<<
>>

Стабильность или путь в неизвестное?

В своей предвыборной речи Дж. Буш говорил: «Если я буду избран президентом, я предложу России рассматривать такие поправки к Договору по ПРО, которые сделают развертывание нами систем эффективной противоракетной обороны совместимым с этим договором...

Если Россия не согласится с предлагаемыми нами поправками, то я надлежащим образом, согласно статьям договора, извещу Россию о том, что США выходят из договора».

Иными словами, президент Буш не ставил вопрос так: «Договор по ПРО — на свалку»! Предстоят сложные переговоры на этот счет, имея в виду, что Вашингтон в принципе выступает за развертывание национальной ПРО. Какой ПРО — ограниченной иди полномасштабной? Этот вопрос разъяснял госсекретарь Коллин Пауэлл: «Президент намерен идти в этом направлении, но мы будем делать это очень осторожно, выбрав действительно эффективные технологии, оценив их стоимость, разобравшись с последствиями для дипломатии и контроля над вооружениями, которые надо учитывать, чтобы убедить мир в том, что мы укрепляем, а не ослабляем ядерное сдерживание».

К. Пауэлл заверил, что Америка будет проводить но этому вопросу «консультации» с союзниками, Россией и Китаем.

Конечно, о позиции Договора по ПРО не имеет значения, какая будет развертываться ПРО — ограниченная или полномасштабная. В любом случае НПРО несовместима с положениями Договора по ПРО 1972 г. и Протокола к нему 1974 г. Поэтому преодоление этого препятствия можно было осуществить на переговорах при взаимных уступках сторонами.

Была ли надежда на их позитивный исход? Да, была. Во-первых, односторонний выход из Договора ПРО расценивался в Москве как моральная безответственность Вашингтона перед мировым сообществом. К тому же Белый дом нередко посылал сигналы о возможном компромиссе на этот счет: то за счет модификации договора, то за счет внесения в него каких-то поправок с целью его расширенного толкования, допускающего испытания противоракетной обороны.

Во-вторых, в истории наших отношений с США были довольно сложные проблемы по этой тематике. Но они всегда находили понимание сторон и позитивное разрешение. Приведу лишь один пример.

Складывающаяся обстановка напоминает мне ситуацию конца 1985 г., когда Р. Рейган после встречи в Женеве в личном послании от 23 ноября писал М. Горбачеву: «...правда состоит в том, что у Соединенных Штатов нет намерения использовать свою программу стратегической обороны для получения какого бы то ни было преимущества и что не делается ничего такого, что было бы направлено на создание наступательных вооружений космического базирования. Наша цель — ликвидировать любую возможность нанесения первого удара любой из сторон. Поскольку это так, то в наших силах найти в практическом плане путь устранения тех озабоченностей, которые были Вами высказаны.

Например, не могли бы наши представители, когда они возобновят переговоры в январе, откровенно и конкретно обсудить, какие будущие действия рассматривались бы каждой из сторон как представляющие угрозу?

Ни Вы, ни я, по-видимому, не хотели бы видеть наступательные вооружения, тем более вооружения массового поражения, развернутыми в космосе. Не следовало ли бы нам попробовать определить, какого рода системы имеют такой потенциал, а затем попытаться найти поддающиеся проверке пути предотвращения их создания?

И не могли бы наши представители на переговорах обсудить более откровенно и открыто вопрос о том, как устранить потенциал первого удара с каждой стороны? ...Давайте будем настаивать на том, чтобы наши представители на переговорах занялись этими вопросами и нашли способ укрепления безопасности обеих стран путем согласования соответствующим образом сбалансированных сокращений. Если Вы так же искренне, как и я, не стремитесь к получению или сохранению односторонних преимуществ, мы найдем решение этим проблемам».

Я привел длинную выдержку из послания У. Рейгана для того, чтобы напомнить, что обстановка в то время по такой же тематике была не менее, а скорее более сложной, чем теперь.

И все-таки оптимальное решение было найдено. Может быть, руководителям США и России стоит прислушаться к Рейгану, который очень упорно стремился «забраться на небеса», но... за приливом последовал отлив.

