<<
>>

§ 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку

В XIX в. сформировалась марксистская доктрина, которая объявила своей главной целью установление нового строя, основанного на принципах подлинного демократизма, справедливости, освобождения людей от угнетения и порабощения.
В основе этого учения лежала теория классовой борьбы, которая должна завершиться победой пролетариата, уничтожением буржуазного государственного аппарата, упразднением частной собственности как источника эксплуатации н бесправия трудящихся масс. Движущей силон общественного развития объявлялись экономические факторы, производительные силы н производственные отношения, выступающие основными детерминантами всех "надстроечных элементов" — государства, права, политики, духовной культуры, нравственности. Марксистское учение, эта своего рода утопия "земного рая", который должен наступить в результате насильственной пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата, привлекло много сторонников и оказало огромное воздействие на весь ход исторического развития человечества. Такой успех марк-

224

Глава VIII. Человек и государство

спзма был легкообъясним, поскольку в середине XIX в. обозначились уязвимые места либеральных теорий, проявилась резкая поляризация общества, сложилась ситуация напряженности в нем. Следует сказать, что либеральная доктрина оказалась достаточно гибкой и динамичной; представители нового I либерализма вели попек приспособления его принципов к ус-| ловиям зрелого капиталистического строя, предлагая путь социальных реформ с целью преодоления резких неравенств, обеспечения достойного уровня жизни для каждого члена общества. Однако путь социального реформирования чрезвычайно сложен н длителен; идеи такого реформирования встречали противодействие и со стороны либеральных сил консервативного толка.

Поэтому теория, предложившая быстро и радикально изменить мир, обеспечить гармонию и счастье трудящихся, упала на благодатную почву и начала свое триумфальное шествие по всеми миру.

"Призрак коммунизма", который, по выражению основоположников марксизма, "бродил по Европе", стал обретать конкретные организационные очертания, программы и реализовываться в массовых революционных настроениях и действиях.

Марксистское учение более чем столетие подвергалось! глубокому анализу, критике, апологии. Для предмета данного исследования интерес представляет подход марксизма к взаимоотношениям человека и государства, к пониманию прав человека и, в конечном счете, его места в общественных процессах.

а) Исходным в марксистском учении является борьба классов, которая должна завершиться насильственным свержением буржуазного строя, установлением принципиально иного социального устройства, основанного на диктатуре пролетариата. Отсюда выдвижение насилия в качестве основного средства решения задачи пролетарского государства — как можно быстрее обеспечить "земной рай", свободу и счастье всем трудящимся. Идея насилия была недвусмысленно выражена К. Марксом: "Революция есть, несомненно, самая авторитарная вещь, какая только возможна. Революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части посредством ружей, штыков и пушек, т. с. средств чрезвычайно авторитарных. И если победившая партия не хочет потерять своих усн-

225

§ 2 Марксистская доктрина: от государства к человеку

лий, она должна удерживать свое господство посредством того страха, который внушает реакционерам ее оружие"'.

Политическая концепция диктатуры пролетариата определяет ее как власть, не ограниченную и не связанную никакими законами. "Научное понятие диктатуры, — подчеркивал В.И. Ленин, — означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно па насилие опирающуюся власть"2.

Такое представление о государстве выдвигает его в качестве главного фактора общественных преобразований методами насилия, беззакония, упразднения свободы. Человек становится средством достижения целей, стоящих перед государством; он должен быть всецело подчинен политической власти, не знающей над собой силы закона.

Новая политическая система поглощает личность, лишает ее свободы самоопределения, автономии, превращая в послушного исполнителя своей волн. Это — реализация системоцентристского похода в его крайнем выражении: государство — первично; человек — объект государственного воздействия; его поведение жестко регламентируется, направляется, контролируется государством. Энгельс отмечал, что "воля отдельных лиц должна подчиняться, а это означает, что вопросы будут разрешаться авторитарно'4. Ленин писал о том, что "обеспечение строжайшего единства воли достигается подчинением воли тысяч воле одного'"1.

б) Крайне своеобразно решаются марксизмом и вопросы демократии, явившейся завоеванием буржуазной революции и основанной на равенстве всех перед законом, определяющем равенство в нравах и свободах.

