<<
>>

Великие государи

Выдающуюся роль в создании антигитлеровской коалиции, ее руководстве и в достижении Победы над фашизмом во Второй мировой войне сыграла великая троица — И. Сталин, Ф. Рузвельт, У.

Черчилль. В слож

нейших условиях международной военной обстановки они сумели, несмотря на непримиримые социальные и другие противоречия, многочисленные военно-по- литические перипетии, найти основы объединения, сотрудничества, определить взаимоприемлемые цели и задачи войны и мобилизовать миллионы народов на их достижение. В этом состоит огромная заслуга руководителей СССР, США и Англии перед всем прогрессивным человечеством.

Без преувеличения можно утверждать, что руководители антигитлеровской коалиции, приведшие государства и народы к Победе над фашизмом — Ф. Рузвельт, И. Сталин, У. Черчилль, — несомненно обладали качествами великих государственных деятелей XX века и таковыми, безусловно, вошли в летопись истории.

Франклин Делано Рузвельт — 32-й президент Америки (1933—1945) — первый из американских президентов, который, преодолев сопротивление американской реакции, 16 ноября 1933 г. добился дипломатического признания Советского Союза. При его правлении Америка стала нашим союзником во Второй мировой войне. Хотя стороны не всегда и не во всем были согласны друг с другом, мы никогда не забудем, что Рузвельт с открытым сердцем, искренне восхищался храбростью и силой советских солдат, их патриотизмом.

В то время, когда весь Запад трубил: «Дни России сочтены», «Армия русских развалилась», «Москва на краю пропасти» и т. д., американский президент 30 сентября 1941 г. писал Сталину: «Я не могу передать Вам, насколько мы все восхищены доблестной оборонительной борьбой советских армий. Я хочу воспользоваться этим случаем в особенности для того, чтобы выразить твердую уверенность в том, что Ваши армии в конце концов одержат победу над Гитлером, и для того, чтобы заверить Вас в нашей твердой решимости оказывать всю возможную материальную помощь».

Кем же все-таки был Франклин Рузвельт по своим убеждениям и делам? Безусловно, он был прежде всего

верным сыном Америки, американского народа. Приняв страну с великой депрессией конца 20 — начала 30-х годов, Рузвельт сумел поднять Америку на ноги. По его решению были в срочном порядке приняты прогрессивные законы, которые составили суть нового курса Рузвельта: чрезвычайный банковский закон о помощи; о регулировании сельского хозяйства; о восстановлении промышленности; о трудовых отношениях; о социальном страховании; о справедливых условиях труда; о нейтралитете и др. Все законы были проведены в жизнь.

Благодаря своим знаниям, опыту, организаторскому таланту, ему удалось не только спасти американский капитализм, но и вывести его на вершину цивилизованного развития. Именно по этой причине его авторитет в стране и на международной арене был непререкаемым.

Оставаясь сторонником и защитником капиталистического строя, Рузвельт в отличие от предшествующих ему американских президентов с первых дней своего правления начал строить советско-американские отношения на основе добрососедства, уважения и взаимной выгоды. Верный сын Америки был хорошим другом Советского Союза.

Особой заботой Рузвельта был второй фронт. Являясь сторонником открытия его на севере Франции, Рузвельт под держивал в этом вопросе Сталина и выступал против балканского варианта Черчилля.

Свою идею о высадке англо-американских войск на севере Франции президент намеревался осуществить в 1942 г., но под давлением Черчилля и внутренней оппозиции согласился на перенос операции «Оверлорд» на более поздние сроки. По сути, его позиция в этом вопросе до Тегеранской конференции была двойственной: он соглашался с предложением Черчилля о проведении военной операции в Средиземном море и одновременно выступал за «Оверлорд».

На Тегеранской конференции и после нее Рузвельт утвердился на первоначальной своей позиции — «Овер-

лорд». Больше всего его беспокоило время высадки десантных сил.

Он боялся опоздать!

После Сталинградской операции и особенно Курской битвы он вдруг почувствовал, что Европа может оказаться в железных объятиях Сталина. «А ведь Европа нам нужна, — убеждал себя Рузвельт, — без Европы не ¦будет сильной Америки». Операцию «Оверлорд» он стал сравнивать с древнегреческим мифом «Похищение Европы». Сталин представлялся ему в качестве Зевса, который может превратиться в «чудесного золотого быка» и похитить прекрасную Европу, вырвать ее из цепких рук англосаксов.

Рузвельта озарили другие мысли: Европу должен похитить американский орел, но так, чтобы упредить могучего Зевса. Об этом его просили генералы ОКНШ в Квебеке (август 1943 г.), предупреждая о возможности «самостоятельной русской победы» до начала вторжения англосаксов во Францию. Об этом предупреждал его Черчилль в своем паническом послании, требуя принять срочные меры, чтобы не дать красным стать хозяевами в Центральной Европе. «Это поздно сделать уже сейчас, — писал Черчилль, — а завтра станет невозможным вообще». Британский премьер пророчествовал о том, что Америка и Англия любыми средствами должны предотвратить «большевизацию» Европы.

После Тегеранской конференции Рузвельт начал торопить, спешить с открытием второго фронта на севере Франции:

на совещании в Каире (3—7 декабря 1943 г.) американская и английская делегации согласились создать самостоятельные верховные командования для каждого театра военных действий. Верховным командующим войсками на европейском театре военных действий был назначен американский генерал Дуайт Эйзенхауэр. В канун Рождества президент США объявил по радио об этом решении;

президент США дважды (в ноябре и декабре 1943 г.) разъяснял Эйзенхауэру обстановку, значение

операции «Оверлорд», необходимость ее ускоренной подготовки.

Казалось бы, вся работа по подготовке десантной операции идет по плану, но беспокойство по поводу самостоятельной русской победы президента не покидало. Рузвельт понял, что Германия выдохлась. Численность ее вооруженных сил составляла около 10 млн человек. Общая численность Советских Вооруженных Сил была значительно большей.

К концу 1943 г. численность американских вооруженных сил достигла почти 13 млн и английских — около млн человек. Оценив все эти цифры, Рузвельт убедился, что паническое послание Черчилля обоснованно и что Америка запоздала с операцией «Оверлорд». Впервые за много лет войны он глубоко сожалел о том, что ему не удалось отстоять свою идею об открытии второго фронта на севере Франции в 1942 г. «Похищение Европы» русским Зевсом стало реальностью!

Огромной заслугой американского президента перед человечеством были его неимоверные усилия относительно обустройства мирного послевоенного будущего.

Ф. Рузвельт в ходе всей Второй мировой войны никогда не сомневался в ее победном исходе для антигитлеровской коалиции. Он мечтал о послевоенном мире, его благоустройстве, когда смолкнут пушки. Мечтал создать «Дом добрых соседей» — так американский президент называл будущую Организацию Объединенных Наций. Далеко смотрел один из умнейших людей планеты.

Выступая в конгрессе 1 марта 1945 г., президент США Ф. Рузвельт предсказывал народам планеты путь в безопасное будущее. Он говорил: «Мир, который мы строим, не может стать американским или британским миром, русским, французским или китайским миром. Он не может быть миром больших или миром малых стран. Он должен быть миром, базирующимся на совместных усилиях всех стран... Должен прийти конец системам одно

сторонних действий, замкнутых блоков, сфер влияния, баланса сил и всех этих и подобных методов, которые использовались веками и всегда безуспешно». Мудрые слова великого президента Америки!