В нынешних условиях, когда президент Буш фактически уже стоял на пороге денонсации Договора по ПРО 1972 г., Россия продолжала пытаться найти компромиссные подходы на переговорах. В частности, добивалась сохранения увязки сокращения СНВ с возможностью сохранения Договора по ПРО. Прорабатывались, например, предложения:

принять взаимные обязательства о невыходе из Договора по ПРО в течение 8—10 лет при его строгом соблюдении в том виде, как он подписан в 1972 г. Вопрос о том, как стороны поступят по истечении 10-летнего периода, решался бы на переговорах, которые начались бы за 2—3 года до окончания этого срока;

согласиться на проведение научно-исследовательских работ на Земле не только в лабораториях институтов, но и на заводах, полигонах и в других условиях (по договорен ности);

согласовать перечень устройств, которые в ходе этих исследований разрешались бы или запрещались к выводу в космос, или в интересах ПРО;

договориться (в силу стремления США к развертыванию эффективной системы НПРО) о сокращении американского противосилового ядерного потенциала, ликвидации условий создания «возвратного» ядерного потенциала и о получении для России права на развертывание МБР с РГЧ ИН.

В такой увязке и при таком подходе можно было обеспечить безопасность каждой стороне, а России, кроме того, сохранить интересы и достоинство государства.

Другие международные соглашения — Договор 1963 г. о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой; Договор 1967 г. о космосе; Договор 1968 г. о нераспространении ядерного оружия; Конвенция 1978 г. о запрещении военного или иного враждебного использования средств воздействия на природную среду — имелось в виду на переговорах не обсуждать и не затрагивать, поскольку они выходят за рамки российско-американских отношений, но, безусловно, использовать в защиту своей позиции.

Однако не зря говорят, что от слова до дела далеко. События, которые стали развиваться вокруг Договора по ПРО с обеих сторон, все более настораживали сомнительными, но вполне ясными маневрами. Во время визита министра иностранных дел И. Иванова 18 мая 2001г. в Вашингтон состоялись встречи с президентом Бушем и госсекретарем Пауэллом, в ходе которых, по мнению И. Иванова, был конструктивный диалог по проблемам Договора по ПРО и НПРО.

Между тем основной смысл этого диалога как раз и вызывал сомнение. «Мы надеемся, — заявил ми

нистр, — что в ходе консультаций стороны смогут выйти на такое решение, которое не подрывало бы базу стратегической стабильности, которая складывалась на протяжении последних 30 лет на основе Договора 1972 г., и вместе с тем позволял бы отвечать на угрозы и вызовы XXI века». (Советская Россия. 2001.)

Какого бы туману ни напускал И. Иванов в своей формулировке, она, безусловно, не исключает возможность пересмотра Договора по ПРО 1972 г. при условии, что это не поведет к подрыву той стратегической базы, которая складывалась на основе этого договора. Что это означает?

Это означает наделе изменение прежней российской позиции. До визита И. Иванова в Вашингтон позиция Россия была принципиально иной, а именно — любой пересмотр Договора по ПРО 1972 г. подорвет стратегическую стабильность, весь разоруженческий процесс и осложнит обстановку в мире. Договор является одной из основных конструкций в современной системе безопасности. Такой же позиции придерживался и продолжает придерживаться Китай.

Что касается позиции Вашингтона, то И. Иванову дали понять, что США рано или поздно приступят к реализации планов развертывания НПРО независимо от позиции Москвы, что приведет к разрушению Договора по ПРО.

Таким образом, в то время получалось так, что позиции США и России в отношении Договора по ПРО как бы сблизились: одна сторона не исключала возможности его пересмотра, что равносильно его подрыву; другая — своими делами была готова взорвать договор.

Оставалась одна надежда — страны НАТО и Китай. Главные американские союзники были не готовы безоговорочно поддерживать намерение США выйти из договора. Они не хотели быть заложниками Вашингтона на этот раз, как во время войны на Балканах. Они понимали, что это приведет к дестабилизации обстановки,

поэтому советовали американцам «не ставить политическую телегу впереди технологической лошади».

Если Вашингтон мог сломить упрямство натовцев, поставив их по команде «смирно», то с Китаем такой номер не пройдет. Кроме того, было заметно сопротивление американской и европейской общественности. Все это, казалось бы, давало Москве свободу маневра для оказания давления на Дж. Буша по этому вопросу, тем более что у России имеются необходимые стратегические ядерные силы, способные противостоять американским щитам. Такие попытки были, но... результатов не получилось.

Особенно обстоятельный и серьезный разговор по проблеме Договора по ПРО состоялся в Москве (3—4 и 13—14 августа 2001 г.).

Можно прямо сказать, что эта была разведка боем, схватка передовых частей. В результате выявились позиции сторон, их аргументация, возможные последующие действия на переговорах и в делах. С американской стороны участвовали: в первом эшелоне — помощник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс, министры финансов О. Нил и торговли Джон Эванс; во втором — шеф Пентагона Дональд Рамсфелд, его помощник по политическим вопросам Дуглас Фейт и другие. С российской стороны — министры иностранных дел И. Иванов и обороны С. Иванов и другие. Периодически встречался с американскими представителями президент В. Путин.