В трактовке марксизма демократия — явление сугубо классовое. Победивший пролетариат исключает участие в политическом процессе свергнутых эксплуататорских классов, лишает их всех прав и свобод. Идея универсальности прав и свобод, т. е. принадлежности их каждому члену общества от рождения, их неотъемлемости и неотчуждаемости, решительно отбрасывается как абсолютно неприемлемая в обществе, где власть может быть удержана только применением насилия ко всем,

гМаркс К., Эп/сльс Ф. Соч. Т. 18. С. 105. 2 Ленин В.И. Поли собр. соч. Т. 41. С. 383. 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч Т 18. С. 303. "Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 36. С. 200

226

Глава VIII. Человек и государство

I \

кто не является ее сторонником. "Чистую демократию" Ленин называл лживой фразой, являющейся основой для буржуазных спекуляций вокруг проблем демократии. "Либералу естественно говорить о "демократии" вообще. Марксист никогда не забудет поставить вопрос: "для какого класса?"1 Энгельс в 1884 г. в письме к А. Бебелю писал: "Во всяком случае во время кризиса и на другой день после пего нашим единственным противником явится вся реакционная масса, объединяющаяся вокруг чистой демократии, и этого, как я полагаю, ни в коем случае упускать из виду нельзя"2.

Насильственно исключая из политической жизни целые классы и слои населения, отнесенные к "чуждым элементам" (причем критерии такого исключения были весьма произвольны, расплывчаты, поскольку даже интеллигенция была включена в категорию "лишенцев"), Ленин объявил о возникновении нового всемирно-исторического тина демократии — "именно пролетарского демократизма, или диктатуры пролетариата"-' Отождествление понятий "демократия" и "диктатура" явнлос поистине "всемирно-историческим" открытием главного прак-| тичсского продолжателя марксизма.

Утопичность марксизма подтвердилась тем, что теория "пролетарской" демократии не была реализована ни в одной стране, не подкреплена практикой реального участия граждан в решении государственных дел. Пролетариат в России — первой стране победившей социалистической революции — был крайне малочисленным, и провозглашенная диктатура этого класса отнюдь не означала "демократии для большинства", а заложила основы власти партократам, большевистской элиты. Даже для "трудящихся" классов — рабочего класса и крестьянства — не были соблюдены принципы равенства. Конституция РСФСР 1918 г. давала явные преимущества рабочим: при выборах на Всероссийские съезды Советов в городах избирался 1 делегат от 25 тыс. избирателей, а в сельской местности—! делегат от 125 тыс.

В этом проявлялась патологическая боязнь большевиками парода, который в большинстве своем не принял и не мог поддержать новую власть.

' Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 37. С. 243. 1 Маркс К., Энгельс Ф, Соч. Т. 36. С. 218. '•Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 147.

§ 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку 227

в) Путь к раскрепощению личности и достижению всеобщей свободы марксизм видел в преодолении индивидуализма, в растворении личности в государстве, а индивидуальных интересов — в классовых. Ленин считал величайшей заслугой Маркса и Энгельса то, что место и роль человека в обществе, его права и обязанности, чувства, помыслы, действия, бесконечно разнообразные н,-казалось бы, не поддающиеся никакой систематизации, в пределах конкретно-исторического общества были ими обобщены и сведены к действиям групп личностей, классов, борьба которых определяет развитие общества'. Сведение разнообразных индивидуальностей, их чувств и помыслов к классовым интересам — это одно из важных звеньев марксистского учения, которое определяется стремлением сделать человека "родовым существом", нивелируя его своеобразие и неповторимость. Отсюда резкая критика гражданского общества, в котором человек "действует как частное лицо, рассматривает других людей как средство, низводит себя самого до роли средства и становится игрушкой чуждых сил"-.

К. Маркс в поздравлении А. Линкольну по случаю его переизбрания высоко оценил вклад американцев в развитие прав человека, отметив, что ими "была провозглашена первая декларация прав человека н был дан первый толчок европейской революции XVIII века..."!. Такая оценка сочеталась у него с решительным неприятием "раздвоения" индивида на человека и гражданина. По его мнению, член гражданского общества, обладающий естественными и неотъемлемыми правами, существующими вне государства и стоящими выше государственной власти, превращается в ограниченного, замкнутого в себе индивида. Развитие индивидуализма и автономии личности, рассматриваемое либеральными доктринами как движущая сила общества, Маркс считал принижением роли человека как общественного существа в его непосредственной связи с государством, где человек должен выступать как "родовое существо". Однако "родовая жизнь" в буржуазном обществе, т. е. сфера взаимодействия человека и государства, является лишь внешней рамкой, ограничителем самостоятельности человека. С точки

1 См. Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 1 С. 430. 1 Маркс К., ЭшсльсФ. Соч. Т. 1 С 390-391. 1 Маркс К., Эшелъс Ф. Соч. Т. 16. С. 17.