К сожалению, в связи с уходом из жизни Франклина Рузвельта, его предсказания не сбылись. Возможности построения безопасного мира не были использованы.

В этой связи представляет интерес факт предвидения Рузвельтом развития послевоенного мира. Государственная прозорливость помогала ему разглядеть за горизонтом Второй мировой войны два возможных пути развития событий.

Первый путь, по мыслям Рузвельта, предполагал добрососедство и содружество боевых союзников после войны, особенно сохранения советско-американского согласия. В этом случае развитие мира виделось ему при минимальном оружии, возможности приостановки работ по созданию атомной бомбы, использования атомной энергии только в мирных целях, приостановки многочисленных программ строительства ВМС и ВВС, неразвертывания многочисленных опорных, пунктов (военных баз) по всему свету.

В то же время в своем видении он не исключал другой путь развития в случае, если после войны СССР и США по каким-либо причинам окажутся на противоположных полюсах. Тогда неизбежно самое худшее — обострение обстановки, вражда и конфронтация двух сверхдержав, балансирование на грани новой мировой войны. Последствия такого послевоенного мира труднопредсказуемы. В ущерб всему человечеству появятся горы оружия с обеих сторон, которые могут быть многократно увеличены за счет появления атомных бомб.

Как исключить, не допустить такого положения, чтобы бывшие боевые союзники стали потенциальными врагами, открытыми противниками?

Рузвельт не мог найти подходящего ответа на этот вопрос. После мучительных раздумий он глубоко уверо

вал, что для этого необходимо в интересах мира во всем мире разработать тремя государствами — США, СССР и Англией — упомянутый важнейший вопрос в таком плане, который исключал бы возможность начала накопления вооружения любым из трех союзников друг против друга. Гарантией должны были бы служить всесторонние инспекции.

«Настало время, — убеждал себя Рузвельт, находясь под впечатлением Сталинградской битвы и Тегеранской конференции, — откровенно переговорить на этот счет с русским премьер-министром. И по результатам этих переговоров определить, какие шаги следует предпринимать для решения общей задачи».

После разгрома Гитлера под Сталинградом и под Курском Рузвельта уже никогда не покидали мысли о все большем усилении военной и экономической мощи Советского Союза, об этом ему постоянно напоминали ближайшее окружение, военные и дипломаты. Да и он сам видел, что СССР после войны будет ключевой державой мира и в военном, и в экономическом отношениях.

Сумеет ли правильно распорядиться этой помощью Советская Россия? Не получится ли так, что вместо советско-американского согласия начнется жесткое противоборство? На замену согласия придет военное противостояние? Что тогда?

Мысленно рассуждая о предстоящем откровенном разговоре со Сталиным, президент невольно вспомнил о письме всемирно известного физика Альберта Эйнштейна. Когда это было? 1939 год, когда была разбита Польша.

Вот текст письма Эйнштейна:

«Альберт Эйнштейн Олд Гроув-роуд Нассау-Пойнт Пеконик, Лонг-Айленд августа 1939 г.

Ф. Д. Рузвельту

Президенту Соединенных Штатов

Белый дом

Вашингтон, Округ Колумбия

Сэр,

Ознакомившись в рукописи с недавними работами

Э.              Ферми и J1. Сцилларда, я пришел к выводу, что в самом ближайшем будущем можно будет превратить элемент уран в новый и важный источник энергии. Некоторые моменты создавшегося положения требуют, как мне кажется, внимательного изучения и, в случае необходимости, быстрых действий правительства. Потому я считаю своим долгом довести до Вашего сведения следующие факты и предложения.

За последние четыре месяца работы Жолио во Франции, равно как и работы Ферми и Сцилларда в Америке, сделали возможным провести полную ядерную реакцию в большом количестве урана, с помощью которой можно будет выделить огромную энергию и новые элементы, подобные радию. Сейчас кажется почти бесспорным, что этого можно достичь в ближайшем будущем.

Это новое явление может навести на мысль об изготовлении соответствующих бомб... нового типа, обладающих чрезвычайной мощностью. Одна такая бомба, доставленная на борту корабля и взорванная в порту, может уничтожить и весь порт и все, что есть на примыкающей к нему территории. Однако такие бомбы могут оказаться слишком тяжелыми для транспортировки по воздуху.

Соединенные Штаты располагают небольшими запасами урановой руды, да и та имеет низкое содержание урана. Хорошая руда имеется в Канаде и в оккупированной немцами Чехословакии, а самые мощные запасы урана находятся в Бельгийском Конго.

Ввиду сложившейся обстановки, возможно, Вы сочтете целесообразным установить постоянный контакт между Правительством и группой физиков, которые

работают над цепной реакцией в Америке. Такой неофициальный контакт могло бы установить лицо, пользующееся Вашим доверием. В ее задачи входило бы следующее:

а)              связаться с министерствами, информировать их о ходе дел и делать рекомендации Правительству о необходимых действиях, обращая особое внимание на решение задачи по обеспечению поставок урановой руды в Соединенные Штаты;

б)              ускорить экспериментальные работы, которые в настоящее время осуществляются в рамках бюджетов университетских лабораторий, обеспечивая необходимые средства, если такие средства потребуются, используя свои связи с частными лицами, которые пожелают внести свой вклад в это дело, и, возможно, заручившись поддержкой заводских лабораторий, имеюших необходимое оборудование.

Насколько я понимаю, Германия прекратила продажу урана из захваченных чехословацких рудников. Возможно, такие решительные действия объясняются тем, что Вайцзеккер, сын заместителя статс-секретаря Германии, откомандирован в Институт кайзера Вильгельма в Берлине, где теперь ведутся работы по урану, дублирующие американские.

Искренне ваш

Альберт Эйнштейн».

Письмо Эйнштейна доложил президенту его неофициальный советник по экономике Александр Сакс только 11 октября 1939 г. Рузвельт несколько раз перечитал письмо Эйнштейна. Затем дал распоряжение создать комиссию для расследования вопроса. 1 ноября был представлен президенту доклад комиссии, в котором подтверждались все выводы и оценки письма Эйнштейна. Комиссия считала, что «такое исследование заслуживает прямой финансовой поддержки правительства».

Несмотря на рекомендации, средства не были выделены и крупные работы не начинались из-за отсутствия

финансирования. Рузвельт колебался. Появление нового оружия огромной разрушительной силы могло явиться источником бед для человечества, «ящиком Пандоры». Поэтому президент откладывал наступление атомного века на потом. марта 1940 г. Эйнштейн направляет через Сакса второе письмо президенту. В нем один из «творцов Вселенной» писал:

«С начала войны в Германии усилился интерес к урану. Сейчас я узнал, что в Германии в обстановке большой секретности проводятся исследовательские работы, в частности в Институте физики, одном из филиалов Института кайзера Вильгельма. Этот институт передан в ведение правительства, и в настоящее время группа физиков под руководством К. Ф. фон Вайцзеккера работает там над проблемами урана в сотрудничестве с Институтом химии. Бывший директор института отстранен от руководства, очевидно, до окончания войны».

Второе письмо сильно обеспокоило Рузвельта тем, что Германия может первой получить в руки атомное оружие. Поэтому Америка, хотя и медленно, но в конце 1941 г. приступила к практической работе над Манхэттенским проектом в условиях государственного финансирования. Первое испытание атомной бомбы состоялось в пустыне Аламогордо (штат Нью-Мексико) в 5 ч мин 16 июля 1945 г., то есть за несколько минут до наступления дня в этой части Земли. Атомная эпоха началась, но... без Франклина Делано Рузвельта.