О чем говорили почти неделю официальные лица Вашингтона и Москвы? На повестке дня были стратегические вопросы.

Американские представители жестко, чаще всего в ультимативной форме, требовали согласия России на совместную ликвидацию Договора по ПРО 1972 г., предупреждали о неизбежности при любых обстоятельствах развертывания национальной крыши над Америкой, доказывали бесполезность Москвы занимать позу «контра» по отношению к «про» (американской НПРО и До

говору по ПРО).

Высказанные ими позиция и довольно примитивная в зашиту ее аргументация состояли в основном в следующем:

США намерены достичь такого соглашения с Россией, которое бы узаконило практически неограниченные испытания компонентов противоракетной системы — в любое время, в любом месте, исходя из желаний разработчиков системы. Белый дом также хочет полной свободы действий в том, что касается ее размещения;

курс на сотрудничество с Россией в области стратегической стабильности состоит в том, чтобы идти дальше Договора по ПРО 1972 г., что позволило бы Вашингтону начать создание системы противоракетной обороны. При этом США не намерены вести с Россией растянутые по времени переговоры, которые могут затруднить разработку и развертывание системы НПРО в максимально короткие сроки. Чтобы не нарушать Договор по ПРО, США выйдут из этого соглашения в соответствии с его положением, предусматривающим такую возможность. Они предлагают России выработать новые стратегические рамки взаимоотношений, которые станут заменой Договора по ПРО 1972 г. и позволят Вашингтону начать создание системы ПРО страны;

действия США по созданию НПРО могут войти в противоречие с Договором по ПРО 1972 г. уже в 2002 г. К этому времени США вместе с Россией или в одностороннем порядке выйдут из Договора по ПРО. Речь идет о месяцах, а не о годах, хотя конкретной даты пока не установлено. Соответствующее заявление (о выходе из Договора по ПРО) американская сторона намерена сделать в конце 2001 г. (что и было сделано);

Белый дом считает, что Договор по ПРО является пережитком «холодной войны» и был подписан в период противостояния СССР и США. Сейчас эра противостояния двух ядерных сверхдержав канула в Лету. Время взаимного устрашения прошло. Следовательно, пора

выбросить договор в помойную яму. Новую систему стратегической стабильности взамен ныне существующей создать лишь после того, как Договор по ПРО прекратит свое существование;

за пределами консультаций в Москве появились многочисленные утечки информации из Пентагона о планах развертывания противоракетной крыши над Америкой: создании ограниченной НПРО (наземной, морской и воздушной); переходе к глобальной НПРО (на суше, на море и в космосе);

подготовке к возобновлению ядерных испытаний; конструировании нового космического супербомбарди- ровшика. Министр обороны Рамсфелд заявил о том, что его страна в решении вопроса о будущем ПРО находятся в стадии научно-технических разработок и исследований.

В Пентагоне с предельной откровенностью рассказывают о том, что на Аляске (форт Крили под Фэрбенксом) начато строительство испытательного полигона, где будет размещено 5 ракет-перехватчиков. Это не противоречит Договору по ПРО, но требуются предварительные переговоры с российской стороной. В ближайшие 14 месяцев будут проведены 17 испытаний: 10 — с установок наземного базирования и 7 — с морского. Комитет палаты представителей конгресса утвердил запрос правительства на финансирование работ по НПРО на сумму в 8.1 млрд долларов.

Российская сторона высказала американцам свои контраргументы:

существующая многоярусная система договоров и соглашений по вопросам стратегической стабильности полностью отвечает интересам России, и у нее нет никакого желания выходить из того или иного соглашения. Нельзя говорить о Договоре по ПРО в отрыве от многих других соглашений, в том числе и в области наступательных вооружений;

учитывая тесную увязку вопросов стратегических наступательных и оборонительных вооружений, для нас

важно получить ответы по нескольким вопросам. Это — пороги сокращения вооружений, время сокращения, а также меры контроля, доверия и транспарентность. Российская сторона сожалеет, что американские коллеги не дают ответа на эти вопросы, тем более что свои позиции мы уже неоднократно озвучивали.

Российская сторона не отрицает возможности создания новой архитектуры стратегической стабильности, однако разработать новую модель за несколько месяцев невозможно. Этим надо серьезно заниматься после получения ответов от США на наши вопросы. Разрушать Договор по ПРО без предварительного создания новой модели стабильности — это путь в никуда, а точнее, в дебри неизвестности.