228

Глава VIII. Человек и государство

зрения марксизма такой подход неприемлем, поскольку личная свобода человека, его сущностпые человеческие интересы и пристрастия, его самостоятельность и автономия, которые выражены в естественных правах, способны сформулировать лишь "эгоистичного человека" и препятствуют установлению подлинной свободы, исходящей из объединенной деятельности людей. "Человек отнюдь не рассматривается в этих правах как "родовое существо". Поэтому "государственно-гражданская жизнь, политическая общность, низводится деятелями политической эмансипации даже до роли простого средства для сохранения этих так называемых прав человека; что таким образом сйоусп объявляется слугой эгоистического Ьоттс, а сфера, в которой человек выступает как общественное существо, ставится ниже той сферы, в которой он выступает как частное существо; что, наконец, не как сЛоусп, а человек как Ьоиг$ео15 считается собственно человеком н настоящим человеком"'.

Критика Марксом "так называемых прав человека", существующих в гражданском обществе, ставила целью подвести теоретическую основу иод "обобществление" человека, сто слияние с государством н различными общественными объединениями. Нельзя не сказать, что издержки абсолютного индивидуализма были оценены К. Марксом весьма проницательно, однако в противовес ему он предлагал абсолютный коллективизм, растворение человека в общности, нивелирование сто индивидуальности н даже отрицание элементарных человеческих устремлений к благополучию, безопасности, осуществлению своих личных интересов.

Такая теория была реализована в странах, вступивших на путь социализма, главным лозунгом которого было полное подчинение личных интересов общественным. Условием полной "человеческой эмансипации" К. Маркс считал преодоление индивидуализма'и утверждение принципа коллективизма, общности. "Лишь тогда, когда действительный индивидуальный человек воспримет в себя абстрактного гражданина государства и, в качестве индивидуального человека, в своей эмпирической жизни, в своем индивидуальном труде, в своих ииднви-

' Маркс К., Эшельс Ф. Соч. Т. 1. С. 402.

229

§ 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку

дуальных отношениях станет родовым существом', лишь тогда, когда человек познает и организует свои "собственные силы" как общественные силы и потому не станет больше отделять от себя общественную силу в виде политической силы, — лишь тогда свершится человеческая эмансипация"1.

Реализация этих установок при социалистическом строе привела к поглощению гражданского общества государством, а человек, которому навязывались стандартизированные принципы н ценности, поглощался коллективом, утратив право на самобытность и автономию. П.И. Новгородцев отметил, что такая конструкция "была законченной и замкнутой системой абсолютного коллективизма", которая видела "весь смысл жизни человеческой — в практике общественных отношений"2.

Рассмотрение человека как совокупности всех общественных отношений'1 — одна из важных позиций марксизма. Р1е-сомиенно, социальные отношения, среда, условия бытия оказывают огромное воздействие па формирование личности. Однако в одних и тех же социальных условиях появляются бесконечно многообразные индивидуальности, поскольку в любом человеке неизменно присутствует и социально-типичное, и индивидуально-своеобразное. И есть области жизни человека, которые он не может и не должен подчинять какому-либо коллективу — обществу, классу, социальной группе, поскольку это ведет к подавлению его своеобразия и личных особенностей. Н. Бердяев отмечает, что тенденция марксизма к отчуждению человека в коллектив "создает ложную тоталитарную религию, религию авторитарного коллективизма'"1. Последний всегда связан с известным насилием над личностью, поскольку он стремится сделать всех людей однородными и тождественными, обеспечить слияние личных интересов с общественными. Однако, признавая значимость служения обществу, человек не может не ценить свою самостоятельность, автономию для того, чтобы чувствовать себя свободным.

1 Мщжс К., Эшелъс Ф. Соч. Т. 1. С. 406.

* Пов/о/юдцев П.И. Об общественном идеале. С. 214.