Великого президента Ф. Д. Рузвельта нередко критиковали в США в то время, да и сегодня так считают, что будто бы он недостаточно заботился о послевоенном могуществе Америки, уделяя больше внимания «мечте» о общем мире на земле. На деле все было как раз наоборот.

Рузвельт всегда был за могущество Америки, только благодаря его таланту страна вылезла из депрессии и стала могучей. Но он видел могущество Америки не с помощью оружия, в том числе атомного, а в резуль

тате развития экономики и разумной организации жизни внутри страны. Богом его была не военная сила США, а демократическое устройство страны, могучая экономика — образец и пример для других государств, а также готовность жить в мире со всем миром. Он был противником монополии одного государства на мировое господство, считал опасным для мира появление в будущем новых претендентов на гегемонию с помощью большой дубинки, выступал за сообщество не правительств, а народов за международное сотрудничество наций.

Такие принципы внешней политики, которыми руководствовался Рузвельт, не находили поддержку со стороны монополий, корпораций, олигархов и прочих властелинов мира. Они называли его мечтателем.

После кончины президента Рузвельта его преемник Г. Трумэн, спустя пару месяцев, в своем послании конгрессу объявил о том, что «победа, которую мы одержали, поставила американский народ перед лицом постоянной и жгучей необходимости руководства миром». На это опираются и нынешние руководители США.

«Во время Потсдамской конференции, — рассказывал однажды А. Громыко, — новый американский президент Г. Трумэн нарочито стремился вносить в обсуждаемые вопросы элементы остроты, особенно в отношениях со Сталиным. Чувствовалось, что он настроен на жесткий разговор, на давление и обострение советско-американских отношений. В качестве решающего преимущества и фактора шантажа у Трумэна был козырь в виде атомной бомбы.

24 июля после окончания одного из заседаний, когда Сталин направлялся к выходу, президент Трумэн задержал его и сказал:

«Я хотел бы сделать конфиденциальное сообщение. Соединенные Штаты создали новое оружие большой разрушительной силы, которое мы намерены применить против Японии».

Эту информацию Сталин принял к сведению спокойно, не проявив никаких эмоций, лишь поблагодарив за сообщение.

Трумэн убеждал потом Черчилля, что Сталин ничего не понял из сказанного им о новом оружии, дескать, не придал этому никакого значения. Однако в действительности было не так. Выйдя из помещения, Сталин сказал Молотову:

«Этот чудак думает, что мы ничего не знаем, ну пусть думает. Передай, Вячеслав, Курчатову, чтобы он ускорил работы!»

Как потом оказалось, атомное оружие явилось одной из важнейших операций США и Англии по развертыванию «холодной войны», гонки вооружений, жесткой конфронтации и военного противоборства против Советского Союза. Союзники стали врагами, а мир начал развиваться по второму пути, возможность которого предвидел Ф. Рузвельт. Думается мне, что «холодная война» со всеми ее драматическими и трагическими последствиями могла бы и не быть, если бы у руля Америки после Второй мировой войны продолжал находиться Франклин Делано Рузвельт.

Черчилль Уинстон Леонард Спенсер (1874—1965) был британским премьер-министром (1940—1945,1951—1955).

Его политическое лицо многолико, многомерно, с наличием большого числа красок, как в калейдоскопе. В ходе Второй мировой войны Черчилль фактически был первым политическим и государственным лидером, который понял, что без военного союза с СССР его страна, Великобритания, не в состоянии выиграть войну и потерпит поражение. Поэтому 22 июня 1941г. — в день нападения Германии на Советский Союз — он заявил о поддержке борьбы советского народа.

Сотрудничая с СССР в рамках антигитлеровской коалиции, Черчилль оставался ярым антикоммунистом, стремился препятствовать росту влияния нашего госу

дарства и его Вооруженных Сил в войне, активно отстаивал незыблемость британской империи.

Однако такая оценка одного из лидеров «большой тройки» была бы далеко не полной без описания, с одной стороны, его положительной роли в деятельности антигитлеровского союза, с другой — его скрытых, закулисных действий, направленных на ослабление, истощение СССР в борьбе с гитлеровской Германией в надежде продиктовать ему свою волю в конце войны.

Заслугой Черчилля с начала Второй мировой войны и особенно после нападения Германии на Советский Союз является его реализм в политике. Он не только первый среди западных деятелей увидел огромную угрозу миру со стороны гитлеровской Германии, но и понял необходимость бескомпромиссного уничтожения нацизма совместно с США и таким мощным союзником, как СССР. В этом была его мудрость и государственная прозорливость.

Черчилль многократно заявлял о том, что Гитлер и нацистский режим представляют смертельную угрозу всему тому, что дорого Англии и Франции.

В апреле 1933 г., когда Гитлер потребовал «равенства в вооружениях», Черчилль сразу понял, что это «возрождение германского милитаризма», крайне опасное при нацизме, и в недалеком будущем «мы несомненно окажемся на пороге всеобщей европейской войны».

В апреле 1934 г. он предупреждал палату обшин о все возрастающем авиационном устрашении со стороны Германии, считая, что через три года германская военная авиация будет вдвое сильнее английской.

В 1936 г. Черчилль словно провидец заявил в английском парламенте о том, что Германия «вооружается в массовых, еще невиданных масштабах в истории этой страны. Во главе ее стоит кучка торжествующих головорезов... Очень скоро им придется сделать выбор между экономическим и финансовым крахом... войной, у которой не может быть иной цели... кроме как германизации Европы под нацистским контролем».

В 1938 г. он резко осудил мюнхенскую сделку, заявив в палате общин, что это соглашение является поражением для Англии, которая вошла в орбиту нацистской Германии, в зависимое от нее положение.

Если суммировать все эти выступления и дела Черчилля того времени, то чётко вырисовывается его политическая программа до вопросу безопасности страны. Ее суть состоит в том, что в центре Европы в 30-е годы по вине «политики умиротворения» зародился очаг большой войны. Агрессором выступает Германия.

Военная угроза опасна не тем, что нацисты готовятся к войне против Советской России, а прежде всего тем, что гитлеровская Германия является опасным врагом Англии. Потому Великобритания должна опираться в своей европейской политике на Францию и Лигу Наций. Оставаясь последовательным противником коммунистической России, Черчилль после мюнхенского сговора вносит поправку в свою стратегию — он все чаще рассуждает вслух, что в коалицию государств против Гитлера следует включить Советский Союз.

Представляя свое новое правительство парламенту мая 1940 г., У. Черчилль произнес краткие, но глубокого смысла слова: «Я скажу палате, как уже сказал тем, кто вошел в правительство, — я не могу вам предложить ничего, кроме крови, труда, слез и пота. Перед нами пора тяжких страданий. Перед нами много, много месяцев борьбы и лишений. Вы спросите, какова наша политика? Я отвечу: вести войну на море, на суше и в воздухе со всей мощью и силой, дарованной нам господом, вести войну против чудовищной тирании, равной которой еще никогда не было в мрачном, горестном списке человеческих преступлений... Вы спросите, какова наша цель. Я отвечу одним словом: победа, победа во что бы то ни стало, победа, несмотря на все ужасы, победа, как бы то ни был длинен и тяжел к ней путь, ибо без победы не может жить — поймите это ясно, — не может выжить Британская империя, не может выжить все то, за что стоит Британская им

перия, не могут выжить импульсы веков, движущие человечество к достижению его целей...»