Оценивая высказанные на консультациях в Москве заявления сторон, считаю целесообразным изложить некоторые свои мысли о первой встрече «про» и «контра».

Прежде всего, очевидно, что американская сторона пытается создать впечатление, что вопрос о развертывании НПРО и выходе из Договора по ПРО является необратимым и решенным. Однако на деле многое из сказанного американцами является откровенным давлением на Россию с целью заставить ее пойти на уступки по другим проблемам и безоговорочно следовать в фарватере политики Вашингтона.

Видимо, из-за скромности или по иным обстоятельствам американская сторона умолчала о других принципиальных фактах, негативно влияющих на противоракетное решение Белого дома.

Например, американские представители забыли об отношении международного сообщества к «звездной войне». С этой химерой прославился в свое время президент Рейган, но оказался в одиночестве. Подобная ситуация складывается и в настоящее время. Во всяком случае, пока что не нашлось ни одного государства, которое бы добровольно поддержало бушевскую «звездную войну». Франция возражает открыто, Германия

проявляет сдержанный скепсис. Другие союзные страны при несомненной верности Америке также выдвигают различные оговорки.

Почти все страны мира не доверяют США в вопросах поддержания стабильности в мире. Да и какое может быть доверие, если Вашингтон игнорирует международные договоры и соглашения? Похоже, что, если Америка безответственно и вопреки общественному мнению встанет на путь «звездных войн» и поставит под угрозу договорно-правовую систему, она может дестабилизировать обстановку. Согласится ли с таким политическим курсом президента Дж. Буша американский конгресс?

Лидер демократической оппозиции в палате представителей Ричард Гепхардт считает, что в нынешнем составе конгресса США «существует и в ближайшей перспективе сохранится двухпартийное большинство законодателей, выступающих против слома Договора по ПРО». Он убежден, что в нынешнем году на Капитолийском холме остановят развертывание системы НПРО и «даже дальнейшие испытания, которые можно было бы в порядке спора счесть нарушением этого соглашения».

Можно, кстати, напомнить, что американский конгресс несет прямую ответственность за взятие США обязательств по Договору по ПРО. Президент Р. Никсон подписывал в 1972 г. этот документ с согласия конгресса. Вообще все президенты более двухсот лет не смели отказаться от обязательств, взятых на себя Соединенными Штатами с согласия конгресса. Правомочен ли президент Дж. Буш-младщий нарушить эту традицию?

Далее. В договоре записано (статья XV): «Каждая из Сторон в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из настоящего Договора, если она решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы. Она

уведомляет другую Сторону о принятом ею решении за шесть месяцев до выхода из Договора. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые уведомляющая сторона рассматривает как поставившие под угрозу ее высшие интересы».

Администрация Белого дома заявляет, что она не намерена соблюдать договор и готова выйти из него самостоятельно, выбросив договор на свалку. Почему же она не ставит в известность ни конгресс, ни Кремль, какие исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы Америки? Если президент Буш вознамерился порушить Договор по ПРО без соблюдения всех положенных процедур и без согласия конгресса, то он явно превышает свои полномочия!

Психологическим воздействием на Москву является проведенное в июле 2003 г. испытание по программе НПРО. Специалисты считают это мероприятие блефом. Оно доказало лишь то, что одна ракета в принципе может попасть в другую. Но в данном случае было допущено много условностей: боеголовка была снабжена для ее обнаружения инфракрасными излучателями; заранее были известны время, траектория полета и количество боеголовок. В боевой обстановке при действительном нападении агрессора такой информации не будет. Поэтому американский эксперимент даже не сумел повторить аналогичные испытания, проведенные СССР в 1961 г. в условиях близких к боевым.

Имеются другие препятствия на пути реализации «звездной войны» президента Буша. Все это вынуждает администрацию Белого дома уговаривать Россию участвовать в совместном похоронном ритуале Договора по ПРО. Делаются попытки поделиться с Москвой новейшей технологией, оказать экономическую помощь (не зря в первом эшелоне московских гостей были американские министры финансов и торговли).

Подобные «дары на халяву» мы уже проходили. Тем более что, например, новейшие разработки в области

лазерных, радарных и инфракрасных сенсорных технологий настолько ценны, что, кроме «кукиша в кармане», Россия ничего не получит. Даже с близкими союзниками США такой новейшей технологией не поделятся.