1 См.: Ма/кс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 3.

4 Бердяев II. Судьба России. С. 297.

230

Глава VIII. Человек и государство

Марксизм стремится к революционному преобразованию человека, полной перестройке его психологии, преодолению своей природы, при котором общественное начало становится внутренним законом быгия человека, а государство в конечном счете — ненужным.

Враждебность к буржуазному государству выливается в неприятие правового государства. Между тем в тот период, когда Маркс обвинял государство в невозможности преодолеть личный произвол, уже появились труды, в которых доказывалось, что теория правового государства не только не исключает, но и требует устранения социальной несправедливости, борьбы с эгоизмом сильных, защиты слабых и обездоленных (Л. Штейн); обосновывалась прямая связь ограничения индивидуализма с идеен правового государства (Ф. Лассаль).

Еще более последовательно эти идеи были развиты нсоли-берализмом в связи с пониманием необходимости социально реформировать общество для преодоления крайнего индивидуализма, и "выравнивания" неравенств. Марксизм отвергал эти пути, а его классовая теория с утопией грядущего безгосударственного состояния была антитезой правового государства. Он отдал предпочтение и утопическим построениям, направленным на изменение человеческой природы на основе принятия приоритета классовых интересов, подчинения личности общественным, т. е. классовым, целям. Согласно марксистскому учению, преобразование человека определяется решающим влиянием социальной среды, а не внутренними духовными факторами, психологией и сознанием человека. Сегодня предельно ясно, что марксистский "пролетариат" — продукт мифотворчества. Однако для марксизма важна была ориентация личности на класс-гегемон, который якобы был единственным носителем истины, связанной с радикальным преобразованием общества и ведущей к "земному раю".

г) Одним из краеугольных камней гражданского общества, согласно либеральной доктрине, является частная собственность, выступающая как священное и неприкосновенное право человека. Для марксистского учения частная собственность — основное зло, подлежащее немедленному уничтожению после победы пролетарской революции. "Демократия, — писал Ф. Эн-

231

§ 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку

гсльс, — была бы совершенно бесполезна для пролетариата, если сю не воспользоваться немедленно, как средством для проведения широких мероприятии, непосредственно посягающих па частную собственность н обеспечивающих существование пролетариата"1.

Социалистические преобразования начинаются с отмены частной собственности, с обобществления и централизации производства2.

Маркс и Энгельс, анализируя современное им буржуазное общество, пришли к выводу, что капитализм исчерпал своп возможности, что частная форма производства и обмена является источником эксплуатации и поэтому должна быть заменена новыми формами производственных отношений, в основе которых лежит государственная собственность, исключающая эксплуатацию и создающая условия для утверждения свободы п равенства победившего класса. Трудно понять это противоречие марксизма: если главное и определяющее — производственные отношения, развивающиеся объективно, то зачем нужна насильственная революция для преобразования таких отношении? Ведь их преобразование Должно происходить без актов насилия, без "экспроприации экспроприаторов". Однако в "Капитале" сформулирована неожиданная мысль, что "само насилие есть экономическая потенция"3. И главным орудием уничтожения капиталистической и создания новой социалистической собственности является пролетарское государство.

Поскольку объективный процесс преобразования экономических отношений никак не подтверждался реальностью, после победы революции Ленин выдвигает тезис о приоритете политики (т. с. надстроечной категории) над экономикой. И хотя такое утверждение явно противоречит всему духу марксовой теории, В.И. Ленин очень легко "устранил" подобное противоречие. "Политика, — писал он, — не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма'4. А поскольку государство является одним из

1 Маркс К., Эшсльс Ф. Соч. Т. 4. С. 332.

2 См.: Маркс К., Эшсльс Ф. Соч. Т. 18. С. 57. ' Маркс К., Эшсльс Ф. Соч. Т. 23. С. 761. 4 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 42. С. 278.

232 Глава VIII. Человек и государство

основных, коренных вопросов политики, "фокусом всех политических вопросов"1, оно и было использовано для разрушения экономических связей гражданского общества, лишения всех его членов частной собственности (в любых размерах), насильственного привязывания человека к тем новым п хаотичным формам экономики, которые возникали в переходный от капитализма к социализму период. В условиях "индустриализации всей страны" сложился единый комплекс государственной собственности, а колхозно-кооперативная собственность рассматривалась как нечто второсортное, отстающее от принципов нового общества п в конечном счете подлежащее слиянию с государственной.