Став в 1940 г. британским премьер-министром, он решил исправить ошибку Чемберлена и опираться в будущей войне на СССР. Это был серьезный политический шаг Черчилля, так как в стране в то время господствовали «мюнхенцы», враждебные СССР, которые и мысли не допускали идти на союз с коммунистической Россией в борьбе с нацистской Германией. Их классовая идеология господствовала над здравым смыслом. Да и у самого Черчилля ненависть к социализму сидела в генах и была его неизлечимой болезнью, которая особенно усилилась после советско-германского договора о ненападении.

По оценке советского посла в Лондоне И. М. Майского (1932—1943), сам Черчилль неоднократно говорил о себе, что его богом является Британская империя и что все его политические действия определяются интересами сохранения империи.

«Теперь, после 22 июня 1941 г., интересы Британской империи по-прежнему довлели над сознанием Черчилля, однако в обстановке Второй мировой войны он считал, что эти интересы прежде всего связаны с Атлантикой и Тихим океаном, с бассейном Средиземного моря и Ближним Востоком. Вопрос же о России у Черчилля стоит на втором месте и вдобавок еще проникнут внутренним противоречием: Россия нужна как союзница против Германии и в то же время Россия опасна, ибо если она выйдет из войны очень усилившейся, то может поставить в трудное положение Британскую империю — не как завоевательница ее территорий, а как мощный морально-политический фактор, способствующий ее внутреннему разложению».

Черчилль не хотел поражения СССР, ибо в этом случае победоносная Германия с удвоенной силой обрушилась бы на Англию и, вероятно, в конце концов оккупировала бы Британские острова. Но Черчилль не хотел также полного разгрома Германии, ибо в этом случае СССР стал бы слишком могущественным и ис

ходящее от него влияние грозило бы подорвать колониальные основы Британской империи да и вообще вызвать в мире большие потрясения антикапиталисти- ческого характера.

Идеальным с точки зрения Черчилля было бы, если Германия и СССР вышли из войны сильно потрепанными, обескровленными и на протяжении по крайней мере целого поколения бродили бы на костылях, в то время как Англия пришла бы к финишу с минимумом потерь и в доброй форме европейского боксера.

Этой стратегией он руководствовался в ходе всей Второй мировой войны, особенно при решении вопроса

об              открытии второго фронта и конечных целях войны. Отсюда, естественно, вытекало стремление проявить максимум экономии в затрате собственных усилий на выигрыш войны и, наоборот, переложить максимум страданий и потерь на Советский Союз.

Однако Черчилль в одном важном и принципиальном вопросе просчитался. Он далеко не сразу сумел правильно оценить огромную экономическую мощь и военную силу Советского Союза в войне. Как многие другие западные государственные и политические деятели, он исходил из того, что Германия и СССР измотают друг друга в мертвой схватке, истощат свои силы и ресурсы, и тогда англосаксы станут диктовать свою волю на международной арене. На деле такой сценарий не сработал.

Уже после Сталинграда Черчилль увидел, что исход Второй мировой войны решается на советско-германском фронте в пользу Советского Союза, а это по раскладу британского премьера может привести к огромному влиянию советской супердержавы в послевоенном мире. Потому он сменил свою стратегию — от политики открытой поддержки союзника по антигитлеровской коалиции перешел к скрытой войне против него, которая все больше усиливалась по мере успешных действий Советских Вооруженных Сил и их стремительного наступления на Запад.

По моему мнению, можно определенно утверждать, что именно с этого момента Черчилль стал главной фигурой в антигитлеровской коалиции, по инициативе которого происходили основные драматические взаимоотношения между «большой тройкой», а — значит, и между союзными государствами в целом.

Британский премьер откровенно саботировал и затягивал по времени открытие второго фронта на севере Франции, стремился во что бы то ни стало воплотить в жизнь свой балканский вариант, тормозил военные поставки в СССР, проводил тайные переговоры с главарями гитлеровской Германии, был не прочь уберечь Германию от полного разгрома и безоговорочной капитуляции. А в первые послевоенные годы выступил в Фултоне главным глашатаем развязывания «холодной войны» против Советского Союза.

При наличии только перечисленных серьезных разногласий сегодня приходится лишь удивляться, каким образом лидерам «большой тройки» удалось остаться союзниками до победного конца. Большую роль в сохранении коалиции, безусловно, сыграл президент США Ф. Рузвельт.

Взять, например, проблему открытия второго фронта в Европе. На настоятельные призывы Сталина, которые поддерживал Рузвельт, открыть второй фронт на севере Франции Черчилль реагировал различными отговорками вплоть до 1943 г. Его коварная стратегия по затягиванию второго фронта фактически сработала. Цель была ясна — оставить русских один на один воевать с немцами, с тем чтобы продолжать истощать Советский Союз.

При этом британский премьер не только противился открытию второго фронта на севере Франции, но правдами и неправдами пытался убедить Рузвельта и Сталина в необходимости реализации балканского варианта, разумеется, не ради помощи Красной Армии, а с целью опять же оставить русских один на один в борьбе с гитлеровцами и остановить советские войска как можно восточнее германской границы.

Если бы Рузвельт согласился с черчиллевским балканским вариантом, то наверняка война в 1944 г. пошла бы совершенно по другому пути. Рузвельт не согласился. Операция «Оверлорд» стала неизбежной.

Сталин Иосиф Виссарионович (1879—1953) — Генеральный секретарь ЦК ВКП(б). Во время Второй мировой войны — Председатель Совета Народных Комиссаров, Председатель Государственного Комитета Обороны, народный комиссар обороны СССР, Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Советского Союза. Являлся одним из организаторов антигитлеровской коалиции.

О Сталине много написано. Еще больше наговорено, особенно очернительното, несправедливого. Причины фальсификации личности Сталина, как мне кажется, раскрыл сам Сталин еще задолго до Великой Отечественной войны. В беседе с Александрой Михайловной Коллонтай в ноябре 1939 г. И. Сталин сказал: «Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний.

Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. Сила СССР — в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено прежде всего на разрыв этой дружбы, на отрыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали. Здесь еще большое поле работы.

С особой силой поднимает голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций.

В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно взбудоражится Восток. Возникнут острые противоречия с Западом.

И все же как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь поднимут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна.

Свое будущее они будут строить на нашем прошлом»[§§§§§§§§§§§§§§§§§§].

Конечно, Сталин — личность сложная, противоречивая. Но личность великая, гениальная, познать которую можно только с объективных позиций того времени.

Справедливо писал Михаил Александрович Шолохов на этот счет: «Нельзя оглуплять и принижать деятельность Сталина в тот период. Во-первых, это нечестно. А, во-вторых, вредно для страны, для советских людей, и не потому, что победителей не судят, а прежде всего потому, что ниспровержение не отвечает истине».

Люди моего седого поколения лучше других знают, что при Сталине перед войной и в ходе войны, особенно в начальный период, были просчеты, ошибки, злоупотребления властью. Однако были и победы, великие дела и свершения. Поэтому отношение к своей истории должно быть серьезным, компетентным, ответственным. «Мы — не последнее поколение в истории. За нами придут другие и тоже будут судить о наших делах, объективности наших оценок, о наших просчетах»[*******************].

С этих позиций следует подходить и к оценке исторической роли Сталина. Между тем ряд историков, политологов и прочих писателей разных мастей, вопреки объективности и правдивости, распространяют о Ста

лине заведомую клевету, при этом изворачиваются и фальшивят без меры. Например, пытаются обвинить его в сговоре с Гитлером в 1939 г., что, дескать, позволило фюреру развязать Вторую мировую войну, возложить только на Сталина ответственность за просчеты и ошибки начального периода войны, принизить его роль и значение в руководстве страной и Вооруженными Силами в войне, а также в деятельности антигитлеровской коалиции.