Что касается финансовой помощи, то ее до сих пор ждет Ельцин. Ему в июне 1992 г. во время визита в Вашингтон американцы пообещали в закрома российских банков 24 млрд долларов, но...

В целом первая встреча «про» и «контра» показала, что если рейгановская СОИ была контрой против «империи зла» (так он обзывал Советский Союз), то бу- шевская НПРО вызвала своеобразную контру против американской «империи зла». В настоящее время объединенные нации находятся под дулом «звездной войны» Буша-младшего и в преддверии хаоса и произвола в связи с разрушением Договора по ПРО и всей международно-правовой системы.

Показанная в Москве несговорчивость России участвовать совместно с США на похоронах Договора по ПРО и ее логическая мотивация на этот счет являются более понятными с точки зрения укрепления стратегической стабильности, чем убойная позиция Вашингтона, толкающая мир к непредсказуемым опасностям. Важно при этом, что российскую позицию поддерживает такая великая держава, как Китай, международное значение которого по многим показателям не меньше, чем известные преимущества Америки.

Какими мне представляются шансы противостояния «про» и «контра» и дальнейшая судьба Договора по ПРО, составляющего основу международной стабильности и безопасности?

Считаю, что Вашингтон занял упёртую позицию — выйти из договора в одностороннем порядке. Однако не исключено, что еще некоторое время администрация президента Дж. Буша-младшего будет продолжать оказывать давление на Москву, чтобы вынудить ее за минимальные или символические уступки (компенсацию)

участвовать в совместном похоронном ритуале договора. После чего начнется практическое развертывание локальной НПРО. Выдержит ли Россия пробивную силу американского давления — здесь кроется ответ на поставленный вопрос.

Таким образом, первые консультации в Москве (август 2001г.) в основном прояснили позиции сторон по проблеме проблем. Впереди предстоят в форсированном темпе новые разговоры на всех уровнях. Но уже сейчас можно уверенно сказать, что сегодняшний Вашингтон настойчиво добивается возрождения своей голубой мечты — обеспечить гарантированную безопасность американской территории, требуя при этом, чтобы Россия была пособником космических аппетитов Соединенных Штатов, реализации планов новой американской концепции глобализма и военной стратегии ведения войн без потерь. Формальные поклоны президента Дж. Буша-младшего в сторону улучшения российско-американских отношений мало что стоят и вполне могут означать противоположное тому, что в политических витринах выставлено напоказ.

Поэтому не надо спешить. Сейчас важнее всего осознанный выбор: или занять твердую позицию по защите стратегической стабильности и отстаивать ее нынешние договорно-правовые основы или вместе с американцами выбрать путь в неизвестное. Третьего не дано, а второй путь тупиковый.

Разве можно укрепить мир с помощью нового поколения вооружений, которые несут с собой дополнительный риск нарушения баланса сил? Неужели не ясно, что создание американцами НПРО, независимо от ее конечных целей, неизбежно связано с подрывом существующих двусторонних и многосторонних договоренностей по международной стабильности и безопасности? Чем стороны намерены заменить десятки известных соглашений на этот счет? Все эти вопросы затрагивают судьбы не только россий

ского и американского народов, но и судьбы народов всего мира.

К сожалению, приходится констатировать, что противостояние позиций сторон в Москве (август 2001 г.) по вопросу ПРО оказалось непродолжительным. Уже в октябре президенты США и России на техасском ранчо договорились по проблеме проблем, исходя из своих соображений.

Как сообщил в интервью президент американского Центра оборонной информации Брюс Блэй*, во время визита в Вашингтон В. В. Путин сделал важную уступку, позволив Дж. Бушу провести испытания национальной противоракетной обороны при условии, что Договор по ПРО сохранится в силе, а срок принятия решения о развертывании НПРО будет отодвинут.

Таким образом, можно констатировать, что благодаря такой сделке отныне американцы могут строить НПРО без препятствий. Испытания и все другие меры в этой области станут проводиться теперь по закону, то есть по плану Пентагона, руководствуясь сверхрас- ширительным, а говоря проще, неограничительным толкованием договора.

Более того, мы согласились на эфемерную сделку, так как дали согласие на запрещенные договором испытания, полагая, что тем самым будто бы сохраняем в силе Договор по ПРО 1972 г. То есть заняли страусиную позицию и молчаливо радуемся тому, что нас обманули.

Если не лукавить и не играть в большую политику, то можно объявить общественности о том, что Договор по ПРО в том виде, как он был подписан в 1972 г., потерял силу. На техасском ранчо состоялись его похороны без печального ритуала и без поминок. Американской НПРО открыт «зеленый свет». Испытания начались, «небесные» замыслы Америки стали осуществляться.

