрешить социальные противоречия капиталистического общества отчетливо понимают передовые представители рабочего класса ФРГ. В сентябре 1969 г. президиум Объединения свободных немецких профсоюзов ГДР провел в Галле обсуждение экономической политики западногерманской партии ХДС, входившей в правительство Кизингера. В обсуждении приняли участие и 150 представителей профсоюзов ФРГ. Один из гостей, Л. Юнг, выступая на совещании, говорил о боннской политике насаждения собственнической психологии у трудящихся: «Все дело в том, о каком формировании собственности идет речь: О формирований Собственности у рабочих или у предпринимателей? Мы, рабочие, хотим такого образования собственности, которое действительно дает нам влияние на принимаемые решения. Мы хотим такого образования собственности, которое изменит существующие отношения собственности и власти. Лучше всего вопрос о собственности был бы решен в том случае, если бы народу стало принадлежать то, что создано руками народа». Прекрасный пример возможностей «формирования собственности» у рабочих и увеличения богатства капиталистов дает западногерманская автомобильная компания «Даймлер-Бенц». Ее крупнейший акционер и один из фактических хозяев — Фридрих Флик получил в 1962 г. на свои акции около 20 млн. марок дивидендов. Примерно такую же сумму акционерное общество решило выделить в качестве рождественского подарка для выплаты премий 74 тыс. рабочим и служащим предприятия, что в среднем составляет всего 270 марок на каждого. Сопоставление этих цифр показывает, насколько «равными» являются возможности таких «свободных хозяйствующих субъектов», как магнат финансового капитала Флик и его рабочие. К тому же значительная часть персонала за всякие «упущения» в работе вообще была лишена премий, а директора и высокооплачиваемые служащие в итоге получили значительную долю выделенных средств. Тем, кому досталась жалкая часть прибыли предприятия, администрация рекомендовала использовать ее для образования собственности на основе соответствующих законов государства. Рабочим ставился в пример Фридрих Флик, который якобы отказывал себе во всем, экономя каждую копейку для накопления собственности. В действительности же Фридрих Флик, на которого ссылалась администрация предприятия, призывая рабочих стать собственниками, мог бы поведать о том, что лично он действовал иначе, накапливая свои миллионы. Следует начать с того, что гроссакционер Фридрих Флик — это тот самый король стали и угля, который с другими магнатами капитала привел к власти Гитлера и поддерживал его кровавый режим. Кстати, от наживы на военных поставках в годы первой мировой войны ведет свое происхождение богатство Флика. Фридрих Флик, прозванный гением спекуляции, сколачивал свою собственность, отнюдь не собирая ее по крохам из нескольких марок в год. Он наживал миллионы и миллионы на военных заказах, рабском труде невольников, согнанных фашистами из всех оккупированных стран Европы. Злодеяния его были столь велики, что даже американские оккупационные власти, милостиво прощавшие промышленников и финансистов фашистской Германии за их «вынужденное» сотрудничество с Гитлером, должны были судить Флика как военного преступника. В приговоре, вынесенном ему, говорится, что он применял насилие с целью заставить владельцев собственности отказаться от права на нее. Он насильно захватывал заводы и другое имущество в покоренных странах, опираясь на поддержку СС и вермахта. Осужденный на семь лет, Флик не отсидел и двух с половиной. Выйдя на свободу, он из остатков своего имущества, сохранившегося в Западной Германии, вновь создает свою империю, ловко обходя законы о декартелизации. В числе методов, которыми Флик приумножил собственность в послевоенный период, был и такой, как продажа дутых акций одного из его бывших предприятий, ставшего собственностью немецкого народа. Эта ловкая спекуляция дала ему 30—40 млн. марок. Свое господство в «Даймлер-Бенц» Флик утвердил после не менее блестящих биржевых махинаций. Затем, вспомнив старое, стал успешно расширять свое участие в возрождающемся в ФРГ военном производстве. Нещадная эксплуатация трудящихся, все возрастающая интенсивность их труда, военные прибыли, спекуляции, шантаж, обман, ограбление государственной казны — вот основа миллионных состояний крупнейших собственников ФРГ, а не трудолюбие и отказ от потребления, которые рекомендуются трудящимся. Ни пресловутые методы образования собственности у лиц наемного труда, ни изощренная пропагандистская болтовня о мнимой ассоциации труда и капитала не могут скрыть тот объективный факт, что рабочий и капиталист находятся на разных полюсах буржуазного общества.
<< | >>
Источник: Панова Маргарита Ивановна.. Народный капитализм» сегодня.. 1970

Еще по теме 3 «Сколько рабочих — столько предпринимателей»:

  1. ГЛАВА ПЕРВАЯ СТАРАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ
  2. ГЛАВА ПЕРВАЯ ПЕРВЫЕ ШАГИ ПРИМЕНЕНИЯ МАШИН В ТЕКСТИЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  3. ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РАБОЧИЙ КЛАСС
  4. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО И LAISSEZ-FAIRE
  5. КАК ДЕЙСТВУЕТ МЕХАНИЗМ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ
  6. Отношения между Конгрессом тред-юнионов 1 и лейбористской партией ;
  7. Ч а С Т Ь I - '; ОРГАНИЗАЦИИ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ
  8. Виды индексов розничных цен
  9. Миллиарды, сокращающие рабочие места
  10. РИМСКАЯ ГАЛЛИЯ
  11. КЛАССОВЫЕ БОИ ПРОЛЕТАРИАТА
  12. Глава 3 Парадокс перенаселения: через новаторство и пиратство — к Священному Граалю рынка
  13. ГЛАВА 4 Гитлер