Осуждая Сталина за август 1939 г., судьи истории обычно ссылаются на пакт Молотова — Риббентропа, то есть Договор СССР и Германии о ненападении, и правдами и неправдами доказывают, что Сталин якобы сорвал союз с западными демократами, поскольку Англия и Франция не были абсолютными врагами СССР и была реальная перспектива договориться с ними. Требовались выдержка, терпение и умение маневрировать. Но Сталин, дескать, устал и попросту смешал на доске все фигуры!

На деле обстановка была другой, и факты опровергают подобные утверждения. В настоящее время хорошо известно, что политическая паутина того времени была чрезвычайно сложной: англичане с французами вели сделку с немцами, итальянцами, японцами и с Советским Союзом; немцы разыгрывали антисоветскую карту в сговоре с Лондоном и Парижем и интриговали Москву возможным соглашением с Англией и Францией, одновременно угрожали полякам; поляки, не считаясь с реалиями, в оскорбительном тоне отказались от военной помощи СССР и пребывали в растерянности, готовые на союз или с немцами, или с англичанами. США поддержали «Мюнхен», требовали от Англии и Франции «не спешить с соглашением с Советами», бросили на произвол судьбы Польшу, считали, что война Германии с СССР даст большую выгоду всему западному миру.

В этой паутине интриг, сговоров, тайных переговоров Сталин понимал самое главное: надеяться ему не на кого. СССР — одинокий остров в окружении капиталис

тических государств. Основное, самое важное в избранной им стратегии — не допустить общего сговора империалистических хищников против СССР. Принять все необходимые меры, чтобы избежать одновременной войны на два фронта — с Японией и Германией — в условиях международной изоляции.

До начала Второй мировой войны Сталин был преисполнен решимости договориться с Англией и Францией. Он даже пытался привлечь США к тушению разгоравшегося мирового пожара. По его указанию за подписью М. И. Калинина была направлена соответствующая телеграмма президенту Рузвельту.

К сожалению, инициатива Сталина не получила поддержки в Белом доме. В беседе с полпредом СССР в США К. А. Уманским 30 июня 1939 г. Рузвельт высказал лишь общие пожелания о достижении успеха переговоров между СССР, Англией и Францией. Это тоже была двойная игра. На столе у Сталина лежала телеграмма Уманского о том, что президент США «не решился воспользоваться имеющимися в его распоряжении моральными и материальными средствами для воздействия на англичан и французов с целью повлиять на их внешнеполитическую линию»*.

Телеграмма Уманского говорила Сталину о том, что хитросплетения западных демократов продолжаются, при этом каждый думает прежде всего о себе. Что оставалось делать Сталину?

В той критически сложившейся обстановке у него не было иного пути, кроме как принять предложение Гитлера и заключить 23 августа 1939 г. с Германией пакт о ненападении (сроком на 10 лет). Сталин, однако, знал, с кем имеет дело. В узком своем кругу он почти всегда называл Гитлера и его окружение «жуликами». А при подписании пакта сказал немецкой делегации: «Разумеется, подписывая пакт, мы не забываем того, что вашей конечной целью является нападение на нас».

Даже после подписания договора и вплоть до обмена ратификационными грамотами (24 сентября 1939 г.) советские руководители искали сотрудничества е Лондоном и Парижем, надеялись, что они согласятся на совместные действия против агрессора. Но усилия СССР не увенчались успехом. Классовая ненависть западных держав к социализму оказалась сильнее чувства самозащиты.

Таким образом, тайная закулисная политика правящих кругов Англии и Франции по сговору с Гитлером при молчаливом согласии США вынудила Сталина пойти на заключение пакта о ненападении с Германией. Он не мог действовать иначе, так как необходимо было предотвратить создание объединенного антисоветского фронта империалистических государств, в результате которого была бы поставлена под угрозу судьба социализма.

Англия, Франция и Польша отвергли предложение СССР о военном союзе, сорвали переговоры. Сталин видел, что Англия и Франция не хотят применять силы против Германии и не придут на помощь Польше в случае нападения на нее Германии. Что оставалось делать?

Было два пути: либо созерцать и ждать, когда Гитлер захватит всю Польшу и выйдет к границам СССР, либо договориться с Германией о разделе Польши и воссоединении братских украинского и белорусского народов. Думаю, что и сегодня нет сомнения в правильности избранного Сталиным второго пути в интересах государства.

Допускал ли Сталин нападение Германии на СССР в союзе с Англией и Францией?

Сталин хорошо знал, что Англия и Франция часто и нагло обманывали своих союзников, включая СССР. Поэтому у него не было оснований надеяться на то, что западная «демократия» (в лице Чемберлена и Даладье) придет на помощь СССР при нападении на него Германии.

Какой возможный сценарий действий выбрал бы Сталин 1 сентября 1939 г., если бы Англия, Франция и Польша обратились к СССР с предложением о совместных военных действиях против Германии?

Можно предполагать с большой вероятностью, что в этом случае Сталин выступил бы на стороне Англии, Франции и Польши, денонсировав договор о ненападении с Германией.

Однако Англия и Франция, объявив войну Германии, фактически бросили своего союзника — Польшу и за восемь месяцев «странной войны» не сделали ни одного выстрела.

Следует ли понимать, что «союзничая» с воюющим Гитлером, Сталин вынужден был помогать ему?

Такие суждения неверны в принципе. Сошлюсь на мнение Черчилля. В своих мемуарах на этот счет он писал: «Нужно отдать справедливость Сталину, он всеми силами старался лояльно сотрудничать с Гитлером, в то же время собирая все силы, какие он только мог собрать на необъятных просторах России. Они (Сталин и Молотов. — Авт.) были исполнены решимости любыми средствами выиграть время и не намеревались, насколько они могли оценить эту проблему, основывать русские интересы и стремления исключительно на победе Германии».

По мнению крупного японского советолога Хэроми Тэратани, при заключении пакта о ненападении с Германией Сталин проявил себя государственным деятелем высшей квалификации... Не будь пакта о ненападении, судьбы мира сложились бы по иному и отнюдь не в пользу СССР.

Заключив договор с Германией, Советский Союз спутал карты всех своих противников. Технически это было выполнено прямо ювелирно. Были перечеркнуты планы англичан, заигрывавших с Германией, и в меньшей степени с СССР, а на деле пытавшихся стравить их между собой. Среди прочего следует отметить и такой выигрышный момент для СССР: миллионная Квантунская

армия так и простояла у Гранины с СССР шесть лет, не сдвинувшись с места.

Что касается оценки личности Сталина в годы Великой Отечественной войны, то предоставлю слово окружающим его авторитетам.

Г. Жуков в своих мемуарах пишет:

«И. В. Сталин внес большой личный вклад в дело завоевания победы над фашистской Германией и ее сателлитами. Авторитет его был чрезвычайно велик и поэтому назначение Сталина Верховным Главнокомандующим было воспринято народом и войсками с воодушевлением...

Сталин владел основными принципами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими со знанием дела, хорошо разбирался в больших стратегических вопросах. Эти способности И. В. Сталина как Верховного Главнокомандующего особенно раскрылись, начиная со Сталинградской битвы.

,..В руководстве вооруженной борьбой в целом И. В. Сталину помогли его природный ум, опыт политического руководителя, богатая интуиция, широкая осведомленность... Несомненно, он был достойным Верховным Главнакомандующим»*.