декабря 2001 г. настал момент истины — президент США Дж. Буш объявил мировому сообществу о том, что он принял решение о выходе Америки из Договора по ПРО 1972 г., уведомив об этом американский конгресс. декабря посол США в Москве передал МИД России официальное уведомление об одностороннем выходе его страны из упомянутого договора.

Свершилось событие международного порядка: по воле президента Буша прекратил существование краеугольный камень международной стабильности, основа международно-договорного права в области разоружения и безопасности. Нанесен мощный удар по переговорному процессу в области сокращения стратегических ядерных вооружений и существованию многих других международных договоров и соглашений. Дан «зеленый свет» новому витку создания средств доставки оружия массового уничтожения, в первую очередь развития ракетных программ. Под угрозу поставлен режим нераспространения ядер- ного оружия.

Америка встала на путь бесправия и беззакония, не предложив взамен стабильности ничего существенного. Все аргументы администрации Белого дома против Договора по ПРО не выдерживают критики и являются обманными.

Вашингтон пренебрег мнением мирового сообщества, поставив другие страны, в том числе своих союзников по НАТО, в унизительное положение изгоев. Это явилось наглядным примером так называемого равного партнерства между хозяином и придворным, когда хозяин способен вывести своих партнеров на нерасчетную орбиту под видом иезуитской сделки.

Что касается России, то США дали нам понять, как надо твердо отстаивать свои национальные интересы, абсолютно игнорируя позицию и мнение руководителей Москвы. Политика Кремля «Мы с тобой, Америка!», «За дружбу и партнерство!» оказалась негодной

и морально ущербной. Уступки России в области безопасности и обороны взаимности со стороны Вашингтона не вызвали.

Победа «ястребов» в американском руководстве в вопросе денонсации Договора по ПРО оценена В. Путиным как историческая ошибка. Это верно. Но его заявление о том, что принятое президентом США решение не создает угрозы национальной безопасности Российской Федерации, является своего рода попыткой сделать вид, что якобы ничего не произошло. Однако на деле это не так. Денонсация США Договора по ПРО требует от Москвы коренного пересмотра своей политики безопасности. Не должно быть никакого сомнения в том, что создание американской НПРО имеет цель разоружить Россию, сделать ее стратегические ядерные силы бесполезными, ненужными, вообще лишить нас самостоятельной ядерной политики.

Если учесть, что США обладают огромным перевесом обычных вооруженных сил, количеством ядерных носителей и боеприпасов, мощным военно-промышленным комплексом, новейшей военной технологией, то, очевидно, нам необходимо думать об интересах страны, ее обороноспособности, реальных мерах своей безопасности, иначе Россию в мире не будут воспринимать серьезно.

Что можно ожидать со стороны США в ближайшее время?

В связи с окончанием антитеррористической войны в Афганистане Вашингтону, видимо, не понадобится союзническая помощь России. Все проблемы в этой области Америка будет решать самостоятельно за счет России, против России и за спиной России.

Откровенную позицию усиления давления на Россию могут теперь занять США в вопросах ограничения (прекращения) российско-иракских и российско-иран- ских торговых отношений в области ракет и ракетных технологий, требуя от нас уступок на этот счет.

Не исключено, что США потребуют от союзников охладить российско-натовские отношения, особенно по военным вопросам, путем прекращения создания различных комитетов и подкомитетов с участием в них России.

В целом следует ожидать, что политические риторика и игры закончились, их место занимают практические программы. Вот они. Антитеррористическая война. Глобализация. Передел мира. Расширение НАТО на Восток. Противоракетный щит. Замена всех американских спутников. Инспекция Пентагона в космосе. Подрыв существующих международных договоренностей, которые, как считает Вашингтон, могут ограничить США в поступках...

Ясно, что в таких условиях установление новой модели международной стабильности достигнуть весьма затруднительно. Америка не откажется от уже завоеванного ею, не изменит своего избранного политического курса на установление мирового господства, нового мирового порядка, прямых угроз другим странам и народам, превращение России в протекторат США и их союзников. Стабильность по-американски сегодня — это осознанный путь политически зависимого тупика, в который пытаются загнать нашу страну.

Как писала в те дни американская пресса, выход из договора равносилен плевку в лицо мировому сообществу. «Несмотря на готовность других государств помогать Соединенным Штатам с риском для себя поддерживать международную стабильность, США придерживаются узко эгоистического понимания своих интересов и игнорируют законную заинтересованность других государств в обеспечении своей безопасности... Денонсация Договора по ПРО немедленно приведет к росту расходов на противоракетную оборону и в то же время не принесет никаких выгод. Выход из договора в данный момент не нужен и опасен». («Лос-Анджелес тайме». 2001.14 дек.)