Утверждение государственной собственности и жесткого руководства ею со стороны властных структур привели к разрушению гражданского общества, устранению свободных форм производства и обмена, исключению свободы выбора индивидом сферы и характера своей деятельности. Ликвидация экономической свободы неизбежно обеднила и духовный выбор человека. Сильное тоталитарное государство, сосредоточившее в своих руках плановое регулирование экономики, так же жестко стало регламентировать поведение человека, направляло его вкусы, пристрастия, интересы, потребности, решительно пресекая все, что не вписывалось в представления партийно-государственной элиты о "новом человеке". Только в условиях полного огосударствления общества, лишавшего человека свободного самоопределения п выбора, молено было превратить его в "винтик" государственной машины, призванный выполнять ее приказы и команды. У марксистской теории преобразования всех видов собственности в государственную был огромный испытательный полигон, который включал не только Советский Союз, но и немало других стран, вступивших на путь социалистических преобразовании. Исторический опыт убедительно показал всю утопичность надежд на создание свободного общества путем уничтожения частной собственности, ликвидации рыночных отношений, поглощения государством граж-

1 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 39. С. 80.

233

§ 2. Марксистская доктрина' ог государства к человеку

данского общества, в котором господствует "частный эгоистический интерес", подчинения индивидуальных интересов государственным, формирования "родового человека". Многообразие форм жизни, индивидуальность человека, его естественные и неискоренимые потребности в сохранении неприкосновенности сферы личной жизни, заботы о нуждах и интересах своих и своей семьи невозможно втиснуть в жест-1 кую схему марксистских представлений о том, что благо людей в государстве, подчиняющем себе все — от собственности до этических и эстетических стандартов поведения. В таком контексте права человека и гражданина сводятся к нулю, поскольку отсутствует главное — свобода выбора деятельности, свобода мнений, убеждений, совести. Стандартизация жизни, навязывание людям "единственно верного учения", враждебность к инакомыслию, к гуманистическим ценностям, выработанным мировой цивилизацией, восхваление нового строя как высшей формы общественного развития, запрет для индивида на любые виды собственности, кроме так называемой личной, деформировали не одно поколение людей, а в результате не создали ни гармоничного общества, ни нравственного человека, ни элементарного благосостояния всех людей, без которого невозможна их достойная жизнь.

Нельзя при этом пс учитывать, что марксизм руководствовался благородными целями — создания общества, где не будет нищеты и неравенства, где "свободное развитие каждого является условием свободного развития всех"', а люди станут "господами самих себя — свободными"2. Однако средства достижения этих целей были ошибочными, принесшими огромные беды миллионам людей. К тому же не были учтены способности буржуазного государства в условиях наступления кризисных явлений корректировать свою деятельность, использовать самые разнообразные средства достижения общественных компромиссов, повышать материальное благосостояние своих граждан.

1 Маркс К., Эн/елъс Ф. Соч. Т. А. С. 78. * Маркс К., Эшслъс Ф. Соч. Т. 19. С. 230.

234

Глава IX. Права чслопска, политика, мораль

<< | >>
Источник: Е. А. Лукашева. Права человека. Учебник для вузов — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М). — 573 с.. 2001

Еще по теме § 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку:

  1. § 1. Либеральная доктрина: от человека к государству
  2. Марксистская концепция человека
  3. Марксистская концепция человека
  4. БИБЛЕИСКИЕ ИСТОКИ ФИЛОСОФИИ ПРАВА И ДОКТРИНА ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА
  5. 7. Человек, государство и право
  6. 76. ЧЕЛОВЕК, ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО
  7. Глава VIII Человек и государство
  8. Глава VI Права человека и правовое государство
  9. Раздел первый Права человека, государство, общество
  10. Глава VII Права человека и социальное государство
  11. § 2. Права человека и формирование правового государства в России
  12. МАРКСИСТСКОЕ ПОНИМАНИЕ СВОБОДЫ
  13. Государство и право - главные новообразования природы человека
  14. 30.2. Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина
  15. Глава XVI Региональное сотрудничество государств в области прав человека
  16. Марксистская историография
  17. 2.1. Марксистская концепция культуры
  18. Марксистская философия.
  19. Марксистская конфликтология