Маршал А. Василевский встречался со Сталиным постоянно. В своих мемуарах «Дело всей жизни» он дает следующую оценку Сталину-полководцу: «Оправдано ли было то„ что Сталин был назначен Верховным Главнокомандующим? Ведь он не бьуг профессиональным военным деятелем.              !

Безусловно, оправдано.

...По моему глубокому убеждению, И. В. Сталин, особенно со второй половины Великой Отечественной войны, являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами, всеми военными усилиями

страны на основе линии партии и был способен оказывать значительное влияние на руководителей политических и военных союзных стран по войне. Работать с ним было интересно и вместе с тем неимоверно трудно, особенно в первый период войны. Он остался в моей памяти суровым и волевым военным руководителем, вместе с тем не лишенным и личного обаяния.

И. В. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. После Сталинградской и особенно Курской битв он поднялся до вершин стратегического руководства. Теперь Сталин мыслит категориями современной войны, разбирается во всех вопросах подготовки и ведения операций... Он превосходно владел искусством стратегии.

Думаю, Сталин в период стратегического наступления Советских Вооруженных Сил проявил все основные качества советского полководца».

Нарком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов дает оценку Сталину под другим ракурсом: «Я не берусь нарисовать обстоятельный портрет этой необычайно сложной личности. Бесспорно одно: у него были и ошибки, но нельзя отрицать великих свершений, которых добилась страна под его руководством, принижать выдающуюся роль И. В. Сталина в итоге Великой Отечественной войны.

Мне приходилось беседовать со многими людьми, которые встречались со Сталиным, работали вместе с ним, и я не помню ни одного человека, который не отдал бы должное его уму, знаниям, железной воле. Сталин — многогранная натура, и рассматривать только одну грань его личности, забывать другие черты его характера — это значит уходить от правды»*.

Маршал бронетанковых вовек М. Катуков вспоминает о том, что «Сталин имел глубокие знания в вопросах техники, все знал о танках и хорошо понимал природу ведения танкового боя. Так мог говорить только высо

кой квалификации специалист, проработавший много лет в этих отраслях».

А. Громыко вспоминает о Сталине как о личности: «...он человек мысли. Он брал точностью формулировок и, главное, нестандартностью мышления.

Сталин относится к той категории людей, которые никогда не позволяли тревоге, вызванной теми или иными неудачами на фронте, заслонить трезвый учет обстановки... уверенность в конечной победе над врагом.

...В манере поведения Сталина всегда корректность. Даже в гневе — а мне приходилось наблюдать и это — Сталин обычно не выходил за рамки допустимого. Избегал он и нецензурных выражений»*.

Без лукавства смею утверждать, что абсолютное большинство моего седого поколения считает, что среди созвездия замечательных советских полководцев первым полководцем был сам Сталин. Благодаря ему Советский Союз одержал Великую Победу. Он создал военную экономику за каких-то три месяца 1941 г., организовал эвакуацию в восточные районы СССР более 1300 крупных, главным образом военных, предприятий, в том числе на Урал — 455, в Западную Сибирь — 210, в Среднюю Азию и Казахстан — 250.

Сталин был выше на голову любого западного буржуазного политика. Не случайно, что именно он стал центральной фигурой в формировании и работе антигитлеровской коалиции. Во многом благодаря ему она укрепилась и работала продуктивно. Его огромная политическая воля, организованность, целеустремленность и настойчивость позволили решать острейшие принципиальные вопросы. На счету советского руководителя нелегкий успех многочисленных ответственных переговоров в Москве, Тегеране, Ялте, Потсдаме. Возглавляя на этих международных совещаниях советскую делегацию, Сталин успешно справлялся с реше

нием задач, несмотря на порой большие разногласия между союзниками.

Например, генерал де Голль, вспоминая о Тегеранской конференции, в своих мемуарах пишет: «Сталин разговаривал как человек, имеющий право требовать отчета. Не открывая двум другим участникам конференции русских планов, он добился того, что они изложили ему свои планы и внесли в них поправки согласно его требованиям. Рузвельт присоединился к нему, чтобы отвергнуть идею Черчилля о широком наступлении западных вооруженных сил через Италию, Югославию и Грецию на Вену, Прагу и Будапешт. С другой стороны, американцы в согласии с Советами отвергли, несмотря на настояния англичан, предложение рассмотреть на конференции политические вопросы, касавшиеся Центральной Европы, и в особенности вопрос о Польше, куда вот-вот должны вступить русские армии»*.

Посол США в СССР Аверелл Гарриман (1943—1946), участник трех конференций, в своих воспоминаниях признает, что его удивляли в советском вожде «глубокие знания, фантастическая способность вникать в детали, живость ума и поразительно точное понимание человеческого характера... Я нашел, что он лучше информирован, чем Рузвельт, более реалистичен, чем Черчилль, и в определенном смысле наиболее эффективный из военных лидеров».

В годы Великой Отечественной войны советский руководитель никогда не сомневался в победе СССР. На этот счет имеются многочисленные факты и в 1941 г., и в последующем, в том числе его беседы с Г. Гопкинсом, А. Иденом, У. Черчиллем и другими деятелями, а также после Тегеранской конференции, когда он уверенно сказал, что «у нас хватит и своих сил добить гитлеровскую Германию». Такая уверенность подтверждалась успехами советских войск на фронтах войны, ростом военно-эко

номического могущества страны, способностью один на один разгромить врага.

Сталин уделял огромное внимание послевоенному миропорядку, высказывался за необходимость создания всемирной организации государств с большими правами и полномочиями, которая могла бы отстаивать мир и равноправные отношения между ее членами. Он горячо поддерживал предложение Рузвельта по созданию ООН.

В глазах старшего поколения Сталин был и остался человеком, обладавшим аналитическим умом, несокрушимой волей, выдающимися организаторскими способностями, огромным влиянием на массы людей, на свой народ, с которым он умел говорить о самых сложных проблемах просто, ясно, доходчиво, без лжи и обмана.

Что касается оценки Сталина как исторической личности, то ее следует рассматривать в масштабах всего XX века: он спас СССР и его народы, а также народы Европы от фашистского рабства, истребления и порабощения; превратил нашу страну в мировую сверхдержаву с ядерным оружием и овладевшую космосом; предотвратил развязывание третьей мировой войны в первые сумасшедшие годы «холодной войны» благодаря военной мощи страны и возможностям советского уничтожающего ответного ядерного удара.

Ему, Сталину, наше поколение обязано возрождением великой России, возвращением русскому народу его истории, культурных традиций, обычаев, православной духовности. Он дал нам порядок и законность, а также гарантированную безопасность.

Когда Сталин «принял Россию с сохой», перед ним стоял вопрос: быть или не быть ей великой державой? Он решил эту задачу, оставив нам могучее государство. В этом его историческая заслуга!

Как известно, в «большой тройке» у Сталина были очень непростые взаимоотношения с У. Черчиллем. Тем не менее британский премьер-министр дал по достоин

ству высокую оценку жизни и деятельности Сталина. Она известна. Но для будущего поколения позволю ее повторить.

Речь Черчилля в палате общин 25 декабря 1959 г. по случаю 80-летия И. В. Сталина

(Переведено из Британской энциклопедии.

Статья «И. В. Сталин»)

Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавлял гений и непоколебимый полководец — Сталин.

Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычной энергии, с несгибаемой силой воли: резким, жестоким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить.

Сталин, прежде всего, обладал большим чувством юмора и сарказма, а также способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники логической и осмысленной мудростью. Он был непоколебимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. В самые критические моменты, а также в моменты торжеств был одинаков, сдержан и никогда не поддавался иллюзиям.

Он был необъятной сложной личностью.

Он создал и подчинил себе огромную империю.

Это человек, который уничтожил своего врага руками своих врагов.

Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире диктатором. Он принял Россию с сохой, а оставил ее оснащенной атомным оружием.

Сегодня мы еще пока не забыли и вспоминаем День Победы. Устраиваем парады. Произносим речи. Но о Сталине при этом говорим или шепотом, или вообще замалчиваем его имя. Мол, победил народ сам по себе, а Сталина вроде и не было. Несправедливость исторических оценок свйдетельствует о трусости нынешних политиков, не имеющих своего мнения. Они поддались влиянию фальшивой пропаганды Солженицына, А. Яковлева, Волкогонова, Резуна, Радзинского и прочих болтунов, работающих по программе Даллеса против нашей страны, ради материальной выгоды.

Сталин был вождем и защитником советского народа, русского народа. Высшим приоритетом его деятельности была верность народу и Советской России. Его считают диктатором. Ну и что? В то время вся Европа была перенасыщена авторитарными, профашистскими и фашистскими режимами с диктаторами во главе — Муссолини в Италии, генерал Франко в Испании, Салазар в Португалии, маршал Петэн во Франции, Гитлер в Германии, маршал Пилсудский в Польше, маршал Ан- тонеску в Румынии, адмирал Хорти в Венгрии, Тисо в Словакии, маршал Маннергейм в Финляндии и т. д.

Диктатура Сталина была обусловлена жестокими, беспощадными годами того времени (середина 20 — начало 40-х). Что было тогда?

Весь капиталистический мир трещал по швам, корчился в конвульсиях мирового экономического кризиса (1929—1933 гг.). Была великая депрессия. Миллионы безработных. Голод. Рост классовой борьбы. Гражданские войны в Китае, Испании. Очаги войны на Дальнем Востоке, в Африке, в Европе. Консолидация блока фашистских агрессоров (антикоминтерновский пакт). Военные провокации японских самураев против СССР (Хасан, Халхин-Гол). «Умиротворение» Гитлера. Всемирный пожар в Европе.

Внутри страны после гражданской войны (1918— 1922) шла бескомпромиссная, жестокая борьба за социализм: коллективизация, индустриализация, разгром

оппозиций, форсированная подготовка страны к войне с фашистской Германией.

Империалистические силы Запада вместе с «пятой колонной» пытались столкнуть Россию в бездну, растащить ее по кускам и решить свои противоречия за ее счет. Только благодаря диктатуре Сталина, его железной воле, умению предвидеть развитие событий, патриотизму народа, который безгранично верил своему вождю, нам удалось сохранить Советское государство. Противостоять атакам Запада. Ликвидировать «пятую колонну» в важнейших государственных структурах — в Вооруженных Силах, НКВД, Наркомате иностранных дел и ряде других органах; сделать страну индустриальной державой; всесторонне подготовить ее к войне и в кровопролитных сражениях наголову разгромить гитлеровскую Германию.

Таковы были реальные результаты. Как правильно подметил известный философ Р. Косолапов, «в своем времени Сталин переиграл всех» — в том числе Черчилля, Гитлера, Рузвельта, японских самураев. За все эти разумные деяния потомки «обиженных и оскорбленных», злобные антисоветчики не могут простить Сталину, клевещут на него, распространяют фальшивки и небылицы.

В отличие от европейских диктаторов моральное право на диктатуру Сталину дала война, которая с 1929 г., не переставая, обжигала нас огненным пламенем, а в 1941—1945 гг. принесла огромные разрушения. Только благодаря его стальной воле и мужеству наша страна дважды восстала из пепла. В результате Сталин выполнил свою историческую миссию на этой земле, а весь мир узнал правду о новом общественном строе, о правах советских людей на труд, на отдых, образование, на медицинское обеспечение, на справедливую и счастливую жизнь. В этом его величие.

Нередко критикуют Сталина за отсутствие в то время в стране демократии и свободы слова. А разве в других странах эти категории тогда были? А если где и были, то чем они отличались от советских? Никакой разницы,

по существу, не было в этой области между странами Запада и Советским Союзом. Когда западная демократия вскармливала Гитлера для похода против нас, многие годы шла с ним «под ручку», переносила на свою почву отдельные элементы нацистского режима — неужто это были свобода слова или демократия?

Все общественные явления надо рассматривать с исторических позиций. Неправильно будет кричать только об ошибках советской власти, не замечая положительного, героического, высокоинтеллектуального, поисти- не эпохального, которое было достигнуто в то время и о котором сегодня лишь можно только мечтать.

Антисталинцы разных мастей винят Сталина в невинных жертвах и других ошибках во время его правления. Спору нет — были допущены определенные ошибки. Но он воссоздал великую Советскую державу, создал лучшую в мире цивилизацию, заткнувшую за пояс хваленый Запад. Если взвесить на исторических весах его грехи и его заслуги, то величие Сталина не будет умалено — стрелки весов отклонятся далеко в сторону его неоспоримых державных заслуг.

На одном из международных семинаров в Мадриде в конце 80-х гг. представитель литовского «Саюдиса» пытался злословить в адрес Сталина. Председатель собрания, испанец по национальности, в ответ сказал: «Сталина знает весь мир. Он принес раскрепощение миллиардам людей. Из его рук получили свободу вся Европа, Китай, другие государства. Наше собрание не может согласиться с неправдой в адрес великого человека».

Оценивая Сталина как историческую личность, никогда не следует забывать, что в период его деятельности наша страна не раз стояла перед опасностью уничтожения. Спрашивается, каким должен быть руководитель государства, если оно оказалось перед лицом гибели или распада? Только таким, каким был Сталин, который сделал для России больше, чем любой дру

гой государственный деятель на протяжении всей нашей тысячелетней истории.

Моя фронтовая молодость прошла с именем Сталина, Родины. Много раз своими глазами я видел вождя на трибуне Мавзолея во время военных парадов и демонстраций, видел лицо умного государственного деятеля, обращенное к многотысячному народу на Красной площади, к народам всей России. В молодой душе офицера-фронтовика сложился свой образ вождя: человека, олицетворявшего государство; человека, жившего для миллионов трудящихся, которые преданно верили ему и совершали поистине изумительные, героические дела.

Сегодня многочисленные его враги, разного рода приспособленцы, двурушники, перевертыши, ловчилы распространяют, наряду с другими фальшивками, злонамеренные мысли о том, что будто бы Сталин ушел из жизни в одиночестве, без родных и друзей. Но это не так. Люди моего поколения хорошо помнят те дни. Из миллионов человеческих глаз катились слезы, ими можно было наполнить реки. Среди большинства народа стоял безмолвный стон и плач. Неподдельно рыдали и вытирали слезы люди разных национальностей, чинов и профессий на массовых траурных мероприятиях. Вся страна переживала тяжелую утрату родного и близкого человека. «Отец, прощай! Прощай, родной и до последнего вздоха любимый отец! Как многим мы тебе обязаны...» — это М. А. Шолохов сказал за всех нас накануне похорон Сталина.

Пусть кликушествуют как угодно: культ, исчадие ада, монстр, пугало и т. д. Однако пытаться предать забвению имя Сталина — значит стать на путь предательства русского народа, его истории. Говорю это в связи с тем, что культ великой личности — это от Бога. После Сталина тоже были культы, но без личности, — а в ельцинский период стал процветать культ наличности. Что касается монстра и пугала, то пусть они останутся для тех, кого действительно надо ненавидеть: троцкистов всех разно

видностей, которым Сталин помешал захватить власть в России и установить господство над Россией, а также плебеев, присосавшихся к советской власти с целью сведения с ней счетов. Борьба была жестокой и коварной. Те силы, которые развязали ее первыми, как шулера в картежной игре, указывали на первоисточник, на Сталина, считая себя лишь невинной жертвой. Однако крапленые карты не помогли.

Неоспоримая заслуга советского лидера состоит в том, что он всегда действовал с учетом конкретных условий обстановки; проводил политику в интересах подавляющего большинства народа, который верил ему и его активно поддерживал; он беспощадно боролся с контрреволюционной оппозицией и подавлял ее, стремился очистить страну перед войной от «пятой колонны»; он победил Гитлера, перед которым трепетала вся Европа, под его руководством советский народ выиграл Великую Отечественную войну; он был цементирующей силой антигитлеровской коалиции, советского народа и государства; благодаря ему было создано содружество социалистических государств Европы и Азии, начался развал колониальный системы империализма.

Сталин был рачительным хозяином страны. Под его руководством Советское государство в период войны получило слаженное и быстро растущее военное хозяйство. Разгром фашистской Германии означал также экономическую победу СССР и преимущество его экономики перед капиталистической. После войны наша страна в кратчайший срок за счет собственных ресурсов восстановила довоенный уровень развития народного хозяйства, затем значительно превзошла его и еще больше укрепила военно-экономическую мощь Советского государства. По многим показателям сталинская экономика вышла на уровень передовых капиталистических стран. При этом она работала на благо человека, в интересах безбедной жизни основной массы населения.

Оставленное после Сталина народное хозяйство СССР было настолько мощным и крепким, что выдер

жало бестолковые волюнтаристские эксперименты Хрущева, так называемый брежневский застой, хлестаковщину Горбачева, беспробудный ельцинский запой с его курсом губительных реформ по западническим рецептам, невиданным доселе воровством и грабежом страны. Несмотря на все усилия по развалу советской экономики, она до сих пор кормит и поит Россию, демократов и либералов и их зарубежных хозяев.

Я не обеляю Сталина, не делаю его святым. Прошу только молодое поколение — не верьте гнусным спекуляциям и домыслам о советском лидере. Жизненная правда о нем неодолима. Никаким гаденышам-фальси- фикаторам нашего прошлого не удастся умалить, очернить, предать забвению выдающуюся личность великого Советского государства — Иосифа Виссарионовича Сталина. Его имя как победителя фашизма навечно занесено на хранение в скрижали истории. * *

В заключение хочу подчеркнуть следующее. К началу Второй мировой войны фашистский блок государств представлял собой колоссальную силу, угрожающую миру и безопасности практически всех стран и народов. Предотвратить мировой пожар можно было только совместными усилиями СССР, Англии, Франции и США, к чему настойчиво призывала Советская Республика. Однако предательский курс западной демократии на умиротворение Гитлера предполагал не борьбу с агрессором, а направление ее против Советской России.

Правда истории состоит в том, что в те годы немцы, итальянцы, англичане, французы, венгры и другие народы и их правительства стали фактически пособниками фашистов и тем самым покрыли себя позором. Англия, Франция и США в то время на весь мир кричали о «красной угрозе», о «большевистской заразе», стращали народы мировой коммунистической революцией. Сегодня вся эта демократия старается не вспоминать

о своем позоре, так как бездарная Политика ее руководителей была жестоко наказана.

Около двух лет гитлеровская Германия насиловала всю Европу, захватывая одну страну за другой, унижая и оскорбляя их национальное достоинство, превращая некогда свободные народы в рабов. А правители западной демократии раболепски ползали на коленях перед фюрером, вымаливая у него снисхождение. Только когда Германия захватила почти всю Европу, правительствам США и Англии не оставалось ничего иного, как признать допущенные ими преступления и стать на путь организации совместной с Советским Союзом борьбы с фашистской Германией, Италией и Японией.

Так было. Забыть сегодня такой предвоенный позор своей недальновидной политики и пытаться соблюсти «невинность» — значит потерять чувство, национального достоинства.

Антигитлеровская коалиция с точки зрения социально-классовых отношений была фактически аномалией. Противоречия между США и Англией, с одной стороны, и СССР — с другой, сохранялись с первого и до последнего дня войны.

Что касается руководителей антигитлеровской коалиции, то это были люди, разные по натуре, характеру, своим способностям, умению отстаивать и защищать интересы своего государства. Их роль в ту эпоху была не одинаковой. Но несмотря на все их различия, внутренние противоречия, каждого из них трудно переоценить.

Сталин, Рузвельт, Черчилль — великие государи. Каждый в отдельности — не человек, а глыба. Люди разной идеологии, они сумели создать мощную коалицию, которая разгромила фашизм — этакое полчище цивилизованных гуннов, и стали победителями во Второй мировой войне. Они управляли миллионными массами людей. Им верили народы всех стран, рукоплескал весь мир. Их имена навечно вписаны в историю гигантов мысли. Они бессмертны.

Российские патриархи Сергий и Алексий называли

Сталина богоданным вождем. Когда Сталин умер, в Русской православной церкви ему пропели вечную память. Почему это произошло в то самое безбожное время? Потому, что Церковь и народ знали, что никто из вождей так по-отечески не заботился о русском народе, о России, как Сталин. Он был верным сыном России и за нее отдал свой ум, талант, жизнь.

Рассказывают, что за несколько дней до ухода из жизни Сталин ближайшим своим соратникам сказал: «Пропадете вы без меня. Или передеретесь между собой, или с голоду помрете. Беда будет в России».

Глубоко через барьеры времени смотрел Иосиф Виссарионович, будто охватывал сталинским взглядом просторы великой России, которой он оставил после себя одного только золотого запаса 2050 тонн, а главное — сплоченную его волей и социалистической идеей единую семью многомиллионного народа.

<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Провокации против России. — М.: ОЛМА- ПРЕСС Образование. — 637 с.. 2003

Еще по теме Великие государи:

  1.    Патриарх и «Великий Государь»
  2. Глава 13. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ГОСУДАРЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ
  3. гллвл 8, из которой чистосердечный читатель усмотрит, что великое смирение о Духе Святом сочетается с великой независимостью
  4. ГЛАВА 6 ВЕЛИКИЕ ТАЙНЫ ВЕЛИКОГО ОКЕАНА
  5. § XXI. Результаты воспитания государей
  6. 5.7. Первый российский государь
  7. § XXXVIII. О добродетелях государей
  8. § XXXIX. О воспитании государей
  9. «Государев разряд» 1556 г.
  10. Родословные правила «Государев родословец»
  11. § IX. Преимущества, обеспечиваемые свободой государю
  12. § XXXVI. Подлинное величие государей
  13. § XXIV. Государь — подлинный преобразователь государства
  14. Акты Земских соборов об избрании государей на царство
  15. ГЕНЕЗИС ВЛАСТИ (АНАЛИЗ РАБОТЫ Н. МАКИАВЕЛЛИ «ГОСУДАРЬ»)
  16. Двор территориального государя и придворные должности
  17. Роль территориального государя в управлении. Тайный совет
  18. § XXIX. Государь должен знать желания своего народа
  19. § XXX. О представительных органах,связывающих государя и нацию