ПОСТСКРИПТУМ. Подведем итоги тяжкому пути познания в области «про» и «контра». По оценке рос

сийских и зарубежных ученых-епениалистов, на современном этапе технического развития никакие космические щиты и зонтики пока не способны сделать ракетно-ядерное оружие бесполезным и обеспечить гарантированное прикрытие территории США, а тем более одновременно их союзников в Западной Европе и других районах мира. Но в перспективе?..

С момента начала работ по созданию противоракетной обороны (50-е гг.) и до настоящего времени Америка пять раз приступала к созданию национального щита, но до сих пор его нет. Затрачены колоссальные материальные средства, технологические ресурсы, научный потенциал, разыграны массовые спектакли пропагандистского толка с участием артистов-президентов, а щита как не было, так и нет.

Может быть, задача нерешаемая, тогда почему Америка так настырно добивается ее решения?

Мне представляется, что ответ кроется не только в том, чтобы втянуть в гонку вооружений другие страны (в прошлом — особенно СССР) — это было на первом плане у президента Рейгана, — но еще и в особенностях национального чувства американцев, например, теперь, когда США оказались единственной сверхдержавой и в связи с «черным вторником».

Дело в том, что до 1957 г. территория Америки была неуязвимой от любого вида оружия, во всяком случае, американцы не испытывали непосредственной военной угрозы даже со стороны Советского Союза. Военное превосходство почти по всем видам оружия обеспечивало США гарантированную безопасность и чувство уверенности в завтрашнем дне. Но вдруг это все исчезло.

В августе 1957 г. ТАСС известил весь мир о том, что в СССР создана и испытана межконтинентальная многоступенчатая баллистическая ракета (МБР), которая способна доставить ядерный заряд в любую точку земного шара. Осенью того же года в Советском Союзе в космическое пространство был запущен искусствен

ный спутник Земли. В январе 1960 г. на сессии Верховного Совета было обнародовано о создании Ракетных войск стратегического назначения.

Все эти сообщения ошарашили Америку и американцев. Их расчеты на неуязвимость своей территории оказались несостоятельными, голубая мечта американцев — иметь постоянную гарантированную безопасность США — рухнула. Утрачивали свою неуязвимость на случай войны и многочисленные военные американские военные базы, разбросанные в различных районах планеты, преимущественно по периметру СССР и других стран социализма.

В этой обстановке Америка, потеряв уверенность в защите своей территории, которая оказалась под реальной угрозой советских МБР, начала лихорадочно искать пути восстановления своей бывшей неуязвимости. Работы шли по двум направлениям. Первое — создание американских межконтинентальных баллистических ракет, которые начали поступать на вооружение в конце 1962 г. (МБР «Титан-11» и «Минитмен-1»), а также БРПЛ (1960 г.). Второе — создание средств противоракетной обороны и противоспутникого оружия. Если на первом направлении поставленные задачи были в основном решены, то на втором — голубая мечта американцев пока не стала реальностью.

Многолетние лихорадочные работы многих президентов по программе НП РО подготовили определенную материальную базу в этой области. Дальнейший путь американским «ястребам» в строительстве щита преградил Договор по ПРО 1972 г.

Администрация Буша решила с помощью России и руками России реформировать договор: внести в него такие поправки, которые позволили бы американцам «законно» решать любые практические вопросы, связанные с развертыванием НПРО и испытанием космических технологий. Иными словами, подогнать Договор по ПРО под американские планы строительства щита, сделать его неограничительным.

Россия шла на уступки Америке в этом вопросе. Но «ястребы» Вашингтона требовали отказа от этого договора. У них не хватило мудрости и государственной прозорливости сделать встречные шаги российской стороне, найти приемлемый компромисс, вести с ней конструктивный диалог о создании новой модели международной стабильности и безопасности в условиях изменившейся обстановки.

В Америке восторжествовали «ястребы» и имперский зуд. Что делать России при создании американцами НПРО?

Ясно, что безопасность страны уступками и реверансами не обеспечишь. Она требует принятия конкретных и необходимых мер. Видимо, возникает необходимость констатировать, что по вине США теряют силу договоры по сокращению стратегических наступательных вооружений сторон, особенно ущербный для России договор СНВ-2.

Следовательно, Россия может остановить сокращение своих стратегических ядерных вооружений, в первую очередь сохранить живьем на позициях МБР СС-18 («Сатана» — их у нас имеется около 150 единиц с 10 боеголовками каждая). Пока «Сатана» будет стоять на позициях, безопасность России обеспечивается при любых американских щитах. Есть у нас и другие возможности для ответа, в том числе и в связи с отменой запрета на ракеты с разделяемыми головными частями.

Если США и НАТО пойдут на разрушение всей системы международных соглашений и подрыв нынешней модели международной стабильности, то, очевидно, надо думать о том, чем заменить ее, какую создать новую основу мировой стабильности не в ущерб и не за счет России.

Всякий, кто без предубеждения отнесется к приведенным выше фактам, поймет меру опасности, которые несут человечеству военные планы США по созданию НПРО и завоеванию господства в космосе. Эти опасные

планы затрагивают все государства мира. И пока не поздно, пока еще не создана необратимая ситуация, миролюбивые страны могли бы возвысить свой голос против этой угрозы Америки.

И последнее. Для чего задумана Вашингтоном вся эта противоракетная канитель с космическим зонтиком?

По мнению администрации Буша, американская НПРО будет создаваться против стран-изгоев (Иран, Ирак, Северная Корея), которые якобы представляют ракетно-ядерную угрозу Америке. Но подобные заявления Белого дома и госдепартамента далеки от истины. Никакой ракетно-ядерной угрозы для США со стороны указанных стран ни теперь, ни в обозримом будущем не существует. Старые, 40-летней давности, оперативнотактические ракеты «Скад», несколько единиц которых имеется в Ираке и Иране, — это не угроза.

Не надо лукавить, аргументы насчет изгоев не красят США. Задуманная НПРО это оружие могущественного владыки мира громовержца Зевса, который сидит на золотом троне и утверждает порядок на земле и законы. В руках у Зевса судьба людей: счастье и несчастье, добро и зло, жизнь и смерть. Горе тому, кто нарушает установленный Зевсом порядок на земле и не соблюдает его законов.

Америка уже давно стремится стать громовержцем Зевсом. Все президенты стремились к этому Еще отцы-прародители в XIX столетии, заседая в конгрессе, поучали президентов, что «божественная миссия Америки — руководство миром»; установление диктатуры своих порядков в любом районе, любому государству, любыми средствами, в том числе оружием. Президенты США свято выполняли поученья отцов-прародите- лей.

Чем хуже Буш-младший других президентов? Скорее даже наоборот. Все предыдущие лидеры Америки оставили ему могучую экономическую и военную супердержаву, передовую технологическую базу для установления господства в космосе, а значит, и над миром. Все

другие страны должны прогибаться перед сильной Америкой, иначе горе тому, кто...

Такова политика мышления за океаном. «Все, что бы ни делали американцы, — говорили отцы-прародители, — всегда правильно, поскольку сие делают американцы». И ныне американская спесь ищет не равного партнерства, а безраздельной гегемонии для Вашингтона. Кто это еще не понял и надеется на что- то другое, того ждет глубокое разочарование и низкопоклонство.

Целям мирового господства, наряду со стратегическим мечом, предназначен служить противоракетный щит. В настоящее время задуманная Америкой НПРО с космическим привесом может превратиться в реальность. Тогда США будут единолично решать любые спорные вопросы по космосу и в околоземном пространстве, запрещать странам-изгоям самостоятельную космическую деятельность, пресекать пуски баллистических ракет со стороны других государств и т. д.

Подобные действия неизбежно вызовут чрезмерную напряженность и вполне возможно, что вместо стабильности мир окажется в дебрях неизвестности. Причем в очень опасных дебрях!

<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Провокации против России. — М.: ОЛМА- ПРЕСС Образование. — 637 с.. 2003

Еще по теме Стабильность или путь в неизвестное?:

  1. 1.2. Типологии индивидуального стиля педагогической деятельности, его структура
  2. РАЗДЕЛ 3. Государство, спекулянты и устойчивость рыночного равновесия
  3. РАЗДЕЛ 2. Поведение олигополистов
  4. Глава 1 Столетний мир
  5. Базисный период.
  6. 51. Монашество есть чистый путь,
  7. 8.1. Теоретические подходы к исследованию политической культуры
  8. § 2.2. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  9. Условия предоставления селекционному достижению правовой охраны (статьи 1413, 1437, 1438, 1441, 1442) 7.
  10. 3.3.2. Характеристика психосоциотипов
  11. 12.3. Нормотворчество. Юридическая техника
  12. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики